ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн,   действующие идеологии России, Украины, ЕС и США  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Не думать! Миранда приоткрыла глаза — не наблюдает ли за ней старик англичанин? Еще не хватало, чтоб он увидел, как она боится! Но старик, напялив очки, читал газету. «Ишь ты, храбрый какой старикашка!» — завистливо подумала Миранда.Вот оно, началось! Самолет замер на взлетной полосе, двигатели взревели громче, пронзительней, страшнее. Она нащупала застежку на животе — защелкнута ли? — и приоткрыла рот. Ничего, ничего, немного потерпеть, а в Лондоне начнется новая жизнь! Неожиданно турбины стали работать глуше. Миранда подумала, что у нее заложило уши. Она открыла глаза, глянула в иллюминатор. Самолет поразительно медленно покатился по полосе, потом начал разворачиваться. Вырулил в сторону аэропорта. Пассажиры стали тихо переговариваться, поглядывали в иллюминаторы. Самолет замер, турбины смолкли. Англичанин положил газету на колени и спросил, в чем дело. Если б она знала!Потянулись минуты ожидания. Старик больше не читал, поглядывал то на нее, то на соседей, то в иллюминатор. Было заметно, что он тоже начал нервничать. Скоро в салоне появилась стюардесса и объявила в микрофон на русском и английском, что вылет задерживается по техническим причинам. Старик начал ворчать, что, мол, вечно у этих русских какие-нибудь причины, ничего не делается вовремя, у него через пять часов важная встреча с руководством банка и опаздывать он не имеет права! Он нажал на кнопку вызова стюардессы и стал объясняться с ней. Девушка терпеливо слушала и улыбалась. «Ну вот, прорвало старикана, — подумала Миранда. — А делал вид, что ему все равно!» Что еще за техническая причина, черт возьми? Неужели что-нибудь сломалось в самолете? Винтик отлетел или колесо прокололи? Почему их не высаживают? И тут Миранда вспомнила фразу Лобстера: «Ты никуда не улетишь!» Неужели все эти «технические причины» — его рук дело? Сволочь, эгоист, свинья, подлец, подонок! Миранда потрогала горящие от волнения щеки, прикоснулась к рукаву пиджака старика, тихо сказала ему по-английски, что, скорей всего, неполадки в компьютерах. Старик с новыми силами принялся допытываться у стюардессы о причинах задержки. Она пожимала плечами и улыбалась…
Лобстер вдавил кнопку звонка. Послышались шаги. Дверной глазок засветился электрическим светом, затем погас — гостя внимательно разглядывали.— Это ты, Лобстер? — раздался из-за двери голос Никотиныча.— А ты не видишь? — пьяно усмехнулся Лобстер.— Не верь глазам своим, — сказал Никотиныч, распахивая дверь. — Привет!— Привет-привет! — Лобстер уже в прихожей сунул в руки Никотинычу две бутылки пива. — Сегодня у нас пивной путч.— С чего это? — искренне удивился Никотиныч. — Ты же у нас не пьешь!— Почему не пью? Пью иногда. Просто ты не замечал. А все потому, что мы слишком много работаем. Нельзя! — Лобстер погрозил пальцем.— Ладно, раздевайся, я сейчас рыбку сделаю, — сказал Никотиныч и отправился на кухню.На вид Никотинычу было лет сорок. Сколько на самом деле, Лобстер не знал — его такие вещи не интересовали. Никотиныч был большим, громоздким, неуклюжим. Мясистый нос, выпирающие, как у хомяка, щеки, высокий лоб с большими залысинами. Никотиныч носил старомодные очки, одевался неряшливо, но при этом старался следовать моде. Он любил жестикулировать и часто, размахивая руками, задевал о предметы — мелкие ронял, о крупные ранился. Вот и сейчас на полу валялись осколки чашки. Интересно, с кем это он тут болтал? Лобстер бывал у Никотиныча часто, но ни разу не видел гостей. Себя он гостем давно не считал. Они были деловыми партнерами и уже почти год работали вместе над одним проектом. Жил Никотиныч в панельной девятиэтажке, в самой обыкновенной однокомнатной квартире, по, в отличие от Лобстера, в своей.— Веник где? Я уберу! — крикнул Лобстер.— Чашку? Да не надо, я сам! — отозвался с кухни Никотиныч.— Ага, не надо! Еще наступим нечаянно. — Лобстер нашел веник с совком в туалете рядом с унитазом. Замел осколки, выкинул их в мусорное ведро. Лобстер терпеть не мог беспорядка в чужих квартирах. Всякая вещь, лежащая не на своем месте, резала глаз. Зато в своем доме мог не заметить дискету в мыльнице.