ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Ну что, фраер ушастый, дурака валяешь? — кивнул сосед на экран монитора, по которому бегал красный шарик, подгоняемый щелкающими ножницами.— Не дурака, а голову, — уточнил Лобстер. — Впрочем, уже не ломаю. Просто, когда впервые сел за компьютер, попалась именно она. Начал «гэймить», увлекся, прошел все уровни часов за двести. Неплохая игрушка для своего времени. Сейчас, конечно, безнадежно устарела.— Убил двести часов на эту хрень? — удивился дядя Паша. — Шутишь!— Нисколько! — помотал головой Лобстер. — Ты сам попробуй.Дядя Паша сел на стул, Лобстер показал ему, какими клавишами управлять игрушкой, прошел для примера первый уровень. Сосед застучал по клавишам, а Лобстер взял телефонную трубку и направился на кухню уговаривать Ольгу Геннадьевну устроить сегодня маленькое застолье у него дома.Лаборантка после десяти минут уговоров согласилась. Видно, самой этого хотелось… Договорились, что он ее встретит после работы в шесть, по дороге они зайдут в магазин, купят продуктов, вина. Заспорили, кто будет готовить. Он хотел сам, но Ольга рассмеялась в трубку, сказала, что у него на лбу написано, какой он повар. Лобстер обиделся, но тут же оттаял, он не мог на нее долго злиться, даже несмотря на то, что она постоянно его «ломала».Когда он вернулся в комнату, дядя Паша рассматривал компакт-диски на полке. Красный шарик сам бегал по зеленому полю, показывая свое мастерство, вернее, мастерство программистов, создавших несколько демо-уровней.— Не интересно, что ли? — удивился Лобстер, кивнув на монитор.— Я же говорю — хрень! — скривился дядя Паша. — А это что такое? — В руках он держал коробку с болванками компакт-дисков.— Это пустышки. Просто у меня пишущий сидюк в машине стоит. Я, вместо того чтобы бабки на дорогую «компашку» тратить, перепишу себе любой софт на классный носитель — и все дела!— Софт? — не понял дядя Паша. — Это что еще за слово?Лобстер рассмеялся — стопроцентный «чайник», таких он, пожалуй, еще не встречал.— Все программки называются софтами, а компьютеры — «железом», — пояснил он.— И хороший у тебя компьютер? — дежурно поинтересовался сосед.— «Пентиум», — сказал Лобстер. — Неплохой вообще-то. Скорость работы зависит от тактовой частоты.Дядя Паша поставил коробку на полку, стал рассматривать корешки хозяйских книг.Лобстер все понял. Не в первый раз он сталкивался с полным равнодушием к тому, что было для него очень важным и дорогим, что захватывало его целиком. Может быть, он, конечно, фанат, одержимый? Разговаривает на непонятном людям, как говорит Никотиныч, «птичьем» языке. Но как может быть неинтересен виртуальный мир, которым ты можешь управлять по своему усмотрению, словно бог?— Много денег надо? — спросил Лобстер.— На пару пива, больше не давай, — сказал дядя Паша. — Я уже столько назанимал — неудобно. Ты только не думай, я с пенсии верну. Я не такой — не халявщик.— Я и не думаю. Что, опять вчера с мужиками во дворе гуливанили?— Есть маленько, — вздохнул дядя Паша. — У них-то еще меньше моего пенсии. Я, считай, богач.«Какое уж тут богатство, если каждый день бухать!» — подумал Лобстер. После того дня, как они познакомились, он больше не пил. Да и не хотелось вовсе.— А жрать-то у тебя есть чего-нибудь? — Лобстер полез по карманам джинсов.— Есть маленько, — повторил дядя Паша. — А это кто? — показал он пальцем на череп.— Это — бедный Йорик, — пошутил Лобстер.«Взяли, выкинули здорового мужика на пенсию, чтоб окончательно спился!» — подумал он. Обычно социальные вопросы его мало интересовали, и газет он не читал, и телевизор не смотрел. Но иногда вдруг пропирало, будто вдруг чувствовал себя лохматым студентом из «Народной воли»: хотелось сделать бомбу и бросить ее в окно чиновничьего кабинета. Пожалуй, если б в его жизни не было компьютера, он стал бы не ученым-физиком, а бунтарем: ходил на демонстрации, митинги, брызгая слюной, выкрикивал пламенные речи на площадях в микрофон…Денег в карманах не оказалось. Лобстер на мгновение задумался — неужели кончились? Потом вспомнил — вчера Никотиныч разменял стодолларовую купюру, чтобы купить продуктов, сдачу куда-то положил, но только Лобстер не помнил куда.Он стал рыскать по комнате в поисках денег: пошарил на полках в шкафу, заглянул за шторы, даже приподнял мониторы, надеясь, что деньги под ними.— Сейчас-сейчас, дядя Паша, ты посиди пока!Сосед терпеливо ждал, поглядывая на Лобстера, крутил в руках коробки с компакт-дисками.Лобстер обыскал всю комнату, переместился на кухню. Дядя Паша последовал за ним.Котенок Триллер сидел на подоконнике и сыто жмурился. На полу валялась недоеденная рыбья голова.— Я тебя когда-нибудь убью, скотина! — пригрозил Лобстер. Он отправился в ванную за тряпкой.