ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Познакомься, это мистер О’Хара из…
— Министерства внутренних дел, — быстро вставил ирландец. — Мы готовим специальный доклад о различных явлениях культуры, феноменах, так сказать…
— Моя фамилия Фрост, — представился капитан, протягивая руку. — А эта молодая леди — мисс Столмен.
Харольд пожал его ладонь и с интересом посмотрел на Бесс.
— Вы, кажется, работаете на телевидении?
— Да, но сегодня я без камеры, — улыбнулась женщина. — Пока собираю предварительные сведения. Харольд кивнул.
— Профессор Уэллс предупреждал, что пригласит вас на нашу церемонию. Мне очень приятно видеть вас всех здесь. А теперь, пожалуйста, следуйте за мной. Обряд сейчас начнется. И смотрите под ноги, тропинка довольно неровная.
Человек с факелом медленно двинулся в лес, Фрост задержался, пропуская вперед Бланш Карриган и О’Хару. Когда агент ФБР поравнялся с ним, капитан шепнул:
— Эх ты, грамотей. Надо говорить феномен. Ударение не там.
О’Хара бросил на него взгляд через плечо.
— Я маскировался, умник. Где ты видел грамотного сотрудника Министерства внутренних дел?
— Ты всегда выкрутишься, — махнул рукой Фрост.
Бесс тронула его за плечо, призывая поторопиться, и капитан зашагал по тропинке вслед за ирландцем. Пройдя немного, он пропустил женщину вперед и на всякий случай пощупал рукоятку браунинга, который лежал в кобуре под мышкой.
Бесс заметила это движение и шепнула тихонько, тfк чтобы не услышал Харольд:
— Расслабься.
— Я расслаблен, — буркнул Фрост, сжимая и разжимая кулаки. — Я совершенно расслаблен. Так расслаблен я еще никогда в жизни не был. Если бы я сказал тебе, насколько…
— Ладно, — усмехнулась Бесс. — Я тебе верю.
— Нет, не веришь, — упрямо сказал капитан. — Я сам себе не верю.
Наконец деревья начали редеть, и вскоре они увидели отблеск большого костра, горевшего на какой-то поляне. Вокруг него стояли еще несколько фигур в черных балахонах. Некоторые с факелами, некоторые — без.
— Ты уже не опасаешься этих людей? — спросила Бесс. Фрост пожал плечами.
— Этот Харольд, по-моему, в порядке, но никогда ничего не известно, если имеешь дело с чертовщиной. Поживем увидим.
Харольд провел своих гостей к краю поляны. Они остановились под большой разлапистой сосной. Люди в балахонах находились ближе к костру, метрах в двенадцати от них. Фрост повертел головой из стороны в сторону и повернулся к Харольду.
— Послушайте, я не хочу показаться бестактным, но насколько я знаю… Я читал, что свои обряды вы совершаете, как бы это сказать…
— Обнаженными? — улыбнулся Харольд.
— Ну, да, — кивнул Фрост, прикуривая сигарету.
— Что ж, обычно так и бывает. Но если к нам приходят гости… Вот вы сами стали бы танцевать в чем мать родила перед посторонними людьми?
— Это зависит… — многозначительно протянул Фрост и рассмеялся. — Да нет, я пошутил. Конечно, не стал бы.
— Вот поэтому сегодня мы и не снимаем одежд, — подвел итог Харольд.
— А что мы должны… — начала Бесс.
— Делать? Ничего. К сожалению, у нас тут некуда присесть, так что просто располагайтесь поудобнее и смотрите. А если возникнут какие-то вопросы, я с удовольствием отвечу на них после окончания церемонии. А если не смогу я, то ответит наша жрица.
— Жрица? — переспросил О’Хара.
— Да. По нашим верованиям обрядом должна руководить женщина. Этот обычай идет из глубокой древности, когда люди еще поклонялись Великой Матери — Земле.
— А, конечно, — улыбнулся О’Хара. — Как это я сам не додумался? Куда же без матери-то?
Харольд окинул его долгим взглядом и слегка наклонил голову.
— Ну, мне пора. Увидимся после церемонии.
И он отошел.
Фрост посмотрел на ирландца.
— Так что там насчет матери? — спросил он. Ирландец пожал плечами.
— Черт его знает. Я ничего не понял.
— Я объясню тебе это, когда ты подрастешь, — пообещал капитан.
— Перестаньте пошлить, вы оба, — сердито сказала Бесс. — Имейте хоть немного уважения… О, слушайте!
