ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ты совершенно не умеешь себя контролировать. Если ты хочешь оставаться здесь в безопасности, то никогда не должна позволять своей маске соскользнуть. Ты никогда не должна даже думать о том, что хочешь скрыть от других. Если ведьм почти не осталось, это еще не значит, что не существует тех, кто может подслушать твои мысли, девочка. Например, я могу, а твои мысли такие громкие, как будто ты их кричишь. К счастью, те, кто до сих пор слышал их, не опасны для тебя, но я не могу позволить тебе свободно ходить по дворцу, пока ты не научишься обуздывать свои мысли.Ничего не понимаю, подумала Изабо.Старая ведьма кивнула.— Не понимаешь, я это вижу. Это не твоя вина, поэтому не пугайся так, девочка. Я объясню тебе. Понимаешь, Изабо, Мегэн запечатала твой третий глаз, чтобы ты не смогла рассказать о ней. Впервые она наложила печать в твой восьмой день рождения, ибо ты привлекла к ней и к себе внимание искателя Оула и устроила большой переполох. Нет, помолчи, девочка, дай мне закончить. Каждый день из тех восьми лет, что прошли после этого, она усиливала печать, поэтому она была очень крепкой. Но сейчас эта печать каким-то образом слетела с твоего чела.— Главная Искательница запустила в меня пресс-папье во время суда, и оно очень больно меня ударило, — неуверенно сказала Изабо, коснувшись шрама между глазами.— Да, это могло стать причиной. Но за такое внезапное освобождение приходится платить, и я вижу, что ты начала слышать такие вещи, которых предпочла бы не слышать. Кроме того, тебя мучают головные боли и головокружения. Все это последствия потери пелены, скрывавшей твой третий глаз. В Шабаше считают, что такая пелена состоит из семи слоев, которые обычно сбрасываются медленно, в течение многих лет. Из-за того, каким образом была сбита печать Мегэн, ты потеряла по меньшей мере три слоя пелены сразу. Мы не рассчитывали, что все произойдет так. Я планировала снимать печать Мегэн медленно и постепенно, в то же время уча тебя всему, что знаю об использовании духа...— Ты хочешь сказать, что М... М... М... что она блокировала меня? — Изабо не могла поверить услышанному. В ее душе взметнулся вихрь противоречивых эмоций: унижение, гнев и обида, лишь немного смягченные знанием того, что у ее провала на Испытании Духа были свои причины. Она часто беспокоилась, почему у нее нет тех сверхъестественных чувств, которыми должны обладать все ведьмы. То, что Мегэн нарочно блокировала ее, ни о чем ей не сказав, разозлило Изабо, но и прояснило множество вещей. Почему она так и не смогла произнести имя Мегэн ни разу за время своего путешествия, несмотря на колдовство, пытку и желание признаться. Почему древяница Лиланте не смогла почувствовать ее, несмотря на свое экстрасенсорное восприятие, такое же острое, как и у Мегэн. Селестина, Облачная Тень, сказала, что ее лицо скрыто пеленой, и эта пелена — творение не ее рук. Теперь Изабо поняла, что она имела в виду.— Так было нужно, Изабо. Тогда, в том маленьком недоразумении в Кариле искатель ведьм узнал Мегэн. После этого ей стало очень рискованно передвигаться по Рионнагану. Восемь лет она могла путешествовать по стране сравнительно свободно, поскольку никто не знал, жива она или мертва, и где она может скрываться. Но когда ты использовала Силу на глазах у искателя, ты привлекла к ней внимание, и очень скоро повсюду опять появились ее описания. Каждый искатель спал и видел, как бы поймать Мегэн Повелительницу Зверей, в последний раз замеченную в Рионнагане...— Я не знала, — прошептала Изабо, чувствуя вину и обиду одновременно.— Она понимала, что ее могут поймать, и хотела обезопасить тебя. Так что это было сделано не просто так. Кроме того, могу сказать тебе, что Мегэн очень хорошо тебя знала и боялась того, что ты можешь натворить, обладая Силой, в такие опасные времена. Так что она запечатала твой третий глаз до тех пор, пока ты не повзрослеешь достаточно, чтобы понимать это.Изабо поняла, что Латифа утешает ее, но все же почувствовала, что ее негодование немного утихло.— Но у нас не слишком много времени, ибо девушки уже скоро встанут, — скороговоркой продолжила старая кухарка. — Покажи мне, как ты вызываешь огонь.