ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Оул был основан с благословения Ри, — Гумберт схватился за сердце.— Да, верно, но я сомневаюсь, чтобы он давал согласие на узурпацию его роли судьи и вершителя справедливости.— Право Оула допрашивать того, кого мы считаем ведьмой, устанавливать вину и...— Но вы же знаете, что я ведьма, — пожала плечами Мегэн. — Я не отрицаю этого обвинения. Не вижу никаких причин пытать меня для того, чтобы установить то, что и так всем известно. — Она помахала в воздухе рукой, и за ее пальцем протянулась дуга ведьминого огня. Толпа отшатнулась, а Главный Искатель указал на нее и воскликнул:— Смотрите, гнусная ведьма творит свое черное колдовство!— А чем, как ты думаешь, я занималась с тех самых пор, как прошла через ворота Дан-Селесты? — Мегэн говорила таким тоном, каким обычно разговаривают с не слишком понятливым ребенком. — Ты что, считаешь, что площадь расцвела просто по случайному совпадению? — Она улыбнулась и снова помахала рукой. На площадь обрушился дождь из цветов, и ребятишки со смехом принялись носиться, пытаясь поймать их. Несколько цветков приземлились на голову и плечи Гумберта, и тот раздраженно смахнул их, не заметив маргаритку, которая дерзко запуталась в его жестких кудрях, прямо за ухом. По толпе пробежал смешок, и один из искателей вышел вперед и зашептал что-то на ухо своему начальнику. Круглое лицо Главного Искателя побагровело от ярости, и он со всей силы хлопнул по яркому цветку пухлыми пальцами, но как-то умудрился промахнуться и лишь затолкал его за ухо под еще более ухарским углом. Смех усилился. Его заместитель аккуратно вытащил злополучную маргаритку и выбросил ее, а Гумберт попытался восстановить свое попранное достоинство.— Увести ее! — рявкнул он.Мегэн пригубила свое вино, потом сказала негромко:— Предупреждаю тебя, Гумберт, я не позволю ни тебе, ни твоим мерзким приспешникам и пальцем ко мне притронуться. Думаешь, ты смог бы поймать меня, если бы я не позволила себя арестовать? Только попробуй подвергнуть меня пытке, и я буду вынуждена отказаться от твоего любезного гостеприимства.— Ты не можешь ускользнуть из рук Оула! — прошипел Гумберт.Мегэн улыбнулась.— Ну разумеется, могу, — любезно ответила она. — Я делала это раньше и сделаю еще раз. Я здесь только потому, что это отвечает моим целям. Не забывай, что в День Предательства я ускользнула из лап самой Майи. Она и ее мерзкая служанка считали, что я у них в руках, но когда они сжали пальцы, меня там не оказалось. Думаешь, ты более могуществен, чем Майя Колдунья?— Говори о благословенной Банри с должным уважением! — рявкнул Гумберт.— Я уважаю только тех, кто этого действительно достоин. — Мегэн позаботилась о том, чтобы ее голос донесся до всей толпы.Гумберт захрипел и обеими руками ухватился за ворот, как будто ему не хватало воздуха.— И не забывай, у меня не один путь к бегству, — безжалостно продолжила она. — Поверь мне, если я говорю, что скорее умру, чем покорюсь твоим пыткам, это действительно так. Колдунья понимает, каким образом работает ее тело. Я стара, очень стара, мне совсем не трудно будет остановить мое сердце прежде, чем ты успеешь прикоснуться ко мне хоть пальцем. Все мои секреты умрут вместе со мной, а твоя возлюбленная Банри отнюдь не похвалит тебя, если такое случится.Главный Искатель открыл рот, пытаясь что-то сказать; его лицо так налилось кровью, что, казалось, его глаза вот-вот вылезут из орбит. Мегэн наклонилась вперед, пригвоздив Гумберта всей силой своих острых черных глаз.— О да, колдунья действительно может остановить биение сердца, — сказала она доверительно. — Если понимаешь механику своего тела, это достаточно простой трюк. Такое сердце, как твое, остановить так же легко, как сжать мою руку. — Подняв свою худую, прочерченную дорогами голубых вен руку, Мегэн сжала ее в кулак, и Гумберт, захрипев, пошатнулся. Он рванул воротничок, и пуговицы отлетели в разные стороны, точно горошины. Хрипло дыша и схватившись за сердце, он смотрел на колдунью как кролик на удава.Мегэн откинулась назад, ее рука снова зарылась в мех мурлычущей кошки.