ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

на какое-то время два тела замерли. Потом Бесс слегка отстранилась, тяжело дыша и полуприкрыв свои зеленые глаза.
— Привет, малышка, — сказал Фрост.
— Я люблю тебя.
— А я — тебя.
— Что случилось? Почему…
Фрост убрал руки с ее плеч и вновь уселся на казенный полицейский стул из оранжевого пластика; Бесс продолжала стоять перед ним. На ней были синяя юбка и жакет, белую блузку под горлом скалывала брошь. Капитан поманил женщину к себе, и она уселась на стул рядом с ним, расправила юбку и закинула ногу на ногу, чуть покачивая туфелькой на высоком каблуке.
— Ну, так что произошло?
— Да этот парень, Мартин, я знал его несколько лет назад во Вьетнаме. Точнее, не знал, а встречался там с ним. Это было еще до того, как я потерял глаз. Тогда я был лейтенантом…
Дверь открылась и Фрост прервал на полуслове. Это был полицейский офицер в штатском, который ранее снимал показания Фроста.
— Капитан Фрост, — начал он и тут увидел женщину. — А вы, леди…
— Меня зовут Элизабет Столмен, — сказала Бесс. — Я — телерепортер, а вдобавок еще и невеста этого человека. — Она указала на Фроста. — Что случилось?
Женщина поднялась на ноги и взглянула в глаза полицейскому.
— Я пришел сказать капитану, — заговорил офицер, вынимая из кармана ключи от наручников, — что мы проверили его показания. Теперь вы свободны, мистер Фрост. Но должен заметить, что, хотя в Министерстве обороны и подтвердили то, что вы рассказали мне о том убийстве в Сайгоне, на этого парня, Мартина, ни у них, ни у нас ничего нет.
— Скорее всего, это не настоящее его имя, — пожал плечами Фрост. — Я просто вспомнил, что оно было написано на кармане его форменной рубашки, когда мы виделись в первый раз во Вьетнаме.
Полицейский глубокомысленно покачал головой.
— Да, много разного случалось тогда в джунглях. Я бы вам посоветовал забыть об этом, капитан. Ну, а если вы вдруг снова увидите этого самого Мартина, то сразу же зовите полисмена. Не надо брать осуществление правосудия в свои руки.
Фрост поднялся на ноги, детектив расстегнул наручники, и капитан с облегчением растер онемевшие запястья.
— Ваши вещи, насколько мне известно, находятся у дежурного сержанта, — добавил мужчина.
— Хорошо, — кивнул Фрост, продолжая растирать руки.
Полицейский двинулся к двери, но на пороге остановился и повернул голову.
— Извините, что пришлось задержать вас, — сказал он. — Обвинение в нарушении общественного порядка с вас снято, и вы можете ехать, куда захотите. Но я бы просил вас побыть еще пару дней в Атланте или, по крайней мере, известить меня, если будете уезжать. Это для того, чтобы мы могли связаться с вами, если вдруг найдется что-то на этого Мартина.
Он сделал шаг к Фросту и протянул ему служебную визитную карточку. Капитан взял ее и сунул в карман. Его голова все еще сильно гудела, а шея неприятно ныла в том месте, куда ударила полицейская дубинка. Но с каждой секундой к Фросту возвращались силы и ясность ума.
— Вряд ли вам повезет с Мартином, — сказал он. — Там, во Вьетнаме, ни разведка, ни военная полиция так и не смогли ничего раскопать.
— Поживем увидим, — сказал полицейский, повернулся, вышел и закрыл за собой дверь.
Фрост с улыбкой посмотрел на Бесс.
— Ну, а теперь давай сделаем это как положено, — сказал он и привлек женщину к себе.
Его губы впились в ее рот, а руки крепко сжали талию Бесс. Она не сопротивлялась.

— Что-то вы не торопитесь, — подозрительно заметил дежурный сержант, сидевший за небольшим столиком возле двери, которая вела в комнату допросов.
Фрост посмотрел на Бесс, а потом повернулся к полицейскому, стараясь сохранять невозмутимый вид.
— Понимаете, этот арест как-то вывел меня из равновесия.
Дежурный понимающе покачал головой.
— Да, это бывает. Правда, никто вас не арестовывал. Это было просто задержание для выяснения.
— Ага, — глубокомысленно сказал Фрост. — И для этого вы воспользовались резиновой дубинкой. А чем бы вы меня треснули, если бы это был настоящий арест, хотел бы я знать?
