ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Фрост подумал, что даже при всем желании голому человеку негде спрятать ключ, и улыбнулся. Теперь ему оставалось только захватить девушку и пробиться к машинам. А там уж дать газу, и все будет в порядке. Девчонку можно оставить в безопасном месте, а потом вернуться и поискать О’Хару. Черт уже с ним, с микробиологом.
Внезапно капитан напрягся. В дальнем конце прогалины, которая оказалась значительно большей, чем на первый взгляд, вдруг появился огонек факела. Потом еще один и еще…
— Сигнальные огни, — прошептал Фрост. — Не иначе — для самолета.
Калли резко взмахнул мечом, пение смолкло, и теперь капитан ясно мог слышать рокот авиационного двигателя. Доктор начал вдохновенно вещать о преклонении перед Сатаной, о кровавых жертвах, пороке и тому подобном. Фанатики внимательно слушали, боясь проронить хоть слово и лишь подрагивая от возбуждения.
— Бред собачий, — буркнул Фрост с гримасой отвращения и вновь посмотрел на дальний конец поляны.
Оттуда к костру приближалась колонна черных фигур, каждая из них несла в руке брызжущий огнем факел. Впрочем, присмотревшись, капитан заметил, что двое в самом центре колонны факелов не имели — их руки были связаны за спиной. В одном из этих людей — по характерной шаркающей походке — Фрост сразу узнал О’Хару.
Пальцы капитана сжались на рукоятке браунинга. Он чувствовал, что среди этих фигур находится и Мартин.
На горизонте мелькнули посадочные огни самолета, машина снижалась. Фрост понял, что, когда самолет приземлится, Калли немедленно убьет жертву, чтобы удовлетворить своих сатанистов и отвлечь их внимание. Впрочем, одурманенные наркотиками, они и так вряд ли что-то заметят, кроме окровавленного тела несчастной девственницы.
— Поклонники дьявола, — прошептал Фрост, — ублюдки вонючие.
Его слегка позабавила мысль о том, что вот он — один из тех, кого называют “плохими парнями”, наемник, работающий за деньги, — будет сейчас сражаться в одиночку против исчадия ада — доктора Калли и его сектантов, против КГБ, за жизнь неизвестной ему девчонки, которая, вдобавок, не вызывала у него никакой симпатии, а также за жизнь ученого-микробиолога, который готовил бактериологическую войну против Советского Союза.
Капитан подумал, что в этом нет никакого смысла. И если бы не О’Хара, он охотно послал бы все к черту.
Раздумывая об этом, капитан продолжал следить за приближающейся процессией, за огнями самолета и за размахивающим мечом “проповедником”, который стоял над своей будущей жертвой.
Если бы кто-то раньше сказал Фросту, что он станет свидетелем такой сцены, капитан рассмеялся бы ему в лицо. Но сейчас у него не было оснований не доверять своему глазу.
Внезапно фигура в черном, в которой Фрост распознал О’Хару, резко крутнулась, сшибла с ног ближайшего сатаниста и бросилась в лес. За ней спешил второй человек со связанными за спиной руками. Видимо, это был доктор Шелл, ученый.
— Ну, даешь, Майк, — восхитился капитан и со всех
ног побежал к алтарю, держа браунинг в правой руке. — Калли! — завопил он. — Держись, засранец. Сейчас я тебя…
Слуга дьявола обернулся. По его лицу стекал пот, а с лезвия меча капала кровь ягненка. Фрост на бегу вскинул пистолет и дважды нажал на спуск. Пули буквально смахнули голову “черного священника” с плеч.
Капитан одним прыжком вскочил на камень, выстрелил в лежавшую там обнаженную женщину, левой рукой схватил несостоявшуюся жертву и поволок ее за собой к лесу, стреляя на ходу. Тела сатанистов падали ему под ноги, корчась в агонии.