Изабо всегда с легкостью управлялась со стихией огня, но не прибегала к своим возможностям со времени своего пленения и пыток. Она нерешительно попробовала и обнаружила, что смогла вызвать лишь крошечную искорку, которая вскоре потухла. Латифа поджала губы, но ничего не сказала. Изабо принялась сбивчиво оправдываться, но Латифа знаком приказала ей замолчать.— Страдания не могут повлиять на твои врожденные способности, — сказала она ласково. — Но обращение к Единой Силе требует веры в себя, а я вижу, что твоя вера поколеблена. Мы начнем с самого начала.Латифа засунула пухлую руку в самое сердце пылающего огня и стала перекатывать угли в ладони так, как будто это были простые луковицы.— Огонь — самая странная из всех стихий, самая опасная и самая трудноконтролируемая. Как и вода, он — верный слуга, но жестокий хозяин. Когда имеешь дело с огнем, нужно всегда быть очень осторожной, ибо он может изогнуться в твоей руке, точно гадюка, и ужалить. Чтобы стать Колдуньей Огня, необходимо раз за разом выковываться в нем, точно меч. Для этого нужны чистота и сила, а чтобы стать закаленной, как меч, ты должна страдать.И все же, несмотря ни на что, это самая ласковая и щедрая из стихий. Огонь обогревает тебя, когда ты спишь, освещает твой путь в темноте, позволяет тебе готовить пищу и есть ее, посылать сигналы. При свете церемониального костра мы танцуем и поем, а когда мы женимся, то перепрыгиваем через него. Свет звезд сияет нам каждую ночь, а свет солнца — каждый день. Целительный огонь митана помогает нам победить усталость и боль, а ядовитый огонь паслена убивает. Из него возникает искра жизни и стихия смерти, когда огонь превращается в пепел. И это самый важный секрет огня, ибо из пепла возрождается жизнь. Огонь — это стихия преобразования.Голос Латифы стих, превратившись в шепот, и она протянула руку к Изабо. Несмотря на то что все это время ее ладонь лежала на пылающих углях, на красной обветренной коже не осталось никаких следов, а на круглом лице — никаких признаков боли.— Секрет покорения стихии огня в контроле, — сказал она. — С остальными стихиями строгий контроль нужен не всегда, но с огнем никогда нельзя утрачивать свое господство. Мегэн сказала мне, что у тебя есть Силы, но с контролем ты не в ладах; поэтому именно этому я начну обучать тебя в первую очередь. В то же время ты научишься подчинять себе свои мысли и отгораживаться от чужих. Это займет много времени, поэтому я предупреждаю тебя сейчас. Нетерпение опасно, когда имеешь дело с Единой Силой, в особенности с огнем. Тебе будет трудно, ибо я вижу, что ты импульсивная и несдержанная натура. Таков один из парадоксов Единой Силы — те, у кого больше всего склонности и желания к покорению определенной стихии, испытывают в ее использовании самые большие трудности. Ты понимаешь?— Ты хочешь сказать, что именно потому, что у меня такая пылкая натура, я наиболее сильна в стихии огня, но что я не смогу научиться правильно использовать огонь, пока не научусь обуздывать свой нрав?— Именно! Я рада, что ты не такая глупышка, как мне показалось сначала. А теперь есть ли у тебя какие-то вопросы, которые ты хотела бы задать мне, прежде чем дворец начнет просыпаться?Изабо робко начала:— Я раздумывала о Майе...— Никогда не называй Банри по имени, как сейчас! — предостерегла ее Латифа. — Кто ты такая, чтобы говорить о ней так? Всего лишь простая девчонка!— Но я...— Ты должна всегда помнить о том, что надо придерживать свой язык, девочка, — сказала старая кухарка, — и хотя никакой колдун не может увидеть нас здесь, кто угодно из слуг может подслушать. Никогда не забывай, что любая оговорка может стоить тебе жизни. Так что ты хочешь знать о Банри?— Похоже, она всех здесь расположила к себе, — задумчиво сказала Изабо. — И она любит купаться в соленой воде.— Ого! Значит, не так ты сильно витаешь в облаках, как кажется. И что, как ты думаешь, это значит?