— Разумеется, подобные вещи были запрещены Шабашем, который принес клятву никогда не использовать Единую Силу во вред, а только для того, чтобы исцелять и помогать. Но ведь Шабаша больше нет, и я полагаю, что вероучения, которому мы когда-то присягали на верность, больше не существует. И все-таки я думаю, что для вас всех было бы лучше послать меня на допрос к Ри и Банри, как ты считаешь?— Послать тебя на допрос к Ри и Банри, — повторил он.— Да, послать меня к Ри и Банри. Чем быстрее, тем лучше.— Быстрее, — повторил он.— Умница, — одобрительно сказала она, глотнув еще вина.Гумберт оглянулся вокруг. На лице у него было написано недоумение. Искатели смотрели на него с испугом, солдаты еле сдерживали презрение, а в толпе многие откровенно смеялись. Он прикусил губу и приказал солдатам запереть Мегэн на ночь и приготовиться утром отплывать на юг. Затем, так и не застегнув воротничок, он развернулся и ушел в гостиницу. Мегэн улыбнулась, сорвала цветок и бросила его маленькой девочке, смотревшей на нее во все глаза, которая с радостным смехом поймала его.Солдаты начали обрывать цветы и вьющиеся стебли, задевая клетку копьями, но не осмеливаясь подойти ближе. Толпа все еще волновалась и гудела, несмотря на то что снова пошел дождь и над городом уже сгущались сумерки. Сторож с трещоткой вошел на площадь, гремя камнями в жестянке и приговаривая:— Вот и солнце сядет скоро, станет сыро и темно, лампы зажигает город, по домам пора давно.Мегэн безмятежно вязала, а кошка так и спала у нее на коленях. На краю толпы нерешительно переминался бледный маленький мальчик. Мегэн взглянула на него и ласково улыбнулась.— Эта кошка — твоя подружка, да?Он кивнул, готовый в любой миг сорваться с места, точь-в-точь пугливый жеребенок. Она погладила пушистую серую шерстку и почесала мягкую шейку.— Твой дружок хочет, чтобы ты пошла с ним домой, золотоглавая. Спасибо тебе за компанию и поддержку.Кошка зевнула и вытянула лохматые лапы, потершись спиной о колено Мегэн, прежде чем важно прошествовать к краю клетки. Она грациозно соскочила вниз, и мальчик взял ее на руки, бросив робкий взгляд на Мегэн. Та улыбнулась и сказала ему:— Тебе стоит попытаться, может быть, золотоглавая удостоит тебя разговором. Кошки редко снисходят до людей, но если ты попытаешься, она, возможно, ответит тебе. По тому, как мальчишка испуганно вздрогнул и оглянулся на нее, Мегэн поняла, что он слышал ее.Солдаты открыли клетку, приказав ей прекратить свои колдовские штучки и дать отвести себя на ночь в безопасное помещение. Мегэн сложила вязание и убрала его в сумку, потом некоторое время рылась в ее объемистых недрах, несмотря на их строгие приказы немедленно прекратить это занятие. Тогда сержант наклонился, собираясь схватить ее за локоть, и замахнулся другой рукой, намереваясь ударить ее по лицу, но внезапно, чертыхнувшись, отдернул ее. Из складок одежды Мегэн вылетела оса и ужалила его за палец. Он затряс рукой от боли, с ужасом глядя на мгновенно появившуюся красную припухлость.— У тебя есть сироп перетрума? Отличное средство от укусов ос, — заботливо посоветовала Мегэн. — Или лавандовое масло. Опусти палец в холодную воду, это снимет опухоль.Сержант развернулся к ней, как будто намереваясь снова ударить ее, но внезапно остановился и закричал:— Отведите ее на мельницу, мы запрем ее там на ночь с крысами и зерновыми змеями.Мегэн рассмеялась.— Крысы мне куда большие друзья, чем ты, солдат. Такая компания мне не в тягость. Но я предупреждаю тебя — крысы знают гораздо больше тайных входов и выходов из этого города, чем все ваши зеленые новобранцы, вместе взятые. Если хотите найти меня наутро, то я бы на твоем месте нашла какое-нибудь другое место.Сержант нерешительно пожевал ус, потом воскликнул:— Тогда мы запрем тебя в винном погребе в гостинице!Мегэн внимательно рассматривала свои ногти. Один из солдат робко вмешался:— Но ведь в погребе тоже водятся крысы...Сержант опешил, потом рассердился, но взял себя в руки, сказав:— Куда-нибудь подальше от зверей. И растений. Туда, откуда трудно выбраться, и где мы можем охранять все входы и выходы.— Могу я предложить лучшую комнату в гостинице? — сказала Мегэн. — Прошло уже очень много времени с тех пор, как я в последний раз спала в удобной постели. Могу пообещать, что вам не придется волноваться, как бы я не ушла оттуда раньше времени. Наоборот, вам еще и потрудиться придется, чтобы растолкать меня утром!У сержанта забегали глаза, но лица всех его солдат ничего не выражали. Он послюнил синеватую шишку на пальце и сказал:— Отведите ее в гостиницу! И пусть кто-нибудь добудет мне сироп перетрума!