Добежав до первых деревьев, Фрост толкнул девушку за ствол толстой сосны, сунул браунинг за пояс, сорвал с себя балахон и схватил “Узи”. Голые поклонники дьявола с воплями неслись на него, размахивая мечами и факелами. Капитан криво улыбнулся и нажал на спуск.
Он стрелял до тех пор, пока не закончился магазин, с удовлетворением наблюдая, как умирают садисты, для которых чужая жизнь ничего не значит. Ну пусть теперь узнают, что такое настоящая смерть. Спасенная “жертва” истерично визжала за спиной капитана.
Быстро сменив магазин, Фрост вновь схватил девчонку за руку и потащил в лес, туда, куда перед этим бросились О’Хара и микробиолог. Таким образом они удалялись от небольшого двухмоторного самолета, который приземлился на краю поляны.
Фрост слышал рев двигателей и понял, что машина разворачивается, готовясь к взлету. Внезапно рядом послышались автоматные очереди — это стреляли парни в черном, которые преследовали О’Хару.
Капитан остановился, поднял “Узи”, прицелился на звук и выпустил несколько пуль. Послышался короткий вскрик, и автомат противника умолк. Фрост снова побежал.
— Майк! Майк! — орал он во всю силу легких.
За ним ломились сквозь деревья оставшиеся в живых сатанисты, яростно воя и потрясая мечами. Фрост, не снижая темпа, тащил за собой визжащую от ужаса девчонку. Он должен был срочно найти О’Хару.
Наконец он увидел фигуру своего друга. В этот момент бежавший за тем доктор Шелл споткнулся и упал, агент ФБР тоже остановился, не желая бросать товарища. А прямо на них несся высокий парень в черном балахоне, факелом в левой руке и пистолетом в правой. О’Хара Повернулся лицом к врагу, его руки по-прежнему были за спиной, видимо, скованные наручниками или крепко связанные.
Фрост на бегу выпустил запястье девушки, шлепнулся на колени и вскинул “Узи”.
— Майк! Падай! — завопил он.
О’Хара бросился на землю, Фрост нажал на спуск, прогремела очередь, и мужчина с пистолетом свалился буквально в шаге от ирландца. Капитан вскочил на ноги и побежал к другу, снова схватив за руку перепуганную девушку. О’Хара бросился ему навстречу.
— Развяжи меня! — крикнул он.
— Что бы ты без меня делал? — спросил капитан, доставая нож.
Одним движением он перерезал веревки на запястьях ирландца и протянул ему “Магнум”.
— На-ка, возьми. Надеюсь, ты еще не разучился им пользоваться?
— Ты чертовски предусмотрительный парень, Хэнк, — с радостью прокричал О’Хара, схватил револьвер и тут же выстрелил.
У Фроста зазвенело в ушах.
— Предусмотрительный, но беспечный, — сказал агент ФБР.
Капитан обернулся. В метре от него извивался в агонии голый сатанист с мечом в руках.
— Спасибо, — сказал Фрост. — Среди тех парней был…
— Кто? Василий Войченко? Он там, не волнуйся. О, черт!
Фрост взглянул туда же, куда смотрел О’Хара. Две фигуры в черном бежали к самолету, который выруливал на взлетную позицию.
— Присмотри за девчонкой, — сказал капитан и бросил под ноги О’Хары свой вещмешок. — Там патроны. Пожелай мне удачи.
Он тоже бросился бежать к самолету.
Внезапно Фрост вспомнил об электронном сигнализаторе, который лежал у него в кармане. Он на ходу достал его, повернул переключатель, нажал на кнопку и снова сунул в карман.
Самолет находился в ста ярдах слева от него, готовый к взлету. Капитан на бегу открыл огонь из “Узи”; двое в черном отвечали ему одиночными выстрелами.
— Мартин! — закричал Фрост. — Все равно не уйдешь!
Патроны закончились, и Фрост отпустил автомат, который повис на ремне. Из-за пояса капитан выдернул браунинг, в котором осталась уже только половина обоймы, как он прикинул.
