ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Каким-то образом он превратился в часть ее самой. Из-за его утраты, точно так же, как и из-за утраты пальцев, эти несколько последних месяцев Изабо чувствовала, как будто жива лишь наполовину.Кроме того, Латифа извлекла из кармана кинжал, связку свечей, пучок каких-то трав и мешочек с солью. Она осторожно вытащила из подсвечников старые огарки, темно-зеленые и остро пахнущие лавром и можжевельником, так что Изабо сразу поняла, что их зажигали в Бельтайн. Старая кухарка заменила их высокими белыми свечами, благоухавшими драгоценными душистыми маслами — из розмарина, дягиля и левкоя, — для исцеления, освящения, укрепления душевных сил и защиты от зла. Изабо удивил этот набор — обычно Купальские свечи делали с лавандой и розой для любовных чар и гадании. Но Латифа куда больше Изабо знала о свечной магии, поэтому девушка ничего не сказала.Услышав звук шагов, Изабо напряглась. Двигаясь с необычайной для женщины ее комплекции быстротой, Латифа в несколько прыжков очутилась у лестницы и пристально пригляделась.— Туариса, ну наконец-то! — воскликнула она. — Я уже начала волноваться.Главная ткачиха и швея дворца, Туариса была высокой худой женщиной с густыми каштановыми волосами, собранными на затылке в небрежный пучок. Изабо уже несколько раз встречалась с ней. В руке у женщины было ведро воды.— Волноваться незачем, — сказала она. — Мне очень трудно подниматься, но я всегда справляюсь с этим.Изабо почувствовала неловкость, поскольку не знала, как себя вести и что говорить.— Добрый вечер, Рыжая. Рада видеть, что стряпня Латифы помогла нарастить немного мяса на твои кости.Прежде чем Изабо нашлась, что ответить, до них донеслось чье-то тяжелое дыхание и медленные шаги. Изабо ахнула, увидев пришельца, пытающегося отдышаться после тяжелого подъема по крутой лестнице. Это был Риордан Кривоногий. От него пахло конюшней, а к куртке прилипла солома. Он подмигнул ей, снял берет перед Латифой и Туарисой и положил на пол свой посох. Изабо часто видела, как он опирался на него, задумчиво стоя в огороде, но ей никогда и в голову не приходило, что это может быть колдовской посох. Это была суковатая ветка орешника, отполированная и натертая маслом до теплого блеска и увенчанная деревянной шишкой, за долгие годы отполированной руками старого колдуна до сияющего глянца.— Очень рад видеть тебя, Рыжая, и вас, Латифа и Туариса. Нелегко мне было добраться сюда, в коридорах не протолкнуться, а три ваших лакея решили встать у меня на пути. — Он подмигнул Изабо и негромко добавил: — Конюхов не пускают во дворец, как вам хорошо известно.Последним пришел мужчина, которого Изабо никогда прежде не видела. Он был одет в черный шелк, а его остроконечная черная бородка была искусно завита. Его длинные белые пальцы были унизаны кольцами, включая кольцо с лунным камнем и опалом. Изабо удивилась, что он осмелился надеть их, поскольку те, кто носил кольца с камнями, подпадали под подозрение. Под мышкой он зажимал тонкую тросточку, покрытую изящной серебряной чеканкой.— Изабо, это Дугалл Мак-Бренн, наследник Прионнса Равеншо и родственник Ри. Милорд, это Изабо Найденыш. — Худощавый лорд поклонился, проведя пальцем по своим завитым усам. Изабо неуклюже склонила голову.Латифа развела огонь на каменном блюде, установленном прямо в центре комнаты, и сделала своим товарищам знак войти в круг со звездой. Изабо молчаливо указали на обращенный к северу конец звезды, Риордан кривоногий сел рядом с ней, Туариса — на западе, а Дугалл Мак-Бренн — на востоке. Изабо сидела прямо, точно стрела, и смотрела, как Латифа концом кинжала очерчивает вокруг них круг и пентаграмму.— Изабо, следи за тем, чтобы ни одна часть твоего тела не оказалась за пределами магического круга, — предупредила кухарка. Изабо вскинулась, собравшись заявить, что она не какая-нибудь невежественная помощница, но строгое и сосредоточенное выражение лица Латифы остановило ее, и она не сказала ни слова.