Он вновь потер запястье и осторожно прикоснулся к затылку, по его лицу промелькнула гримаса боли.
— Ладно, — процедил Фрост, — давайте мои вещи, пока я не разозлился по-настоящему.
Полицейский нахмурился и медленно поднялся на ноги. Бесс быстро встала между мужчинами.
— Он просто пошутил, сержант.
Фрост заметил, как блеснул бриллиант на безымянном пальце ее левой руки — камень был вставлен в пасть золотой головы тигра. Капитан с улыбкой вспомнил, как это кольцо помогло ему спасти любимую женщину. Он поднял смеющийся взгляд на сержанта.
— Да, я просто пошутил, — соврал он.
Полицейский пододвинул к нему бумажный пакет с его вещами. Фрост первым делом одел на запястье “Ролекс”, а потом разместил в карманах все остальное.
— Распишитесь в получении, — все еще мрачно сказал полицейский и положил перед капитаном бланк квитанции.
— А если я откажусь? — спросил Фрост.
— Он не откажется, — успокаивающе сказала Бесс. Фрост взглянул на нее, а потом кивнул.
— Да, я не откажусь. Давайте ее сюда.
Пока он подписывал, сержант полез куда-то под стол и вытащил букет роз. Цветы выглядели весьма плачевно, большинство лепестков отсутствовало, многие черенки были поломаны. Бесс приняла букет из рук полицейского и прижала его к груди.
— Я не хотел, — извиняющимся тоном сказал Фрост. — Так получилось, прости.
— Они и сейчас очень красивые, — шепнула женщина, приподнялась на носках и быстро поцеловала капитана в щеку.
Фрост обнял ее за талию, и они двинулись к двери, вышли из помещения дежурной части и направились к бару.
— Пойдем, — сказал капитан. — Я поставлю тебе стаканчик. Да и мне не помешает подкрепиться.
Глава третья
— Тебе виски?
— Да, — сказала она. — Со льдом. Фрост кивнул и повернулся к бармену.
— Два шотландских со льдом.
— По здешнему рецепту или как обычно?
— Здешний рецепт может оказаться слишком крутым для моей головы, — усмехнулся Фрост. — Делайте традиционно.
— Хорошо, сэр. А какое виски?
— Пусть будет “Катти Сарк”, — махнул рукой Фрост. Ему, собственно, было все равно — он мог пить любой сорт виски, при условии, что напиток был хорошего качества.
Бесс вытащила сигарету из пачки, которая торчала из кармана Фроста, и зажала ее во рту.
— Каждый раз, когда я тебя вижу, — пожаловалась она, не разжимая губ, — мне сразу хочется курить. Это же очень вредно для здоровья. Ладно, а теперь расскажи мне о Мартине.
— Как ты так быстро находишь мои сигареты? — удивился капитан. — Я обычно успеваю обшарить все карманы, пока наткнусь на пачку.
— Не увиливай, — решительно произнесла Бесс. — Дай мне прикурить и рассказывай о Мартине.
— А что это за оживление? — спросил Фрост, показывая через окно бара на зал ожидания аэропорта. — Смотри, какая толпа собралась, все толкаются, да еще и размахивают Библиями. С чего бы это?
— Да, — кивнула Бесс, — мы летели с ним одним самолетом.
— С кем? — поинтересовался Фрост. Он наконец отыскал свою старенькую “Зиппо”, добыл огонь, прикурил сигарету женщине, а потом и себе.
— С доктором теологии Лэсситером Калли, — ответила
Бесс. — Это во многом из-за него я сейчас нахожусь здесь. Мистер Калли — телевизионный проповедник. Он не принадлежит ни к одной из зарегистрированных церквей, и я даже не знаю, насколько правомерно его ученое звание. Но он ужасно популярен и в Европе, и здесь. Во время рейса я взяла у него интервью, мы о многом успели поговорить. Конечно, он человек со странностями, но мне кажется, что Лэсситер Калли искренне верит в то, что делает.
— Так значит, ты летела из Лондона в Атланту только для того, чтобы поболтать с каким-то святошей? — обиженно спросил Фрост.
— Нет, — качнула головой Бесс, — интервью получилось сверх программы, но сюда я прилетела именно из-за Калли.
Она глубоко затянулась и выпустила клуб дыма, глядя на горящий кончик сигареты.
— Я тебя не понимаю, — сказал капитан.
— Может, у тебя болит голова… — начала женщина.
— Еще бы ей не болеть. Сколько мне всего пришлось вытерпеть за последнее время. — Фрост поднял руку. — Вот сюда получил, и вот сюда, и сюда, — показывал он.