Один из тех, кого он преследовал, был уже возле самолета. Фрост упал на колени и вытянул вперед обе руки, сжимая в них пистолет. Он быстро дал несколько выстрелов, на пятом браунинг сухо щелкнул — в обойме оказалось меньше зарядов, чем капитан рассчитывал. Но мужчина в черном упал и не шевелился.
Фрост вскочил на ноги, сунул пистолет за пояс, вставил новый магазин в “Узи” и опять побежал. Он знал, что оставшийся мужчина — это Мартин, просто чувствовал это всеми фибрами.
— Мартин! Стой, сука!
Самолет медленно катил по поляне, фигура в черном запрыгнула на крыло и побежала к пассажирской двери. Фрост дал очередь, пули забарабанили по корпусу машины, дырявя фюзеляж. Самолет набирал скорость, Мартин судорожно дергал ручку двери.
Фрост был уже рядом, он отпустил рукоятку автомата, сильно оттолкнулся и прыгнул, хватая за ноги мужчину в черном. Тот повернул голову, поднятый пропеллерами ветер сорвал капюшон с его головы.
— Мартин! Я знал, что это ты! — торжествующе завопил капитан.
А тот уже тянулся рукой к его горлу…
Неимоверным усилием Фрост сумел подняться на ноги, и некоторое время они занимались боксом, обмениваясь быстрыми, но не очень сильными ударами, одновременно стараясь удержать равновесие и не свалиться с крыла. Это было нелегко.
Их лица и кулаки были покрыты кровью, оба мужчины тяжело и хрипло дышали. Собрав последние силы, Фрост нанес короткий точный удар в подбородок противника, тот взмахнул руками, лишился баланса и поехал… поехал… поехал по крылу…
— А-а! — дико завопил Мартин.
И тут же Фроста буквально окатило кровью, кусочки мяса и костей осыпали его с головы до ног — Мартин попал под лопасти пропеллера, который уже крутился вовсю. Теперь для агента КГБ уже не было спасения.
Самолет начал подниматься в воздух. Фрост схватил висевший на его боку “Узи” и нажал на спуск. Пули раскрошили стекло в двери и вонзились в тело пилота, который сидел у руля. Тот повалился на панель лицом вниз.
Капитан оттолкнулся и спрыгнул с крыла на землю, тоже едва не угодив под пропеллер. Самолет чуть оторвался от земли, а потом зарылся носом, ткнулся в землю, протащился еще немного, взрывая траву, и наткнулся на деревья. Через три секунды раздался взрыв…
Фрост стоял в отдалении и смотрел на пылающую машину. Сколько он уже видел таких за время службы во Вьетнаме и потом, когда выполнял различные задания в Латинской Америке, в Африке, на Ближнем Востоке.
С удивлением капитан понял, что на сей раз вышел из боя совершенно невредимым — на нем не было ни царапины, не считая следов от кулаков Мартина.
Зарево от горящего самолета освещало окрестности, и Фрост увидел фигуру в черном, которая направлялась к нему. Он машинально схватился за оружие, но тут же расслабился, узнав револьвер, который человек держал в руке. О’Хара откинул с головы капюшон балахона.
Он остановился рядом с капитаном и переложил “Магнум” в левую руку. В этот момент послышался рев вертолетных двигателей и железные стрекозы закружились над поляной. Это прибывали силы ЦРУ и ФБР под руководством Костигана и Камминса.
— Спасибо, Хэнк, — сказал О’Хара, протягивая правую руку. — Ты действительно сегодня спас мою старую задницу. Фрост пожал его ладонь.
— Смотри, чтобы я не начал об этом жалеть, Майк.
Капитан слегка дрожащей рукой достал пачку сигарет и старенькую “Зиппо”. Закурил. Выпустил дым в ночное небо.
Что ж, дело сделано. О’Хара жив. Мартин и Калли на том свете. Кстати, а где же доктор Шелл? А, черт с ним…
А дома — у них дома — ждет Бесс. Она ждет его, Хэнка Фроста.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...