Послышалось монотонное пение. Сначала оно звучало очень тихо, но постепенно набирало силу. Люди, стоявшие вокруг костра, ритмично раскачивались в такт звукам.
— Они словно впали в транс, — шепнула Бесс, наклоняясь к Фросту.
Капитан не ответил. Вид фигур в черных балахонах все еще напоминал ему тех парней, с которыми ему пришлось столкнуться в доме профессора Уэллса, и это не вполне благотворно действовало на психику.
— Не нравится мне это, — вполголоса сказал О’Хара. Бланш Карриган повернулась к нему.
— Подожди, Майк. Ты сам увидишь, что это хорошие люди. Они искренне верят и уже за это достойны уважения. И они хотят, чтобы и мы поверили в их богов. Я тоже была шокирована, когда профессор первый раз привел меня сюда, но потом…
Пение продолжалось. Фрост наклонился к Бланш и шепнул:
— Послушай, а может профессор, Уэллс был ведьмаком… или как там называется ведьма мужского пола?
— Колдун. Нет, ни в коем случае. Он ведь очень ревностный католик, каждое воскресенье посещал храм, соблюдал все посты и праздники. Нет, он не колдун и не чародей, а просто увлеченный человек.
Фрост молча кивнул.
Внезапно пение прекратилось, люди в балахонах в одном месте расступились, и в круг вошла еще одна фигура. Судя по ее телосложению, это была женщина.
— Вот и жрица, надо полагать, — буркнул О’Хара.
— Похоже, — согласилась Бесс. — Сейчас, видимо, начнется самое интересное.
— А это еще кто? — спросил Фрост.
Другая фигура в черном, наоборот, вышла из круга. Остальные члены секты повернулись в ее направлении, словно этот человек нарушил какое-то правило.
— Что там происходит? — спросил Фрост у Бланш Карриган.
Секретарша выглядела растерянной.
— Я никогда не видела ничего подобного. Это нарушение традиции. Смотрите, он идет к нам.
Внезапно капитан почувствовал опасность.
— Осторожно! — крикнул он и толкнул Бесс на землю левой рукой; правая нырнула под куртку за браунингом.
Человек в балахоне внезапно остановился и вытянул вперед обе руки. В них был зажат большой пистолет. Блеснуло пламя, прогремел выстрел, эхом прокатившийся по ночному лесу. Запахло порохом.
Выхватывая оружие, Фрост краем глаза успел увидеть, как во лбу Бланш Карриган появилась черная дырка, голова женщины дернулась назад и ее тело рухнуло на землю. Светлые волосы окрасились кровью.
На миг все словно замерли.
Глава седьмая
В следующий момент Фрост вскинул браунинг, но… Стрелявший стоял слишком близко к кругу сектантов, и пуля вполне могла зацепить невинного человека. Капитан не мог подвергать опасности чужую жизнь.
Пока он колебался, человек в черном бросился в сторону и исчез среди деревьев. Бесс пронзительно вскрикнула. О’Хара бабахнул в воздух из своего “Магнума” и громко прокричал:
— Всем стоять, сатанисты хреновы! Если кто двинется — вышибу мозги! Я из ФБР!
Фрост бросил взгляд на Бесс, которая лежала на земле. Лицо женщины было бледным, в глазах таился страх.
— Оставайся с Майком, — приказал капитан. — Я бегу за тем ублюдком. Не бойся.
— Куда, Фрост? — рявкнул услышавший его слова О’Хара. — Это ты будешь стеречь сраных древолюбов, а я догоню убийцу.
— Что ты сказал? Не слышу! — откликнулся Фрост, энергично проталкиваясь сквозь ряды сектантов.
Он пробился через толпу, миновал костер, сложенный из камней алтарь и устремился в лес, куда только что сбежал неизвестный убийца. Капитан прикинул, что тот имел секунд пятьдесят форы, да вдобавок должен был неплохо знать местность. Серьезные козыри, но Фрост никогда не отступал, если оставался хоть один шанс на успех.
Пробежав ярдов пятьсот и устав уже натыкаться на деревья, капитан слегка притормозил, а потом и остановился, чтобы прислушаться. Высоко в небе ярко светила луна, но в густой чащобе это не очень помогало. Поначалу Фрост не мог услышать ничего, кроме своего собственного хриплого прерывистого дыхания, но постепенно оно приходило в норму.
