ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Лобстер постоял немного, собираясь с мыслями, стал спускаться по лестнице. Гад охранник, наколол! Зачем, спрашивается? Он ведь к нему опять придет! А может, ему все приснилось? Реальная Белка, с которой он спал позавчера, вдруг стала виртуальной, Недосягаемой, призрачной, как далекий мираж, — исчезла, как исчезает изображение на мониторе, когда компьютер начинает глючить от невидимого вируса.Лобстер решил зайти к паспортистке. За деньги она даст ему полную информацию о людях, проживающих в квартире.У паспортистки был неприемный день. Завтра с двух до восьми. Завтра так завтра…Ситуация начинала злить Лобстера. Вместо того чтобы упорно работать над взломом, он таскается по городу в поисках какой-то смазливой проститутки, чтобы доказать самому себе, что он не сумасшедший, что все случившееся в ту ночь — реальность, а не глюк!В кармане у Лобстера запиликал сотовый телефон. Он поднес его к уху:— Да, слушаю.— Лобстрюша, ты сегодня вечером как? — Это был голос киберпанка Гоши.— Работать надо, — сказал Лобстер.— Работа — не волк, стояла и стоять будет. Есть предложение потусоваться. Мне побашляли за одну «крякалку». Давай у меня в семь? Будут наши. Информашку одну полезную для тебя дам. А девок я уже нарыл. Актрисочки из «Щуки». Есть симпатичные.— У меня заказ срочный, — соврал Лобстер.— Ну, как знаешь, Лобстрюша. Мое дело предложить, твое — отказаться. Пожалеешь потом. — В трубке раздались короткие гудки.Лобстер сомневался. А может, Никотиныча с его делом побоку? Он торопит. В глазах доллары стоят. Не терпится ему на скамью подсудимых! Одно дело — локальную сеть взломать, скачать информацию, следы замести, никто и не догадается ни о чем, другое — банковский терминал, реальные счета на сотни тысяч! Такой вой поднимется! Интерпол, ФСБ, следаки по хакерским норам ползать начнут… Лобстера банковский проект пока не грел. Работы много, а результат может оказаться нулевым. Хорошо, конечно, расслабиться, потусоваться. Девочки из «Щуки», пиво, болтовня… Вот и вылетит виртуальный мираж из головы.«Мне нужны деньги, бабы и азартные игры. А папаша тут ни при чем. Я — нормальный, простой русский хакер, безо всяких психопатий и прочих патологий. Я жадный, я живой! Все у меня хорошо, а скоро будет еще лучше», — уговаривал себя Лобстер, решительно шагая по улице.Пошел дождь. Зонта у него не было. Он подошел к краю тротуара и проголосовал. Около поребрика взвизгнула тормозами «девятка»…
У киберпанка Гоши была большая четырехкомнатная квартира в Фурманном переулке. Откуда она у него взялась, никто толком не знал: то ли взломал дорогую программу, то ли в наследство от троюродной бабушки по материнской линии досталась. Разное говорили…Еще четыре года назад Гоша, как и Лобстер, мотался с квартиры на квартиру, обедал по гостям, ночевал на брошенных на пол шубах в прихожих и хвастался редкой формой сифилиса, который якобы заполучил от портовой проститутки в Сомали. У Гоши, по его словам, была бурная молодость. Раньше жил он в славном городе Питере и ходил на кораблях в дальние страны. Засосав из горлышка полбутылки вискаря, Гоша вдруг начинал рассказывать о каннибалах из Новой Гвинеи, к берегу которой прибило штормом их небольшой сухогруз, или о мадагаскарских путанах, тонких, как гитарные струны. Каннибалы его чуть не съели, а путаны отхлестали грудями по щекам. Потом бродячая морская жизнь Гоше надоела, и он ушел из шкиперов в хакеры. Что было правдой в его рассказах, а что нет — доподлинно узнать невозможно. Однако Гошина квартира была забита заморскими копьями, мечами и щитами, чучелами невиданных зверей, безделушками из черного дерева, кальянами, бивнями и клыками. Иногда во время пьянки телефон вдруг взрывался длинным пронзительным звонком, Гоша снимал трубку и начинал что-то неразборчиво бормотать по-французски, наслаждаясь повисшей в изумленной компании тишиной.