— Бедняжка, — вздохнула Бесс. — Как же мне теперь оставлять тебя одного?
— Расскажи мне о Келли.
— Его зовут Калли. Ну, а рассказывать пока особенно нечего. Просто редакция поручила мне собрать материал для программы о культе Сатаны. Ну, о ритуальных убийствах и тому подобном. И вот, я решила совместить приятное с полезным и прилетела сюда.
— Молодец, — похвалил Фрост. — Ты сэкономила мне деньги на билет до Лондона.
— Ты циник, Фрост.
— Возможно. Ну, а при чем тут этот твой Калли?
— А этот мой Калли как раз и занимается тем, что яростно клеймит сатанистов с телеэкрана. Он только что закончил новый цикл проповедей для европейских зрителей и теперь вернулся домой. Он уверяет, что сатанисты представляют серьезную угрозу всему человечеству, что ежегодно они совершают тысячи ритуальных убийств и ставят своей целью окончательно отвратить христианскую молодежь от Бога.
— А неплохо придумано, — заметил Фрост с улыбкой. —
Послать журналистку-иудейку, чтобы помочь вырвать христианскую молодежь из когтей дьявола. Твой редактор — парень с юмором.
— Да при чем тут это, — отмахнулась Бесс. — Просто тема мне понравилась, может выйти неплохой репортаж. Я пока разнюхаю, что удастся, потом мы с ребятами из нашего местного отделения отснимем пленки, смонтируем, озвучим, и получится серия передач, которую уже готова закупить одна известная телекомпания.
— А я-то всегда думал, что на экране звук и изображение идут одновременно, — покачал головой Фрост.
— Так оно и есть, — улыбнулась Бесс. — Короче, хочешь мне помочь пошпионить за поклоняющимися дьяволу?
— Ну, если таким образом я смогу проводить большую часть времени с тобой, то делать нечего, надо соглашаться. Но должен заметить, что все это мне кажется сплошной кучей дерьма.
— Ну, не такая уж она сплошная. Я думаю, что есть много людей, которые просто увлекаются магией и ворожбой, и всего несколько настоящих психов, которые любят убивать.
— А что из себя представляют эти ритуальные убийства?
— Ну, как правило, сатанисты похищают молодых девчонок, сбежавших из дому. Обычно они подбирают подростков, которые голосуют на дорогах, завозят их в какое-нибудь пустынное место и там убивают. При этом на их телах вырезают всякие эмблемы, часто разрисовывают жертвы кровью козла.
— Кровь козла? — с удивлением переспросил Фрост.
— По-моему, вы заказывали виски со льдом, — улыбнулся бармен, ставя перед ними два бокала.
Фрост не успел ничего сказать, как он уже повернулся и отошел к другому клиенту.
— Да, кровью козла, — кивнула Бесс. — При этом обычно жертвам вспарывают живот и извлекают внутренности… Фрост залпом выпил полстакана виски и поперхнулся.
— Тебе плохо? — заботливо спросила Бесс.
— Да, — выдавил капитан. — Такие вещи не очень возбуждают аппетит, ты не находишь?
— Ну, так как, поможешь мне?
Женщина выпустила дым через ноздри и погасила сигарету в пепельнице. Ее глаза выжидательно смотрели на Фроста.
— Да уж придется. Не могу же я позволить тебе в одиночку общаться с такими психами?
Он с неудовольствием потряс головой и прикурил новую сигарету от догорающей старой.
— Ну, а теперь расскажи мне о Мартине, — напомнила Бесс.
— Да особенно и рассказывать нечего. Мне мало что о нем известно. Просто я запомнил его лицо, и еще это имя на кармане рубашки. Тогда он сидел за рулем полуторки…
— Полуторка? — переспросила Бесс. — Это такой грузовик, да? Грузоподъемностью в полторы тонны?
— Правильно, малышка, — улыбнулся Фрост. — Так вот, он вел этот грузовик и взял да и наехал на майора Кливона Иэйтса, командира моего разведбатальона. Мы тогда стояли в Сайгоне…
Фрост вздохнул и глотнул виски.
— Хороший он был парень, этот Иэйтс. Мы с ним очень сдружились. А грузовик сбил его и прокатился прямо по его голове, превратив череп…
— Фрост! — воскликнула Бесс. — Не надо деталей.
— Ну, в общем, он умер. Я попытался задержать убийцу, запрыгнул на подножку машины, но этот негодяй резко вильнул и сбросил меня.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...