ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

К этому времени рука Бесс совершенно зажила, а Фрост пришел в себя настолько, что каждое утро совершал трехмильные пробежки и думать забыл о боли в ноге. И вот однажды в их доме зазвонил недавно поставленный телефон.
Это было в четверг поздним вечером, они только что вернулись из кино, все еще находясь под впечатлением космических пришельцев и таранящих друг друга звездолетов. Бесс взяла трубку.
— Это тебя, — с улыбкой сказала она Фросту, обменявшись с кем-то парой слов.
— Слушаю, — произнес капитан.
— Ну привет, наемник-пенсионер с извращенным чувством юмора, — сказал знакомый голос.
— Майк? Рад тебя слышать. Как дела?
— Да ничего. Я тут подумал, что, может, попробую напроситься к вам на ужин и тогда мы бы смогли поговорить о моих делах. Да и о твоих тоже. Как считаешь, Бесс не будет возражать?
— Вряд ли. Когда ты появишься в городе?
— Завтра. С утра мне надо еще будет решить пару вопросов, а потом, видимо, заеду к вам. Пусть Бесс отнесется к этому серьезно и приготовит что-нибудь вкусное. Ей предстоит держать экзамен перед старым Майком О’Харой, самым суровым и непреклонным дегустатором в мире. А что она себе думала? Что я позволю моему другу жить с женщиной, не проверив ее кулинарные способности?
— Договорились, — со смехом ответил Фрост. — Тогда назначим на шесть часов, но если сможешь вырваться раньше — буду только рад. Нам есть о чем поговорить.
— Отлично. И не пытайтесь от меня спрятаться — я уже знаю ваш новый адрес.
— Ты всегда был быстрым парнем, Майк, — рассмеялся капитан. — Ладно, до встречи.
— О’кей. Поцелуй от меня Бесс. Ну, так, по-дружески, ты же знаешь.
— Обязательно, Майк. Мы будем тебя ждать.
— Ну, пока.
В трубке раздались гудки, Фрост еще несколько секунд смотрел на нее, а потом положил на место.
— Он придет к нам на ужин? — проницательно спросила Бесс.
— Да. И просил тебя поцеловать. По-дружески.
— Спасибо. Это хорошо, что по-дружески, потому что любви у меня сейчас и так хватает.
Она сбросила жакет на пол и всем телом прижалась к Фросту…
В эту ночь они наслаждались друг другом особенно долго. Бесс своими ласками просто сводила Фроста с ума, раз за разом подбрасывая его на вершину блаженства. И он сам тоже делал все, чтобы доставить удовольствие любимой женщине. Наконец они устали и расслабленно вытянулись на постели, нежно прижимаясь друг к другу.
— А Майк не сказал, зачем приезжает в Атланту? — спросила Бесс, когда ее дыхание восстановилось.
— Нет. Наверное, опять какое-нибудь суперсекретное задание.
— А не связано ли это…
— С нашими друзьями-сатанистами? Не знаю.
— Скажи, Фрост, ты же не зря настаивал, чтобы мы сюда вернулись. Ты ведь еще не считаешь это дело законченным?
В голосе женщины звучала тревога.
— Нет, не считаю, — тихо ответил капитан. — Ведь помнишь, у Калли на ту ночь оказалось железное алиби и полицейские даже близко не могли к нему подойти. А когда О’Хара все же получил ордер и обыскал виллу, он ничего там не нашел. Эти ребята уже успели замести следы. Что ж, мы не смогли прижать нашего проповедничка тогда, но, надеюсь, нам удастся это сделать в будущем. Ты лее знаешь, я привык всегда платить по счетам.
Бесс вздрогнула и перевела разговор на другую тему.
— А я надеюсь, что приезд О’Хары будет связан с чем-нибудь иным, например с похищением еще одного ученого. Фрост похлопал ее по плечу.
— Точно. Как же я забыл? Ведь в газетах была информация об исчезновении очередного специалиста по сельскому хозяйству. Конечно, О’Хара будет вести это дело. Да и честно говоря, я не думаю, что Майк горит особым желанием снова взяться за доктора Калли. Этот святоша даже ему не по зубам.
— Знаешь, — шепнула Бесс, — позавчера, когда ты был на стрельбище, я включила телевизор и он там опять выступал. Снова проклинал сатанистов, колдунов и ведьм, метал громы и молнии в маловеров. Как же можно быть таким лицемером?
— Не знаю. Иногда мне кажется, что если закон не в состоянии наказать этого извращенца, то я сам должен сделать это.
