ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Аминь! Аллилуйя! — раздавались громкие крики. На этом программа закончилась, началась реклама.
О’Хара со вздохом облегчения выключил телевизор.
Фрост заметил, что держит в руке чашку с кофе, но напиток уже остыл, а он к нему так и не притронулся. Бесс тоже увидела это и забрала у него чашку, при этом ее рука дрогнула, и кофе пролился на блюдце.
— Такие люди меня пугают, — сказала она. — Вроде бы все в порядке, он призывает бороться со злом, но в том, как он это говорит, есть что-то страшное.
— Да, — кивнул Фрост. — Смысл его речи сводится к одному: идите за мной, ребята, делайте, как я говорю, и ваши мозги вам не будут нужны.
— По-моему, священнослужитель не имеет права говорить такие вещи, — добавил О’Хара.
— Вот так же он выражался, когда я брала у него интервью, — сказала Бесс. — Цитаты из Библии, крайний радикализм в религиозных вопросах, проповедь насилия именем Божьим. Замечательный набор.
— Но тем не менее он очень популярен, — мрачно произнес О’Хара.
— Послушайте, — сказала Мэри Боулс, — если кто и должен расстроиться после этих слов, так это я. Я уверена, что профессор Уэллс был лучшим христианином, чем доктор Калли может стать за тысячу лет. Но Калли назвал его слугой дьявола. Это ужасное чувство. Нельзя позволять таким людям, как Калли, вещать с экрана все, что ему захочется.
— А теперь я тебе кое-что скажу, Мэри, — О’Хара сначала опустил голову, но потом поднял ее, взглянул прямо в глаза девушке. — Если бы я был одним из сатанистов, что бы я сделал в первую очередь? Да, конечно же, отправил бы доктора к праотцам. Ведь к чему он призывает: убей всякого, кого подозреваешь в общении с дьяволом или ведьмами. Он утверждает, что Бог дает людям такое право, и мы должны его использовать.
— Это уже было раньше, — сказал Фрост, прикуривая сигарету. — И называлось оно — инквизиция. — Он глубоко затянулся и выпустил дым. Иногда в душе капитан радовался тому, что его не сделали верующим. Порой атеистам проще жить на этом свете.
Глава четырнадцатая
В течение следующих трех дней Фрост главным образом занимался тем, что спал на кушетке в библиотеке. В другой комнате Мэри Боулс и Бесс разбирали архив профессора Уэллса — его заметки, наброски статей и письма. Они во что бы то ни стало хотели выяснить, что имел в виду профессор, когда говорил о террористической группировке, и какова была подлинная сущность сатанинских обрядов.
Когда Фрост просыпался, он первым делом спешил убедиться, что браунинг находится у него под рукой, а потом шел посмотреть, все ли в порядке с женщинами. О’Хара — как и обещал — выставил вокруг дома свои посты, но капитан считал, что береженого Бог бережет и лучше быть готовым на случай, если бы кто-то вдруг все же проник в квартиру. А в том, что сатанисты попытаются рано или поздно это сделать, Фрост не сомневался.
На третий день, около двух часов, капитан — чувствуя себя уже практически здоровым после курса лечения сильными антибиотиками — вышел из дома. На улице было прохладно, и Фрост прихватил с собой спортивную куртку, которая заодно скрывала и кобуру с пистолетом.
Он немного походил по округе, нюхая цветы и слушая шелест листьев на деревьях, глядя на бегущие по небу облака и солнечный диск, который то появлялся, то снова исчезал.
Внезапно за его спиной раздался сигнал клаксона. Капитан обернулся. К дому подкатила машина, в которой он распознал “автомобиль только для служебного пользования”, который служил средством передвижения агенту ФБР Майку О’Харе. Ирландец вылез, захлопнул дверцу, махнул Фросту рукой и направился к нему, приветливо улыбаясь. Капитан улыбнулся в ответ и поспешил навстречу другу. Он был очень рад его видеть.
— Ну, привет, — сказал О’Хара, когда они встретились пожали руки. — Ты веришь в поговорку: отсутствие новостей — это уже хорошие новости?
— Частично, — ответил капитан.
— Тогда у меня нет для тебя хороших новостей.
— Что насчет доктора Калли?
— Он заявил, что ему постоянно угрожают и сатанисты и многие представители других культов, но никто пока не прибегал к насилию. Он сказал, что не боится этих вероотступников, но, чтобы успокоить меня, готов усилить свою охрану.