Мегэн проснулась рано на рассвете от непривычного шума пробуждающегося города. За городской стеной на лугу пастух дул в рожок, сзывая коз на пастбище. Из пекарни доносился стук теста, которое шлепали на деревянные доски, и треск углей в хлебных печах. Сторож с трещоткой обходил город, возвещая о наступлении «серого рассвета, промозглого и одинокого».Она улыбнулась и огляделась вокруг. Возможно, ее поместили и не в самую лучшую комнату во всей гостинице, но, тем не менее, она была очень уютной. Постель была узкой и жесткой, но будь она хоть на йоту мягче, и Мегэн не смогла бы уснуть, настолько ее старые кости привыкли к корням деревьев и камням. Ей дали только одно тонкое одеяло, но у нее был свой плед и три мыши, пришедшие составить ей компанию. Солдаты оставили ее без еды и воды, но она прихватила с собой достаточно съестного, зная, что Оул вряд ли будет хорошо кормить ее, а что касается питья, то, ложась спать, она просто вывесила за окно кувшин. К утру он должен был наполниться до краев, поскольку всю ночь шел дождь. Она с удовольствием поужинала в одиночестве, насладившись пресным хлебом и холодным картофельным омлетом и запив их несколькими стаканами тернового вина.Зола в камине запылала, давая жизнь новому огню, и Мегэн поплотнее завернулась в плед, усевшись в постели. Мыши протестующе запищали и зарылись поглубже в одеяло. Она легонько дернула за длинный розовый хвост и спустила узкую босую ногу с кровати. Доски были ледяными, и она быстро втянула ее обратно. Не было никакой необходимости мерзнуть — равно как и скрывать свою магию, — когда она находилась в самом штабе Оула. С мрачной улыбкой Мегэн откинулась обратно на подушки и стала готовить себе завтрак.Створки окна распахнулись, и кувшин, висевший за окном, перелетел всю комнату, оставив открытое окно хлопать на пронзительном ветру, выплеснул воду в миску на умывальном столике и встал рядом с ним. Миска взмыла в воздух и повисла над огнем. Из сумки выпрыгнул мешочек с овсом, подлетел к огню и высыпал часть своего содержимого в кипящую воду. Из другого мешочка взметнулся небольшой соляной вихрь, приземлившийся в миску в тот миг, когда вода и овес перемешались. Вскоре в висящей над огнем миске запыхтела каша, и миска вместе с ложкой заплясали над кроватью. Мегэн осторожно попробовала кашу.— Ой, горячая, — воскликнула она и подула на кашу.Мыть миску она предоставила своим тюремщикам; ополоснулась сама прямо из кувшина и туго заплела волосы в косу. Как же ей не хватало Гита, который всегда помогал ей в этом долгом деле! Когда она была уже одета, солдаты пинком распахнули дверь, и она встретила их с горделивой осанкой и в опрятном виде.Клетку, из которой вымели всю грязь, швырнули на задок повозки. Ее вытолкали на улицу, и она с трудом взобралась в повозку и снова устроилась в клетке.— Гумберт не придет сказать мне «до свиданья»?— Тихо! — закричали они, прижавшись к клетке, так что она могла видеть лишь их красные плащи. Она вытащила свое вязание, не обращая на них никакого внимания, такая безмятежная, как будто находилась в каком-нибудь сельском домике в полной безопасности. Время от времени кто-нибудь из них расходился и пытался ударить ее. Но каждый раз или повозка накренялась, или соскальзывала нога, и кулак пролетал мимо цели, а обидчик ранил самого себя. Вскоре большинство солдат потирало синяки и ссадины, хмурясь от суеверного страха и досады.Повозка покатилась к городским воротам, и улицы снова заполнились зеваками.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...