— Нет. Если ты убьешь его, то станешь таким же преступником и полиция будет охотиться за тобой. А мне уже надоело жить в напряжении и постоянном ожидании опасности. Сейчас я счастлива здесь с тобой и не хочу разрушать наш маленький рай.
Фрост прижал ее к себе и поцеловал в губы, рукой нежно провел по густым светлым волосам. Женщина гладила и ласкала его тело.
Через несколько минут Бесс уснула, положив голову на грудь Фроста. Капитан лежал неподвижно, глядя в потолок. Впервые за несколько недель он снова подумал о Лэсситере Калли, вспомнил страшный мрачный зал на его вилле, где их с Бесс чуть было не принесли в жертву дьяволу.
Следующей мыслью Фроста была мысль о Мартине. Он ясно помнил, как тот вошел в кабинет доктора. Мартин, убийца, человек, на след которого не удалось напасть ни тогда, во Вьетнаме, ни сейчас. Наверняка у него есть очень высокие покровители, если он имеет возможность действовать, словно невидимка, и беспрепятственно исчезать, оставляя кровавый след.
Фрост осторожно убрал голову Бесс на подушку и сел на постели. Он нащупал лежавшую на тумбочке пачку сигарет и зажигалку, закурил, глубоко затянулся. Потом еще паз щелкнул крышкой старенькой “Зиппо” и в слабом свете мерцающего огонька посмотрел на новый браунинг, который лежал тут же, на тумбочке — старый остался у сатанистов. Блеск вороненой стали вернул ему спокойствие и уверенность. У капитана появилось предчувствие, что скоро ему вновь предстоит нажать на спусковой крючок.
— Что ж, — пробормотал он себе под нос. — Посмотрим, как оно повернется на этот раз.
Глава девятнадцатая
Пробило уже шесть часов, потом семь, потом полвосьмого — О’Хара не приехал. В восемь тридцать Бесс еще раз подогрела отбивные и сделала новую порцию спагетти. Они с Фростом поели в молчании, терзаемые мрачными мыслями.
В девять сорок пять женщина не выдержала.
— Ну, сколько можно ждать? — спросила она. — Позвони в отделение ФБР. Может, с Майком что-то случилось. Фрост покачал головой.
— Не думаю, что это хорошая мысль. Ты же знаешь О’Хару — он вполне мог никому ничего не сообщить о своей миссии.
— Все равно надо проверить.
Капитан вздохнул и поднялся на ноги. Бесс понесла на кухню грязную посуду, а он подошел к телефону. Еще раз вздохнув, Фрост начал набирать номер дежурного по отделению ФБР в Атланте. И в этот момент раздался гудок домофона.
Капитан улыбнулся и крикнул:
— Ну, вот и Майк. У тебя там еще осталось мясо?
— Не волнуйся, — с облегчением ответила женщина. — Я приготовлю то, что ему понравится.
Из кухни послышался шум льющейся воды. Фрост нажал на кнопку, которая автоматически открывала дверь внизу, в подъезде, но тут вдруг в комнату вошла Бесс. На ее лице была тревога.
— Фрост, — сказала она напряженным голосом, — а что, если это не Майк?
Капитан, мысленно проклиная себя за беспечность, скрипнул зубами и бегом бросился в спальню, распахнул стенной шкаф и сорвал с вешалки “Узи”, который находился там с первого дня их пребывания в новой квартире. Фрост резко передернул затвор и поспешил обратно в комнату.
— Иди на кухню и сиди там, — приказал он Бесс. Женщина была явно напугана, но все же сподобилась на шутку:
— А что, если это просто рекламный агент с проспектами?
Фрост еще раз проверил свое оружие.
— Это меня не интересует. Я не верю коммивояжерам. В дверь постучали. Капитан медленно подошел и остановился сбоку, прижимаясь спиной к стене. Снова раздался стук.
— Кто там?
— Это Роджер Камминс, капитан Фрост. Специальный агент Федерального бюро расследований.
— Вы один?
— Нет, мы вдвоем. Этого человека вы не знаете, но он, как и я, работает на правительство США. Мы можем войти?
Фрост взял “Узи” в правую руку, левой открыл замок и отступил в сторону.
На пороге стояли Камминс и еще один мужчина. Они не сводили глаз с автомата, который капитан держал в руке. Тот улыбнулся.
— Не обращайте внимания, я как раз собирался почистить эту штуку, а тут вы постучали. Заходите, сейчас будет кофе.