— Личную?
— Ну да.
— А что она из себя представляет? — Не дожидаясь ответа, Фрост закурил сигарету и предложил: — Пойдем, прогуляемся немного.
— Но только так, чтобы не отходить от дома.
— Естественно, — усмехнулся капитан. — Итак, кто там охраняет нашего проповедника?
— Довольно большое количество крутых парней с автоматами, причем все это на законных основаниях. А сторожевые псы там такие, что я десять минут не решался выйти из машины. Он не бедняк, наш доктор. Я не спрашивал, сколько стоит вилла, где он живет, и земля вокруг, — я выяснил это перед визитом туда.
Так вот, владение принадлежит религиозной общине, которую док возглавляет. Дохода оно не приносит, служит исключительно для удовлетворения духовных потребностей верующих. А стоит это удовольствие полтора миллиона зеленых.
Кстати, я показал Калли фоторобот, который мы составили по Мартину. Он сказал, что никогда не встречал этого человека. Ну, и об остальном мне не удалось ничего узнать. Это какой-то тупик. Как же нам ухватить за хвост этих треклятых сатанистов?
Да, вспомнил — все-таки есть одна неприятная новость. Не знаю, как такое могло произойти, но в лаборатории потеряли пулю, вытащенную из головы Бланш Карриган, и Результат баллистической экспертизы. В общем, и здесь мы в пролете. Но почему это случилось именно с нашим материалом? Сколько себя помню, эксперты никогда не теряли Документы по уголовным делам. Ты улавливаешь, о чем я говорю?
— Да, — кивнул Фрост. — Когда Мартин убил моего командира во Вьетнаме, там тоже все как будто воды в рот набрали и ни черта не смогли на него раскопать.
— Возможно, — задумчиво произнес О’Хара, — возможно… Ну, а в завершение могу сообщить, что меня временно освободили от участия в расследовании и перебросили на новое дело.
— Вот как? — спросил Фрост, швыряя сигарету на землю. — Очень весело. Кто же до этого додумался?
— Не горячись, тут все правильно. Все равно я пока болтаюсь без толку и зря трачу время, а тут появилось кое-что горяченькое. Похищен профессор Рональд Паульсон, выдающийся специалист в области сельского хозяйства. Он выполнял какую-то работу по заданию правительства и был так засекречен, что мне даже не сообщили, что он там такое исследовал и почему вдруг понадобился русским. Но самое интересное — за последние полтора года исчезли еще трое ученых, все они работали в той же области. По данным разведки, через некоторое время они неизменно всплывали в Советском Союзе в различных тайных лабораториях, но правительство не имеет прямых доказательств и не может вмешаться. Так что извини, Хэнк, но мне придется поработать над этим делом. Шеф сказал, что это гораздо важнее психов-сатанистов, да к тому же наверху еще не решили, может ли вообще ФБР заниматься этой проблемой. В любой момент меня и так могут снять, если какой-нибудь адвокатишка подаст протест.
— Значит, вы все перекладываете на плечи местной полиции?
— Да, но ты не волнуйся. Тут работают хорошие ребята, а если вдруг что-то начнет раскручиваться, клянусь — я брошу все и снова встану рядом с тобой.
— Вот этого-то я и боюсь, — заметил Фрост, прикуривая новую сигарету и выпуская дым через ноздри.
— Ну, ты и заноза, — вздохнул О’Хара. — Короче, я подумал, что лучше будет мне сказать тебе об этом лично, чем звонить по телефону.
— Спасибо.
— Ну, передавай привет Бесс и Мэри. Мне пора ехать.
— Я провожу тебя к машине.
Они медленно двинулись обратно. Фрост не переставал думать о том, существует ли связь между сатанистами и Мартином, убийцей его командира, и если да, то каким образом можно попытаться ее обнаружить.

— Ночь, как из романа ужасов, — сказал Фрост, кладя руку на плечо Бесс и прижимая женщину к себе.
Они стояли на балконе в квартире Мэри Боулс. На небе ярко светила луна, которую время от времени закрывали темные облака, гонимые резкими порывами ветра. Вокруг раздавались какие-то странные и таинственные звуки — потрескивание, шорохи, легкий свист.
Бесс передернула плечами.
— Пойдем в комнату, — сказала она.