В комнате кроме раскуроченных системных блоков, которые стояли повсюду: на подоконнике, на полу, на обеденном столе, на стуле и даже на застеленной покрывалом кровати. Встроенный шкаф-купе с зеркальными дверями занимал почти треть пространства. В шкафу у Никотиныча было рабочее место — узкий столик с выдвижной доской для «клавы». На полу урчал навороченный «Пентиум» — рабочая станция. Никотиныч был специалистом по «железу», зато в программах — софтах — совершенный «чайник» и лопух. Это мнение сложилось у Лобстера за год совместной работы.Никотиныч на кухне разделывал горбушу горячего копчения.— Ах, хороша рыбка! — приговаривал он, вытаскивая из нежной розовой мякоти кости. — Сейчас мы ее с пивком да с бутерами!..— Я не знал, что ты гурман. — Лобстер уселся на табурет, как воробей на жердочку — поставил ноги на перекладину, соединяющую ножки, уперся руками в сиденье.— Ну так знай. Ты чего такой грустный? — покосился на него Никотиныч.— Да так. — Лобстер вздохнул. По дороге до «Сходненской» он выпил вторую бутылку пива, и сейчас в голове гулял легкий хмель, хотелось поплакаться в жилетку и выпить еще. — Девушка от меня сбежала. Невеста.— Симпатичная? — Никотиныч вытер руки о полотенце и полез в холодильник за майонезом.— А то! — Лобстер подумал, что за целый год Никотиныч ни разу не обмолвился о своих романах с женщинами. Была ли у него когда-нибудь семья? К сорока годам мог бы под суетиться, род продолжить, детишек настругать. И ни одной фотографии во всей квартире! «А может, он пидор? — подумал Лобстер, глядя на толстую спину приятеля. — Да нет, не похоже. Не те замашки».— Ну все. В комнату пойдем или на кухне? — Никотиныч открутил кран с холодной водой и стал тщательно мыть руки.— Лучше в комнату, — сказал Лобстер.— Тогда слезай, будем на табуретке есть. Стол занят. Работой завалили. — Никотиныч застелил табурет полотенцем, составил на него бутылки, тарелку с рыбой, бокалы. — Правильно, в любой мастерской с них вдвое против моего возьмут. Все на халяву норовят. Неси!Лобстер бережно взял табурет, понес его в комнату.Никотиныч снял с кровати компьютер, поставил его на пол рядом. Разлил пиво по бокалам.— Ну ладно, не грусти, Олег. — Он ободряюще подтолкнул Лобстера плечом. — Найдешь себе еще невесту. Сколько тебе сейчас — двадцать два?— Двадцать три.— Ну, какие наши годы! — улыбнулся Никотиныч. — Вся жизнь впереди!— Такую не найду. Такая — одна! — покачал головой Лобстер.— Будем, — Никотиныч отхлебнул пиво. — Я покурю?— Кури. — Вообще-то Лобстер не любил запаха сигарет. От дыма у него начинала болеть голова.— Давай ей кости перемоем, сразу легче станет. Закон психологии. — Никотиныч любил ввернуть что-нибудь эдакое про психологические законы, сублимацию и условный рефлекс, хотя по образованию был химиком.— Нет, не хочу! — Лобстеру расхотелось плакаться в жилетку — он разозлился. — Я на нее столько времени и бабок убил! А она свалила, гнида!— Во, правильно, гнида! Так ее! — ободрил Никотиныч. — Как зовут твою гниду?— Миранда. — Лобстер залпом осушил бокал, подцепил вилкой кусок рыбы побольше.— Миранда — это у Шекспира, — заметил Никотиныч. — Американка, что ли? Или англичанка?— Скоро будет, — сказал Лобстер. — Выйдет замуж за старого английского пердуна и будет. Вообще-то ее Юлей зовут. А Миранда — это у нее ник в Интернете.— Юлей? — Никотиныч снял очки, часто заморгал, будто в глаза ему попала пыль.— Ты ее знаешь?— Нет, откуда? — покачал головой Никотиныч. — Знаешь, что тебе сейчас нужно?— Знаю. Насосаться пивом, а утром встать и сесть за работу.— Нет, после пива ты точно не встанешь, — возразил Никотиныч. — Сходи-ка лучше в «кроватку» <Чат для знакомств в Интернете>, сними себе девочку. Первый раз, что ли? Встретитесь, расслабитесь. И забудешь свою Миранду.— Никотиныч, хватит меня лечить! — разозлился Лобстер.— Да, это серьезно, — покачал головой Никотиныч. Он затушил сигарету, разогнал рукой дым. Поднялся, направился к столу, заставленному компьютерами. — Ну как знаешь! Можешь спать, можешь пить, а мне сегодня надо еще одну машину в чувство приводить.— Сильно убитая машина? — равнодушно поинтересовался Лобстер.