— Спасибо, — сказал Камминс и двинулся в комнату. Второй мужчина — высокий, худощавый, с сединой на висках — последовал за ним.
— Это мистер Костиган, капитан. Он работает на…
— Центральное разведывательное управление, — перебил мужчина и достал из кармана пластиковую карточку. Фрост сразу узнал подпись и печать. Он протянул руку.
— Рад познакомиться, мистер Костиган. Вы работаете по контракту или в штате?
— Я кадровый сотрудник. Уже много лет, — без улыбки ответил Костиган. — Вы, кажется, что-то говорили насчет кофе?
Фрост обернулся — Бесс стояла в дверях кухни.
— Дорогая, — сказал капитан, — не угостишь ли ты кофе этих достойных джентльменов? Женщина улыбнулась и кивнула.
— Конечно, сейчас. Тем более, что они избавили нас от необходимости звонить по инстанциям.
— Куда звонить? — спросил Камминс.
— Что случилось с Майком О’Харой? — резко спросил Фрост.
— Так вот что вас интересует? — Камминс покачал головой. — Собственно, я пришел сюда, чтобы задать вам этот же вопрос.
Капитан услышал, как в кухне Бесс уронила тарелку и та со звоном разбилась на полу.
Женщина не смотрела ни на кого из них, когда подавала кофе. Она низко опустила голову и не отрывала глаз от подола своего платья. Фрост молча наблюдал за ней. Наконец Бесс расставила чашки и сама присела в кресло возле столика. Еще некоторое время стояла тишина.
— Ну, — наконец сказала Бесс. — Говорите, мистер Костиган. Но помните — я работаю на телевидении.
— Знаю, — впервые улыбнулся Костиган. — И очень неплохо работаете, насколько мне известно.
Он взял чашку, сделал глоток и поставил ее на место.
— Если захотите еще кофе, я сделаю, — сказала Бесс. — Мне будет хорошо слышно и из кухни.
— Хорошо, спасибо, — ответил Костиган с легкой гримасой неудовольствия, которая не ускользнула от внимания Фроста.
Капитан откинулся на спинку кресла, закурил сигарету, выпустил в потолок облако дыма и спросил:
— Что происходит, черт возьми?
— Видите ли, капитан, — заговорил Костиган, глядя ему в лицо, — так уж получается, что вы единственный человек, который видел Василия Войченко живьем, а не на картинке. И только вы со всей определенностью смогли бы его опознать.
— Что? — удивленно спросил Фрост. — Василия… как? А… — он подался вперед и его глаз сверкнул огнем. — Вы говорите о Мартине?
— Да, — кивнул Костиган. — Я имел в виду именно мистера Мартина.
— А при чем тут Мартин к О’Харе?
— Ну, точно нам еще ничего не известно, но есть основания предполагать, что он убил агента О’Хару или…
— Или что?
Фрост вскочил на ноги и вцепился пальцами в край стола.
— Скорее всего, они захватили его живым. Он нужен им именно живой, если вы понимаете, о чем я говорю.
— Выражайтесь яснее! — рявкнул капитан.
— Яснее некуда. Вы прекрасно знаете, что агент О’Хара работал в отделе по борьбе с терроризмом и владеет очень важной информацией, которая весьма интересует КГБ. Вот теперь они и постараются вытянуть из него нужные сведения. Причем, проще для них будет сделать это там, а не здесь.
— Что значит там, а не здесь? — Фрост снова сел и дрожащими руками закурил сигарету.
Бесс протянула руку, и он отдал ей пачку и зажигалку, не сводя глаз с Костигана.
Женщина глубоко затянулась и с тревогой спросила:
— Вы считаете, что его…
— Вероятно, мисс Столмен, — кивнул Камминс.
— Слушайте, — взорвался Фрост, — бросьте говорить загадками. Начинайте сначала.
— Хорошо, капитан, — серьезно произнес Костиган. — Попробуем. Давайте вернемся во Вьетнам, к вашему командиру разведывательного батальона. Сейчас я могу сказать, что он тогда выполнял особое задание — пытался обнаружить источник утечки секретной информации, которая каким-то образом поступала даже не к вьетконговцам, а прямой дорогой в Главное управление КГБ. Это позволяло русским быть в курсе всех наших оперативных планов, они знали все подробности о наших успехах и неудачах, и коммунистическая пропаганда начинала пережевывать это раньше, чем сведения попадали в американские газеты.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...