ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Ну, иди сюда, клоун хренов! — крикнул он.
Мужчина в балахоне взмахнул мечом, Фрост отскочил назад, выбросив перед собой руку с ножом. Лезвие свистнуло у его лица, а нога капитана внезапно наступила на какой-то предмет и столкнула его по ступенькам вниз. В следующий миг Фрост понял, что это был его пистолет.
А тем временем противник вновь принял боевую стойку и явно готовился повторить удар. Более того — за его спиной появилась еще одна фигура в черном балахоне и с мечом в руках. Фрост выругался сквозь зубы и присел, чтобы лучше видеть. И в этот момент первый мужчина перешел в атаку, устремившись вниз по ступенькам и выставив клинок вперед.
Фрост ловко увернулся, сила инерции понесла противника дальше, а капитан поймал его правую руку под свою левую и с силой ударил по ней ножом, рассекая кожу, связки и мышцы. Меч вывалился из пальцев мужчины, в этот момент Фрост ударил его коленом в пах, а нож по самую рукоятку вонзил в закрытую черной тканью шею.
Оттолкнув мертвое тело в сторону, капитан спустился еще на пару ступенек вниз, ибо второй противник уже готовился к нападению. Он с яростным рычанием устремился вперед, размахивая мечом, Фрост вновь отступил, споткнулся и упал на колени. Но нет худа без добра — его ладонь легла на холодную рукоятку браунинга.
Капитан судорожным движением поднял пистолет и стрелял, стрелял, стрелял, а грузное тело нападавшего крутилось под ударами пуль, пока наконец не рухнуло на ступеньки. Мужчина еще два раза дернулся и замер. Он был мертв.
Фрост поднялся на ноги, держась за стену. Камень раскалился еще больше. Капитан спрятал нож, взял браунинг в правую руку и продолжил свой путь наверх. Наконец он добрался до лестничной площадки. Прямо перед ним был небольшой коридор, конец его был освещен мерцающим светом. Где-то там горел огонь. Фрост побежал к двери, которую увидел впереди. Все его тело было напряжено — капитан был готов в любой момент отразить очередную атаку.
На пороге он остановился, тяжело и хрипло дыша под маской противогаза. Буквально час назад Бесс показала ему книгу, на обложке которой была фотография ее автора, профессора Уэллса, специалиста по оккультным наукам. То же самое лицо Фрост видел сейчас перед собой.
Правда, сейчас оно было перевернуто, голова человека находилась там, где положено быть ногам. На лбу профессора был вырезан какой-то странный символ, кровь вытекала из глубоких порезов и капала на пол. Кровь также струилась с разбитых губ и из ноздрей Уэллса. Теперь он уже не кричал, а лишь стонал от боли.
Его руки были раскинуты в стороны и прибиты к деревянной стене большими гвоздями, которые пронзили открытые ладони. Связанные веревкой ноги перекрещивались в щиколотках. В этом месте тоже виднелась шляпка гвоздя. Обнаженная грудь профессора была разрисована какими-то загадочными кровавыми узорами.
Фрост прислонился спиной к дверному косяку и опустил глаза, чувствуя, как к горлу подступает тошнота. Переборов себя, он тряхнул головой и двинулся к профессору. Внезапно за его спиной послышался какой-то шум, капитан инстинктивно присел, и над его головой свистнуло лезвие меча. Фрост выпрямился и резко развернулся. Еще один парень в черном.
— Да сколько же вас тут, сукиных детей! — рявкнул Фрост, вскидывая браунинг.
И тут он осознал, что в обойме у него остался всего один заряд. Это усложняло дело. А противник уже вновь размахивал мечом, выполняя какие-то сложные движения. Такие же Фрост как-то видел по телевизору в фильме о японских самураях — мастерах боевых искусств.
Капитан левой рукой схватил за спинку деревянный стул, оказавшийся поблизости, и бросил его в мужчину. Тот отбил стул лезвием, но на этом потерял драгоценную долю секунды. Фрост смог как следует прицелиться и не спеша нажать на спуск. Пуля попала в лоб противнику, тот мгновение стоял неподвижно, а потом повалился на пол.
Фрост быстро перезарядил пистолет, вставив новую обойму с тринадцатью патронами, и двинулся к профессору Уэллсу, раздумывая, как можно освободить того от гвоздей, не причиняя особых страданий.