— Хорошо. И выпьем по глоточку. Может, и Мэри присоединится к нам.
— Нет, она очень устала и пошла спать.
— Ну, понятно. Вы перевернули гору бумаг из архива профессора. Это был каторжный труд, — Фрост усмехнулся. — Я вам сочувствую.
— Конечно, — согласилась Бесс. — Палить из пистолета куда проще. Как ты себя чувствуешь?
Она повернулась к Фросту и обняла его обеими руками. Положила голову на плечо.
— Почти отлично, — ответил капитан. — Как будто заново родился. Марафон еще, пожалуй, не пробегу, но я уже в нормальной форме.
— Как ты думаешь, когда эти сатанисты придут сюда? Фрост пожал плечами и прикурил сигарету от своей старенькой “Зиппо”. Где-то рядом завывал ветер.
— Наверное, скоро. Это очень нетерпеливый народ, насколько я заметил. Правда, не исключено, что они могут просто махнуть на нас рукой и оставить в покое.
— Это бы тебя очень расстроило?
— Налей мне виски, — сказал капитан, не отвечая на вопрос. Он наклонился, поцеловал Бесс в губы и лишь потом произнес: — Они должны прийти. Только так мы сможем до них добраться и разогнать эту банду подлых Убийц.
— Но мы же не полицейские.
— А разве ты не хочешь достать того, кто убил Уэллса и Бланш Карриган?
— Но я не хочу, чтобы и меня убили в процессе этого доставания.
— Нас не убьют, обещаю, — улыбнулся Фрост. — Так как там насчет виски?
Выпив первый стаканчик и отхлебнув из второго, капитан посмотрел на свой “Ролекс”. Было уже несколько минут после полуночи.
— Ну что, пойдем спать? — спросил он.
— Нет, не могу. Я обещала Мэри просмотреть еще черновики последней книги профессора. Он не дописал ее, не успел, но это был главный труд его жизни, так он всегда говорил.
— Понятно, ты теперь в ответе перед его памятью, — кивнул Фрост. — Но тут ведь речь идет о вечности, и несколько минут ничего не изменят. Иди ко мне, займемся любовью.
— Уговорил, — улыбнулась Бесс, но тут же вновь стала серьезной и задумчиво посмотрела в свой бокал. — Фрост?
— Что?
— Скажи, когда мы с тобой в последний раз были в такой роскошной квартире? Мне так нравится эта деревянная лестница, которая ведет на второй этаж. Так романтично…
Капитан поднялся, подошел к ней, обнял и поцеловал в губы. Женщина прижалась к нему всем телом.
— Хорошо, — сказал Фрост. — Я отнесу тебя. Сейчас они сидели в библиотеке, а их спальня была на втором этаже.
Он подхватил ее на руки, отметив про себя, что на вид Бесс явно была легче. В кино джентльмены обычно делают такие вещи без труда, но у Фроста сразу заболела спина и плечи. Он двинулся к двери, вышел в коридор и остановился у подножия лестницы.
— Ты уверен, что справишься? — спросила Бесс.
— Попробую. Надеюсь, ты не забыла, как оказывать первую помощь, если вдруг со мной что-то случится?
Он еще раз поцеловал ее и ступил на первую ступеньку, которая слегка заскрипела.
До промежуточной лестничной площадки было двадцать четыре таких ступеньки. Фрост преодолел их и чуть задержался, чтобы перевести дыхание. Оставалось еще двенадцать.
— Может, хватит? — спросила Бесс. — Дальше я могу подняться сама.
— Ни в коем случае, не лишай меня такого блаженства.
Бесс протянула руку и нажала кнопку выключателя. Холл, оставшийся внизу, погрузился в темноту, только чуть отсвечивали лампы аквариума, в котором Мэри Боулс разводила тропических рыб. Фрост собрался с силами и двинулся дальше, взобрался наконец наверх и направился к двери спальни.
Бесс повернула ручку, дверь открылась, и капитан вошел в комнату. Он опустил свою драгоценную ношу на кровать и сам присел рядом, тяжело дыша и вытирая пот со лба.
— Стареешь, Фрост? — с улыбкой спросила женщина.
— С чего ты взяла? — прохрипел капитан, навалился на женщину и прижался губами к ее рту.
Его рука скользнула вниз по ее телу, нащупывая край платья…

Фрост открыл глаз.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...