— Не знаю, — сказала Изабо. — Купание в соленой воде — это очень странно, я никогда не слышала раньше, чтобы кто-нибудь принимал соленые ванны. Я помню, как Мегэн говорила мне, что когда-то раньше задумывалась, не может ли Банри быть Фэйргом, а ниспровержение ею Башен — частью какого-то хитрого плана Фэйргов, чтобы завоевать обратно свои земли. Но она сказала, что это невозможно, поскольку Фэйрги живут в соленой воде и не могут долго прожить вдали от моря. Но если Банри каждый день купается в соленой воде, не может ли это объяснить то, как ей удалось выжить на суше?— Может быть, это и вправду так, — согласилась Латифа, — хотя я прожила рядом с Банри уже шестнадцать лет и ни разу не видела никаких признаков, которые точно говорили бы о том, что она не человек. Да и какая же должна быть магия, чтобы ей удалось так хорошо скрыть свои плавники и чешую! Я тоже не представляю, как такое было бы возможно, ибо Фэйрги не имеют с нами ничего общего и никогда не обладали способностями наводить иллюзии, в особенности такие сильные, какой должна быть эта! Нужно помнить еще и о том, что она из Каррига, где у людей нет такого страха перед морем, как у нас. А теперь беги в огород и принеси мне лука, ибо я чувствую, что по лестнице спускаются Сьюки и Элси, а я не хочу, чтобы они застали нас вдвоем. Держи ушки на макушке, а глаза широко открытыми и рассказывай мне обо всем интересном, что услышишь.С того самого дня Изабо каждое утро просыпалась пораньше и спешила спуститься в кухню, радуясь возможности встать со скомканных простыней, влажных от нескончаемых сновидений. Как ни странно, все, что ей приходилось делать сначала, это лишь смотреть на огонь. Сидя на полу на подушке, она наблюдала за тем, как Латифа разводила огонь разными способами и используя разные дрова. Она смотрела, как съеживались тонкие прутики, превращаясь в пылающие волоски, и как большие поленья истлевали изнутри.Латифа учила ее и закрывать свой разум, так что Изабо, наконец, удалось отогнать чужие мысли, постоянно крутившиеся в ее собственных. По ночам ее все еще преследовали сны — как восхитительные, так и ужасные, но, по крайней мере, ее дни стали спокойными и тихими.Будучи кухаркой, Латифа с особенным удовольствием учила Изабо развивать чувства вкуса и запаха, хотя эти уроки и проходили при свете дня, под равнодушными взглядами остальных слуг. Главным методом обучения Изабо овладению стихией огня было обучение ее искусству приготовления пищи. Когда Изабо довольно резко возразила, что не понимает, что общего готовка имеет с магией, Латифа сказала твердо:— У нее очень много общего с магией, глупышка. Она означает понимание природы пищи и работу с ее природой и силами стихий для того, чтобы превратить ее во что-то другое. И что это тогда, если не магия?Хотя Латифа девочкой и провела восемь лет в Башне Двух Лун, она не была полноправной ведьмой — ее так и не приняли ученицей в Шабаш, как приняли Изабо. Ее мать была дворцовой кухаркой, и мать ее матери тоже. Она обучалась своей кухонной магии на материнских коленях, и годы в Теургии лишь усилили и укрепили те знания и таланты, которыми она уже обладала. В отличие от Мегэн, ее умения были целиком и полностью почерпнуты из практики.Так Изабо провела множество нескончаемых утренних часов, переходя за Латифой от кастрюль к сковородам и от сковород к печам, от маслобойни до ледника и от ледника до коптильни, слушая объяснения старой кухарки о том, как жара и холод изменяют состав пищи, которую они готовили. Невольно это сложное хозяйство заинтересовало девушку, и она узнала много нового о стихии огня, чему Мегэн никогда не учила ее.Все утро, пока Изабо сновала вслед за старой кухаркой по всему кухонному крылу, та протягивала ей одну за другой полные ложки, чтобы она понюхала или попробовала еду. Рыжеволосая девушка отказывалась пробовать те кушанья, в которых было мясо, что вызывало частые стычки. Несмотря на все заверения Латифы, что многие члены Шабаша никогда не отказывались от употребления в пищу мяса животных, одна мысль об этом наполняла Изабо ужасом. Мегэн учила ее чтить жизнь во всех ее проявлениях, а многие из существ, которых лорды и их слуги с удовольствием поедали, принадлежали к тому же роду, что друзья детства.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...