— Почти насмерть, — кивнул Никотиныч. — Придется жесткий диск менять. — Никотиныч выдвинул из-под стола коробку, стал перебирать детали.Лобстер посмотрел на часы. Было без минуты четыре.— Тебе «ящик» не помешает?— Смотри, если хочешь, — кивнул Никотиныч, поправляя очки на переносице.Лобстер нашел на кровати пульт, щелкнул кнопкой. Старенький телевизор, который стоял на тумбочке возле кровати, громко зашипел. Лобстер убавил звук и стал переключать каналы. После рекламы зубной пасты появилась заставка «Новостей». Лобстер откинулся на подушку и стал слушать. Слушал невнимательно, его мысли разбегались. Ага, вот оно, кажется! Лобстер прибавил звук. «Сегодня днем аэропорт Шереметьево-2 почти на два часа был полностью парализован. Аэропорт не принимал, не выпускал самолеты. — Корреспондент с микрофоном стоял напротив здания порта, моросил мелкий дождь. — И дело тут вовсе не в погоде». На экране возник зал вылета, люди с багажом. «…Ваш вылет задерживается по техническим причинам», — раздался звонкий голос в громкоговорителе. «По нашим данным, техническими причинами, парализовавшими порт, явились неполадки в компьютере диспетчерского пункта, — продолжал корреспондент. — Как утверждают специалисты, в закрытую для постороннего доступа сеть проник хакер и внедрил вирус, называемый у компьютерщиков логической бомбой. Это код, вызывающий специфическую форму разрушения данных в компьютере. Эта бомба, например, может удалить все файлы, созданные или измененные именно сегодня, 24 августа, и оставить в неприкосновенности все остальные. К счастью, сотрудники аэропорта быстро с ним справились. Сейчас диспетчерская служба функционирует нормально, полеты возобновлены. Может быть, людям, отвечающим за авиаперевозки, стоит задуматься над тем, насколько безопасны компьютерные сети аэропортов, ведь от этого зависит жизнь пассажиров!»— Правильно, пускай задумаются! — усмехнулся Лобстер и выключил телевизор.— Что? — оглянулся Никотиныч.— Да нет, ничего. — Лобстер поднялся с кровати. — Может, и правда сходить в «кроватку»?— Сходи-сходи, — кивнул Никотиныч. Лобстер отодвинул створку шкафа, плюхнулся в кресло, застучал по клавишам компьютера.— Входим в чат — полет нормальный. Пишем ник — полет нормальный, — комментировал он происходящее. Чихнул, оглянулся на висящие на плечиках костюмы.— У тебя тут воняет чем-то!— Это от моли — лаванда, — объяснил Никотиныч. — Бабка из сада моль вместе с букетами завезла. Теперь — просто беда. Ты, я смотрю, развеселился?— Все путем, Никотиныч, — кивнул Лобстер. — Сейчас сниму девчонку, короткую юбчонку. Никотиныч рассмеялся:— Приятно посмотреть на собрата по разуму.— Тоже хочешь?— Мне работать надо, — покачал головой Никотиныч.Скоро на предложение Лобстера пообщаться отозвалась некая Белка. Они поболтали, уединились в «кроватке». Лобстер предложил встретиться на Пушкинской, попить пивка. Белка ответила, что встретиться и оттянуться она не против. Описала свою внешность, назначила время — через сорок минут. Белка, конечно, была рыжей, «волосы цвета граната». Лобстер вскочил с кресла, бросился в прихожую.— Снял? — поинтересовался Никотиныч.— Снял, — сказал Лобстер. — Сотен восемь одолжишь?
Около памятника на Пушкинской было многолюдно. Школьницы на скамейках пили пиво, парочки обнимались, кавалеры с цветами поглядывали на часы — в общем, народ тусовался вовсю. Лобстер огляделся по сторонам, стал прохаживаться взад-вперед в толпе перед памятником. От его тоски не осталось и следа. Он забыл о Миранде и теперь волновался перед предстоящим свиданием. А вдруг эта чатовская Белка — кривоногая прыщавая уродина, каких свет не видывал? Сколько раз такое случалось! Что тогда? Пропал вечер! Придется вернуться к Никотинычу и полночи слушать его трендеж о «железе» и законах психологии. Зануда он все-таки…Лобстер сразу узнал Белку, хотя и представлял ее по описанию другой. Девушка в куртке стального цвета, тупоносых туфлях и брюках в обтяжку нерешительно остановилась невдалеке, скользнула по нему взглядом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
Загрузка...

научные статьи:   расчет возраста выхода на пенсию в России,   схема идеальной школы и ВУЗа,   циклы национализма и патриотизма  
загрузка...