Латифа окропила круг водой и посыпала солью, произнеся нараспев:— Я благословляю и заклинаю тебя, о магический круг, кольцо силы, символ совершенства и постоянного обновления. Береги нас от бед, береги нас от зла, охраняй нас от вероломства, сохрани нас в своих глазах, о Эйя, повелительница лун.Она сделала то же самое с пересекающимися линиями звезды.— Я благословляю и заклинаю тебя, о звезда духа, пентакль Силы, символ огня и тьмы, света в глубинах космоса. Наполни нас своим темным огнем, своей пылающей тьмой, мы все твои сосуды, наполни нас светом.Латифа заняла место там, где находилась вершина звезды, тяжело опустившись на пол. Когда солнце начало опускаться за горы, они затянули ритуальную Купальскую песнь. Изабо пела ее с детства, и знакомые слова и ритм успокоили ее натянутые нервы. Она никак не могла избавиться от чувства страха. Они совершали запретный обряд в самом сердце дворца Ри. А что если кто-нибудь их слышал? А вдруг Сани вернулась и почувствовала, что во дворце совершается магия? А что если какой-нибудь из участников или участниц обряда был шпионом Оула? Опасности казалась такими многочисленными, что стук сердца Изабо отдавался у нее в ушах барабанным боем.Когда они закончили, уже наступили сумерки. Огонь бросал на их лица красные отблески, по стенам мелькали черные тени.— Восходит луна, — негромко сказала Латифа. — Сконцентрируйте свою энергию, друзья мои, храните ваш дух. Колдовство начинается.Она медленно вытащила талисман из мешочка из волос никс. В тот же миг Изабо почувствовала, что ее словно ударило исходящей от него огромной силой. Казалось, он поет. Это был узкий треугольник, на плоских поверхностях трех сторон которого были написаны магические символы. Латифа подняла его над огнем и отпустила. В клубах душистого дыма талисман поплыл над пламенем.Латифа встала на колени, отвязала огромную связку ключей, висевшую у нее на поясе. Изабо видела эти ключи каждый день с тех пор, как пришла в Риссмадилл, поскольку кухарка никогда не снимала их. На огромном кольце висели ключи от кладовых, погребов, шкафов с бельем и подвалов. Кухарка аккуратно сняла с него ключи всевозможных форм, размеров и металлов и кучей сложила их на пол у своих пухлых коленей. В руке у нее осталось кольцо, на котором они висели. Изабо обнаружила, что никак не может сосредоточиться на нем. Латифа сделала над ним несколько последовательных сложных жестов, что-то бормоча себе под нос. Вспыхнуло зеленое пламя. Внезапно сила, заключенная в магическом круге, удвоилась, песня зазвенела с невиданной гармонией.Теперь Изабо смогла посмотреть на кольцо ничем не замутненным взглядом. Она увидела, что оно сделано из того же темного металла, что и ее треугольник. Оно было плоским с обеих сторон и покрытым магическими символами.— Это часть Ключа! — воскликнула она.— Верно, — ответила Латифа. — Удивительно, что может сделать слабенькое заклинание для отвода глаз. Я шестнадцать лет носила круг от Ключа на поясе, и никто так ничего и не заметил.На востоке взошла Гладриэль, голубая и прозрачная. Малиновое лицо Магниссона только начало выглядывать из-за горизонта. Лишь несколько самых высоких пиков были все еще позолочены последними солнечными лучами; остальные утопали в сумраке. Латифа вполголоса начала петь:
Во имя Эйя, отца и матери всего сущего, повелеваю тебе.Властью всех богов и богинь, кто суть одно и то же, повелеваю тебе.Силой вселенной, времени и пространства, повелеваю тебе.Сделай целым то, что было сломано;Соедини то, что было разделено.Всей силой земли и моря,Всей энергией лун и солнца -Сделай целым то, что было сломано;Соедини то, что было разделено.Всей силой земли и моря,Всей энергией лун и солнца -Сделай целым то, что было сломано;Соедини то, что было разделено.Таково наше желание, такова наша воля,Пусть свершится то, что предначертано,Пусть исполнится наше заклинание.