Сначала он взял с письменного стола нож для разрезания бумаги, но затем положил его на место и поднял с пола меч. Он был тяжелый, с короткой массивной рукояткой. Возле эфеса виднелся толстый крюк для захвата оружия противника. Фрост с сомнением покачал головой, а потом приблизился к висящему на стене Уэллсу.
— Не бойтесь, я друг, — сказал он. — Сейчас я освобожу вас, а потом вынесу отсюда. Наверное, будет больно. Придется потерпеть.
Капитан зацепил крюком шляпку гвоздя, который удерживал ноги профессора, и потянул. Уэллс дико закричал. Сцепив зубы, Фрост продолжал работать. Наконец гвоздь начал медленно выходить из стены. Еще несколько секунд, и острый металлический штырь упал на ковер. Профессор громко стонал. Фрост вытер пот со лба, опустив для этого маску противогаза, и перерезал веревку на щиколотках Уэллса.
Подпирая тело профессора своей спиной, капитан взялся за гвозди, вбитые в руки несчастного. Вскоре и они уступили нажиму меча. Уэллс был свободен.
Бросив клинок на пол, Фрост взвалил мужчину на плечо. Он отметил про себя, что ученому было лет шестьдесят, и сохранился он довольно неплохо, но сейчас его умное благообразное лицо было искажено гримасой боли, а из глаз катились слезы, причиной которых наверняка был не только едкий дым.
Капитан поспешил к двери, через которую вошел сюда, но с отчаянием увидел, что путь к лестнице теперь перекрывает стена огня. Оглядевшись, Фрост заметил в дальней стене комнаты большое окно и бросился к нему.
По пути он уложил профессора на кушетку и, приблизившись к окну, попытался поднять раму. Та отошла лишь на какой-то фут, а потом застряла намертво.
Фрост выглянул в окно. Буквально в ярде под подоконником была поверхность крыши, из-под которой, впрочем, тоже тянулся дымок. Капитан оглянулся. Похоже, что другого пути не оставалось — огонь уже вползал в комнату, дверь ярко пылала.
Фрост схватил деревянный стул и ударил им в окно. Стекло разбилось со звоном, полетели осколки. Капитан смел их с подоконника и нанес ногой сильный удар по раме. Дерево сразу же треснуло, спустя несколько секунд Фрост выломал остатки рамы и бросил их вниз. Теперь выход на крышу был свободен.
Капитан быстро вернулся к лежавшему на кушетке Уэллсу и вновь взвалил его на себя, используя захват, который обычно применяют пожарников подобных случаях.
“А где же они сами? — со злостью подумал Фрост. — Уж пора бы и появиться. Почему я должен выполнять их работу?”
Подойдя к окну, капитан осторожно перекинул ногу через подоконник, но все же зацепился за какую-то острую деревяшку, и брюки с треском порвались чуть ли не до колена.
— Прощай, костюмчик, — грустно пробормотал капитан. Он тянулся ногой до тех пор, пока носок не уперся в поверхность крыши, а потом медленно перенес на него тяжесть тела, а вернее — двух тел. Осторожно вылез из окна, держась рукой за боковину, опустил и вторую ногу. И перевел дух. Кажется, получилось.
Впрочем, облегчение его было недолгим — он увидел, что находится на узкой полоске крыши, не ограниченной никаким барьером, а под ним — на расстоянии минимум тридцати пяти футов — находится выложенный бетонными плитами двор и асфальтированная подъездная дорога к нему.
— Очень смешно, — буркнул Фрост себе под нос. Вдобавок огонь наконец-то добился своего — языки пламени пробили крышу и вырвались наружу буквально в нескольких шагах от капитана и потерявшего сознание профессора.
Фрост осторожно двинулся влево, боясь за каждый свой шаг. Он очень хорошо мог себе представить, что от них останется, если они слетят вниз и грохнутся на бетон, и никак не спешил приблизить это удовольствие. Несколько приободрили его резкие звуки пожарных сирен, которые вдруг раздались неподалеку.
Капитан поднял руку и сорвал с лица маску противогаза. Холодный воздух наполнил его легкие, слегка прояснил в голове. Он почувствовал себя лучше, хотя вокруг все еще было полно дыма. А пламя уже рвалось наружу из окна, через которое они только что вылезли. Фрост понял, что опередить огонь ему вряд ли удастся.