Вот словно ветер прошелестел в ветвях, вот захлопали крылья невидимой в темноте птицы, а потом вдруг громко треснул сучок под чьей-то ногой. Совсем рядом.
Фрост резко развернулся и дважды выстрелил на звук, а потом отскочил вправо. Затаился и ждал. Однако ответного выстрела, по которому он мог бы определить местонахождение убийцы, не последовало. Капитан покачал головой с невольным уважением.
“Парень явно не дурак”, — подумал он и медленно двинулся вперед, напряженно прислушиваясь.
Пройдя несколько шагов, капитан подобрал с земли сухую ветку, быстро переломил ее и почти одновременно укрылся за толстым сосновым стволом. На сей раз противник не заставил себя ждать — прогремел выстрел и пуля впилась в дерево на высоте головы Фроста.
— Сукин сын, — пробормотал наемник.
Он заметил блеск пламени, но знал, что убийца в курсе всех этих штучек и сейчас уже наверняка переместился на несколько ярдов в сторону. Профессионала сразу можно распознать.
Фрост бесшумно вышел из-за дерева, держа пистолет в обеих руках. Две пули вправо, две по центру, две влево, и опять — вправо, влево, в центр. Все было сделано очень быстро, и через пару секунд капитан вновь укрылся за стволом. Ответный огонь не заставил себя ждать, лес моментально наполнился грохотом.
Оставив последний патрон в стволе, Фрост сменил обойму. Теперь у него было четырнадцать зарядов, четырнадцать смертоносных свинцовых пчел, которых он мог послать в любом направлении одним движением пальца. Это придавало уверенности.
Противник тоже стрелял веером, но патроны расходовал более экономно.
“Или у него не автоматический пистолет, или мало боеприпасов”, — решил Фрост.
На слух он определил, что убийца пользуется скорее всего пушкой калибра девять миллиметров. Капитан низко пригнулся и бросился вперед, по пути дважды нажав на спуск. Тут же прогремел один ответный выстрел. Наступила тишина.
Фрост прикинул, что отыграл уже ярдов пятнадцать, а значит, до противника оставалось еще раза в полтора больше.
Внезапно он вспомнил, как недавно играл в аэропорту в догонялки с Мартином. Эта мысль пронзила его мозг словно молния.
— Мартин! — неожиданно даже для себя громко крикнул он.
Теперь он был подсознательно уверен, что знает человека, который притаился в темноте.
— Мартин! — еще раз проорал капитан. — Зря прячешься, ублюдок! Я чувствую, что это ты!
Ответом были два выстрела. Пули расщепили толстую ветку прямо возле лица Фроста.
— Ага! — торжествующе крикнул он. — Ты слышишь меня, сука! На этот раз тебе не уйти!
Он дважды нажал на спуск и снова побежал. Еще пять ярдов. Мартин тоже выстрелил. Один раз.
Фрост уже сбился со счета, но даже если предположить, что противник был вооружен приличным пистолетом — браунингом, например, или “Береттой” — то и так в случае отсутствия запасной обоймы у него должны были остаться один-два заряда, не больше.
Или нет? Надо рискнуть. Капитан послал еще две пули и вновь побежал, но через два ярда вынужден был упасть на землю, прижатый плотным огнем. Мартин ответил как минимум десятью выстрелами.
“Вот тебе хрен, — со злостью подумал он. — Размечтался старый Хэнк”.
Через пятнадцать секунд капитан вновь вскочил на ноги, преодолел очередные пять ярдов и залег в кустах.
— Эй, Мартин! — крикнул он. — Ты где, засранец?
В тот же миг он услышал звуки быстрых шагов и треск веток, Фросту даже показалось, что он различил темный силуэт, мелькнувший среди деревьев.
Капитан выскочил из кустов и устремился в погоню. Конечно, Мартин мог предпринять этот маневр, чтобы заманить его в ловушку, но, несмотря ни на что, Фрост бежал дальше. Ветки хлестали его по лицу, больше всего он боялся споткнуться и потерять в темноте браунинг. Вот снова мелькнула фигура в черном.
А лес начал редеть.
“Близко дорога”, — подумал Фрост.
Наверняка у Мартина — если это действительно Мартин — где-то тут стоит машина. Капитан напряг все силы, ускоряя бег. Наконец деревья закончились, перед Фростом было открытое пространство, освещенное бледными лучами луны.
Теперь он наконец мог хорошо разглядеть человека, которого преследовал. Большего капитану и не требовалось. Он остановился и вытянул вперед обе руки, сжимая в них браунинг.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...