Начиная песнь, Латифа выпустила кольцо в воздух над костром. Оно повисло в нескольких дюймах над неподвижным треугольником. Последние лучи солнца погасли, и комнату залил лунный свет. Серебристое сияние Гладриэль смешалось с теплотой света Магниссона — большая из двух лун поднялась над горизонтом. Когда Латифа выкрикнула последние слова, треугольник и круг с громким щелчком соединились. В тот же миг Изабо ощутила какое-то изменение в атмосфере, а песнь Ключа превратилась в тихую колыбельную.Пять ведьм смотрели, как талисман парит над углями, круг, пересеченный сторонами треугольника. В лунном свете знаки, вырезанные на плоских поверхностях, казались глубокими ямами. Сделав неуловимый жест и пробормотав какое-то слово, Латифа вернула на место отводящее глаза заклинание, потом осторожно повесила ключи на край круга.Несмотря на то что Изабо собрала всю свою волю в кулак, она не могла сосредоточить внимание на кольце. Девушка смутно видела, что там, где кольцо раньше было пустым, теперь пересекали его металлические полосы, но ее взгляд проскальзывал мимо, прежде чем она успевала разглядеть их. Латифа улыбнулась ей чуть усталой улыбкой.— Готово, — сказала она. — Ключ еще не завершен, но у нас есть две его части, а третья находится в руках Мегэн. Мы сейчас гораздо ближе к тому, чтобы освободить Лодестар, чем были за все эти шестнадцать лет.— Будем надеяться, что осталось уже недолго, — сказал Прионнса Равеншо. — Лодестар уже слишком давно находится под землей.Они все потянулись и зашептались, и Латифа разомкнула кинжалом магический круг и позволила им встать и разойтись. Изабо было велено затоптать огонь и прибраться в комнате, пока остальные по одному начали расходиться. В конце концов осталась одна Латифа, придирчиво наблюдающая за тем, как Изабо подметает пепел при помощи маленького совочка и щетки, которые она захватила с собой, думая, что ей предстоит чистить, печь.— Теперь можешь пойти поесть, — улыбнулась ей Латифа. — Мне пришлось заставить тебя поголодать, пока не закончились Купальские обряды, но теперь для сегодняшних празднеств тебе понадобятся все твои силы. Ночь будет длинной. КУПАЛЬСКАЯ НОЧЬ Айен Мак-Фоган очнулся от прикосновения к его плечу. Управляющий его матери, Хан'тирелл, проскользнул в его комнату без единого звука. Айен вздрогнул и перевернул чернильницу. Темно-синяя река в одно мгновение растеклась по всему столу.— Хан'тирелл, — сказал он, промокая разлитые чернила. — Как т-ты меня н-напугал! Что случилось?— Ваша мать просит доставить ей удовольствие вашим присутствием в тронном зале, — ответил управляющий с резким акцентом. Его угловатое свирепое лицо и загнутые рога не вязались с его вежливыми манерами и выражением, точно так же, как и три длинных параллельных шрама на каждой впалой щеке, белевших на его коже. Айен боялся Хан'тирелла, который был знаменитым среди своих сородичей воином. Он отлично знал, что управляющий относится к нему с презрением.— З-замечательно, скажи моей м-матери, что я сейчас приду, — сказал он, изо всех сил стараясь сохранить хладнокровие.— Как прикажете, милорд.Хан'тирелл вышел столь же бесшумно, как и появился.Айен мгновенно поднялся на ноги и поспешил в свою спальню, на ходу снимая перепачканную чернилами рубаху. Из кувшина, стоявшего на столике, он налил воды в таз, расписанный узором из чертополохов, и принялся решительно оттирать лицо и руки. Пригладив пятерней свои мягкие каштановые волосы, он натянул чистую рубаху. Немного подумав, он сменил свой старый потертый килт на пару бархатных черных штанов с пурпурной каймой на коленях, пурпурный с черным камзол и расшитые чертополохами чулки. Лучше не давать матери никакого повода придраться к нему. Она была не в духе с тех самых пор, как месмерды рассказали ей о гибели своих яйцебратьев в Лесу Мрака. Целый выводок месмердов погиб от руки Мегэн Ник-Кьюинн и ее спутников, в результате чего вся раса удалилась в болота, чтобы оплакивать своих погибших сородичей. Остались лишь те, кто был на службе у банприоннса, а это означало, что многие планы Маргрит пришлось отложить.Айен по широким коридорам добежал до великолепной широкой лестницы и поспешил вниз так быстро, как только мог. Никто не осмеливался заставить банприоннса Эррана ждать, если хоть как-то мог этого избежать. Когда он приблизился к огромной двустворчатой двери в тронный зал, его шаги замедлились, и он нервно пригладил волосы и одернул одежду, прежде чем толкнуть двери.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...