Сирены теперь звучали громче и ближе, но когда капитан попытался разглядеть, где находятся машины, и посмотрел вниз, голова его закружилась так резко, что он чуть не упал. Подождав несколько секунд, он продолжил свой опасный путь по горящей крыше.
Железо, которым она была покрыта, с каждой секундой становилось все горячее, Фрост чувствовал это даже через толстые подошвы своих шестидесятипятидолларовых ботинок. Груз тела профессора Уэллса тоже, казалось, давит все сильнее, мешая сделать очередной, такой жизненно важный шаг. Впрочем, каждую минуту можно было ожидать того, что крыша провалится и оба они рухнут вниз в огнедышащий кратер объятого пламенем дома.
А сирены все надрывались, теперь Фрост мог уже слышать резкие слова команд, лязг металла, чьи-то крики. Видимо, пожарные наконец принялись за работу.
— Не поздно бы, — буркнул капитан и нахмурился.
Тут же Фрост сориентировался, что огнеборцы, видимо, собираются подняться с фронта здания, а он ведь находился сбоку, по правой стороне дома. Этак они будут его до Рождества искать в дыму и пламени. Он вытащил из-за пояса пистолет, поднял ствол вверх и трижды нажал на спуск. Потом сделал паузу.
Штат Джорджия, в котором капитан сейчас находился, был известен пристрастием его жителей к охоте и рыболовству, а три быстрых выстрела — установленный сигнал тревоги, которым пользуются лесники, егеря и примкнувшие к ним частные лица. Оставалось надеяться, что пожарные это знают. Выждав немного, Фрост снова выпустил в небо три заряда.
— Эй! — раздался вдруг голос, он звучал совсем близко и шел откуда-то снизу. — Побереги патроны, парень.
Капитан осторожно шагнул к краю крыши и выглянул. Отсвет пламени заиграл на шлеме пожарного. Молодой веселый парень ободряюще подмигнул ему:
— Держись. Сейчас снимем.
Если бы Фрост был верующим, он бы в этот момент перекрестился.
Глава пятая
Фрост, слегка прихрамывая, двигался по больничному коридору. Нога, в общем, не болела, но очень неудобно было ходить в пришедшей в негодность обуви.
— Черт бы его побрал, — выругался капитан, остановился, снял ботинки и швырнул их в ближайший мусорный ящик.
Из-за угла появилась Бесс и быстро направилась к нему. Рядом с ней шла какая-то женщина.
— Фрост! — воскликнула Бесс, обнимая его за шею обеими руками и радостно улыбаясь.
— Со мной все в порядке, малышка, — сказал капитан, целуя ее в щеку. — Вот только остался голый и босый.
— Слава Богу, — шептала женщина. — Я видела это пламя… Ужас! Мне было так страшно!
— Я знаю, — сказал Фрост. — Хорошо, что эти пьяные маляры все же успели вовремя.
— Какие пьяные маляры?
— Один мой приятель по имени Джек называет так пожарных, потому что они всегда так судорожно мечутся со своими лестницами. Совсем как пьяные маляры, ты не находишь?
Бесс поцеловала его в губы.
— Капитан Фрост?
Это заговорила женщина, которая подошла вместе с Бесс.
— Да, — ответил наемник, бросив на нее лишь мимолетный взгляд.
Сейчас он хотел видеть и разговаривать только с одним человеком на свете.
Но Бесс выскользнула из его объятий.
— Это Бланш Карриган, — представила она незнакомку. — Секретарша профессора Уэллса.
Фрост выдавил улыбку и кивнул.
— Ну, и как там ваш шеф? Полицейские, которые допрашивали меня в связи с этим пожаром и теми типами в черном, сказали, что не располагают информацией.
Женщина с грустным видом покачала головой.
— Его жизнь все еще под угрозой. Врач сказал, что нужно ждать. Может, выживет, а может, и нет — так он говорил.
— Ну, уж одно из двух, — буркнул Фрост. — Перестраховщик чертов.
Он в первый раз более внимательно оглядел Бланш Карриган.
Это была симпатичная молодая женщина со светлыми волосами, слегка полноватая. Она носила голубые джинсы и блузку в цветочек, но капитан отметил, что одевалась и причесывалась она в большой спешке.
— Профессор потерял много крови, — продолжала Бланш. — Плюс еще наглотался дыма. Ведь он уже не молод — шестьдесят семь лет.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...