Вся Гошина жизнь была одной большой тусовкой. Отлучи его от людей хотя бы на день, он взвыл бы от тоски, полез на стены, сошел от одиночества с ума. Впрочем, за три года их с Лобстером знакомства многое изменилось. Теперь, несмотря на серебряные серьги в ушах и небольшой красно-желтый гребешок на седой голове, похожий на окровавленный коровий рог, Гоша был вполне респектабельным мужчиной, мэтром, философом и резонером. Он с удивительной легкостью находил общий язык с пятнадцатилетними подростками, привязывал их к себе, учил хакерскому ремеслу. Будучи противником частной собственности, Гоша создал фонд, из которого каждый член тусовки мог бесплатно получить любой, даже самый дорогостоящий, пиратский софт. Подростки смотрели ему в рот, девицы прыгали в постель… Гоша никого не обделял вниманием. Про себя Лобстер называл его иногда злобным педофилом. А злобным Гоша действительно бывал. Однажды Лобстер своими глазами видел, как он отхлестал по щекам тринадцатилетнего пацана за какую-то провинность…— Глазам не верю — в самом деле — главный хакер страны! — обнял Лобстера Гоша.Компания приветственно засвистела, заулюлюкала. В квартире стоял дым коромыслом: кто-то танцевал под утомляющую своим однообразием «кислятину» в темной комнате, кто-то целовался на кухне, кто-то пускал по кругу ядреные косяки. Большая белоснежная скатерть, постеленная прямо на полу в гостиной, была уставлена закусками и напитками. Вокруг нее расположилась большая часть компании. Лобстер выставил на скатерть две бутылки хорошей водки.— Ну и где твои актрисочки? — поинтересовался Лобстер, окинув взглядом компанию. Он знал их всех. Были здесь Мурры, Фрумы, Бегонии, Олигархи, Карлики, Наи, Цириллы, Стервуни, Мандоры, Дефолты, Мадины, Нирваны — интернетовский паноптикум. Юзеры и хакеры прикрывались кличками как масками, скрывая свои истинные имена. Сначала, как и положено на карнавале, они надевали маски на несколько часов болтовни в сети, прикалывались, зло или весело посмеиваясь друг над другом, но со временем ники прирастали к своим хозяевам, как прирастает черенок к подвою, постепенно превращая приютившее «пасынка» растение в нечто другое. Наблюдая за этими так называемыми интернетовскими друзьями, Лобстер часто ловил себя на мысли, что все они напялили на лица одну и ту же маску: кривящийся в усмешке рот, легкий румянец порока на щеках, глаза, спрятанные за темными стеклами очков, лениво произносимые фразы, полные цинизма, напускная усталость, апатия, сплин, хандра… Жизнь будет кончена к семнадцати, а после начнется другая, но это уже не жизнь… Почти Онегин, но без Истоминых, без театров, без балов и без стишков в альбомы, а впрочем… все одно — даже стишки, только вместо альбомов — семнадцатидюймовые мониторы, взамен мазурок и вальсов — «кислота»…— Тебе наших герлух мало? Выбирай любую! — хохотнул Гоша, потом нагнулся к нему, прошептал на ухо: — Девки будут позже, когда вся шелупонь рассосется. Ты не суетись. Расслабься пока: выпей, закуси. После поговорим.Лобстер последовал совету Гоши. Пить водку, однако, не стал. Водка у него обычно «не шла»: он давился, краснел, выпучивал глаза, стараясь пропихнуть жгучую жидкость в организм, — зрелище было не из приятных. Не умел — что поделать? Зато налег на салаты, сыр и ветчину. Главный киберпанк всегда отличался хлебосольством — этого не отнять…Сам Гоша пил и ел мало, жаловался, что испортил желудок во время очередной одиссеи, наглотавшись на одном из островов каких-то специй, от которых горят не только внутренности, но и кожа. По словам Гоши, достаточно двух крупинок этих специй, чтобы человек начал излучать яркий малиновый свет подобно гигантскому южному светляку. Пичкая иноземцев национальными блюдами, островитяне решали проблему освещения своих жилищ в вечернее время: электричества на острове не было в помине… Гоша, глядя на веселящуюся компанию, сам оставаясь голодным и трезвым, испытывал кайф, похожий на кайф бывшего алкоголика, который пьянеет от одного только вида пьющих людей.— Ты мне хотел информашку подкинуть, — напомнил Гоше Лобстер.— Да-да, пошли, — посерьезнел киберпанк.Они сунулись в одну комнату, в другую, на кухню, в ванную — везде было полно народу. Наевшись и напившись вволю, интернетовские парочки искали уединения и, когда дверь внезапно открывалась, урчали, как потревоженные кошки.Лобстер с Гошей вышли на лестничную площадку.— Тебя искали, — тихо сказал Гоша, глянув в лестничный пролет.— Кто?— Не знаю. — Гоша пожал плечами и смачно плюнул. Проследил за плевком. Внизу раздался звонкий, похожий на щелчок курка звук. — Люди. Невзрачные такие, серые людишки, на мышей домашних похожи, которые гадят. Пришли, поводили носами и ушли. Я сказал — не знаю и знать не хочу, пропади он пропадом, враг мой, а с ним жены его, дочери и сыновья и все отпрыски до десятого колена!— Эти? — Лобстер похлопал ладонью по плечу, изображая погоны, и почувствовал, как неприятно похолодело в груди, будто проглотил двухсотграммовый брикет мороженого. Сразу вспомнилась исчезнувшая Белка, его взломы. Последний, криминальный, был произведен два дня назад…— Эти, не эти — я не знаю. Вели себя вежливо. Ножками шаркали. "Ах, не знаете ли?.. Ах, не встречаетесь ли?.. Не будете ли так любезны?.. Не можете ли?.. И все сплошное «ли», прямо как китайцы с реки Янцзы. Только что в ноги мне не кланялись. На спецслужбы не похоже. И учти, они не только у меня были.— По делу говорили?— Сказали, хотят сделать важный заказ. Я спросил, могу ли чем-нибудь помочь? Они сказали — нет. Им нужен уровень «хай-энд». А я, значит, уже не на уровне? — В голосе Гоши прозвучала обида.— Лепили они насчет уровня. Другое им от меня надо, — уверенно сказал Лобстер.— Что? — Гоша внимательно посмотрел ему в глаза. — Не секретную ли сеть ты «крякнул», парень?— Тоже стал китайцем Ли? — рассмеялся Лобстер, уходя от ответа.— И все-таки?..— Ты ведь знаешь — у меня железный принцип. Ни слова, пока дело не сделано. Взлома нет — базара нет.— Ну, как хочешь. — Гоша пожал плечами. — Во всяком случае, ты знай: если зайдет разговор с теми мышами, то я тебя ненавижу, а встречались мы больше года назад. Какие еще отношения могут быть между хакерами?— Абсолютно. Я знаю. — Лобстер рассмеялся. — Это взаимно. Спасибо, что предупредил. Теперь, если появятся снова, можешь не стесняться — дать наводку.— Ну вот и поговорили, — вздохнул Гоша. — Кстати насчет Китая…Лобстер не слушая Гошу. Из головы не шли люди, которых он сравнил с мышами. Так и представил Лобстер их себе: с вытянутыми мордочками и длинными носами. Носы они морщили и водили ими из стороны в сторону, нюхая воздух — не пахнет ли где хакером? Зачем им понадобилось ходить вокруг да около, наводить справки через друзей и знакомых, светиться — неужели думали, не передадут? А может, намеренно подняли шумиху, чтобы выбрался из норы, засуетился, раскрывая прошлые хакерские грехи, заметая следы? По норам Лобстер не прятался — всегда был на виду…Эти мыши не были похожи на людей из органов. Поведение нетипичное. Те сразу удостоверение в морду суют и грозятся с порога: если что не по ним, упрячем за колючку на долгие годы и «никто не узнает, где могилка твоя». Опыт общения с ними у Лобстера был. Три года назад, когда он взломал очередную закрытую сеть, на улице его остановил молодой человек, чуть ли не его ровесник, и, представившись офицером ФСБ, предложил поговорить откровенно. Его интересовала структура хакерских организаций, международные связи…Не понимал он, что организация хакеру нужна, как корове седло? Хакер ведь один на один перед целым миром, словно охотник с рогатиной перед медведем-шатуном. И весь мир умещается на нескольких десятках квадратных сантиметров экранного пространства монитора. Нам только кажется, что мир бесконечен. На самом деле он не больше очерченного самим человеком жизненного пространства. Бесконечность пугает нас точно так же, как и лифт, в котором мы застряли между этажами. Мы стараемся огородиться от мира, замкнуть его, сделать обозримым, осязаемым, доступным, чтоб всегда был под рукой, под ногой, под головой… А кроме монитора, настоящий хакер не видит более ничего. Он извлекает нужные ему вещи из компьютера, как фокусник — кроликов из шляпы, а его машина подобна волшебной сказочной шкатулке: открой — и выйдут из нее люди, звери, птицы, из ничего возникнут страны и города.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...