— Смотри, прижился он у вас, — заметил дядя Паша. — А у меня носился каждую ночь, как недорезанный, спать не давал.— Прижился! — недовольно проворчал Лобстер. Он подцепил рыбью голову на совок, выбросил в мусорное ведро, стал затирать тряпкой пол. — Кусается, царапается, орет, по шторам скачет, одну уже порвал. У меня вон все ноги в царапинах, раздеться стыдно. С ним меня Марина Леонидовна точно выкинет!— Не выкинет, не ссы, поговорю я с ней! — кивнул головой дядя Паша. — Так вот ж они, деньги! — он кивнул на холодильник. Действительно, на крышке холодильника лежали доллары — пятьдесят и двадцатка. Лобстер протянул дяде Паше двадцатидолларовую купюру.— С пенсии вернешь.— Не, Олег, я таких бабок взять не могу! — помотал головой дядя Паша.— Почему? — удивился Лобстер.— Не догоняешь, что ли? На пивко я у тебя всего три десятки возьму и отдам потом легко, а если двадцать «зеленых» — это ж без малого шестьсот! Думаешь, я двумя бутылками успокоюсь, если у меня в кармане бабок полно? Русской натуры не знаешь? Мне еще захочется. Пока все до последнего фантика не спущу, не уймусь. Поэтому ты мне лучше рублей поищи.— Ну, нету у меня рублей — кончились! — похлопал себя по карманам Лобстер, его начинала раздражать назойливость дяди Паши.— Хорошо, пойдем — разменяешь и дашь мне на пивко, — невозмутимо сказал сосед.Лобстер заглянул в холодильник, взял пакет с ананасовым соком, потряс в руке. Сока было на донышке. Кроме сока надо еще сладенького купить, чтобы мозги лучше соображали: халвы, шоколада, конфет.— Ладно, пойдем, — со вздохом согласился Лобстер.
Он зашел в обменный пункт, сунул в металлический лоток двадцать долларов. Дядя Паша нетерпеливо мялся на улице за дверью. Лобстер за ним наблюдал.Глядите-ка, в последнее время он стал прислушиваться к мнению других, поступать согласно их воле! Лаборантка, сосед. Скажи ему еще полгода назад, что он по прихоти какого-то пьяницы пойдет менять доллары, чтобы одолжить ему тридцать рублей, он бы рассмеялся и покрутил пальцем у виска — никогда! А теперь вот… Лобстер пересчитал деньги и вышел на улицу.— Держи! — сунул дяде Паше в руку пятьдесят рублей.— Спасибо, Олежек! — Сосед посмотрел на него подобострастно. — Что бы я без тебя делал?— Кого-нибудь другого затопил, — пошутил Лобстер.Они двинулись по тротуару вдоль бесконечного ряда припаркованных машин к ближайшему магазину.Дядя Паша начал что-то рассказывать и вдруг с силой толкнул Лобстера, навалился на него, уложил па асфальт, под бок к припаркованной «пятерке» красного цвета. Лобстер услышал, как сбоку тихонько тренькнуло стекло, но пока еще не понял, что случилось.— Блин, что за дела! — закричал Лобстер, пытаясь скинуть с себя соседа. Дядя Паша оказался тяжелым, кроме того, от него сильно несло застарелым перегаром, вызывающим тошноту. Сосед закрыл широкой ладонью его рот, прошептал:— Не ори, мудак! Привстал и на четвереньках пополз к подворотне! Понял? — прошептал дядя Паша на ухо.Лобстер кивнул в ответ и испуганно оглянулся. В витрине закрытой на ремонт чебуречной была оплавленная дырка с разошедшейся в разные стороны паутиной трещин.— Пошли!Они привстали и, низко согнувшись, под прикрытием машин побежали к ближайшему двору. Может, со стороны это и выглядело смешно — два здоровых мужика несутся по улице на полусогнутых, но им сейчас было вовсе не до смеха.— Сюда! — Дядя Паша увлек Лобстера во двор. Они бегом пересекли детскую площадку, ломанулись напрямик через кусты в соседний двор.Наконец дядя Паша перешел с бега на шаг, отдышался.— Это что… это меня хотели?.. — От страха голос Лобстера срывался и дрожал.— Почем я знаю? — пробурчал дядя Паша, оглядываясь по сторонам. — Может, и меня! Решили, что слишком много знаю и… Вот ведь сучий потрох, дилетант гребаный! Блеснул мне в глаз прицелом. Что значит — инстинкт! Еще бы секунда — и… «кирдык»! — Он нервно рассмеялся. — Сейчас огородами — домой! — Сосед опять прибавил шагу, и Лобстер припустил за ним, испытывая противную дрожь во всем теле. Он был не в силах ее унять.Около дома дядя Паша все-таки купил в киоске три бутылки пива. Одну высосал, пока шли через двор к подъезду, еще одну отдал Лобстеру, третью взял за горлышко, как гранату.— Значит так, Олег. Я иду первым, если что — беги, ори, зови на помощь! Бежать нужно зигзагами, как заяц! А потом на досуге нам вместе подумать надо, кого ты обидеть мог, кого я. Ну, если только по мою душу, я их всех, лидеров, сделаю! Кровавой слюной харкать будут! — сказал дядя Паша и решительно взялся за ручку подъездной двери…Лобстер, постоянно оглядываясь, открыл замок, заскочил в квартиру, хлопнул дверью, припал к мутному глазку. Лестничная площадка в глазке изменила очертания, двери и стены выгнулись, искривились, словно резиновый пузырь, наполненный водой. Они больше не таили в себе опасности. Лобстер бросился к телефону.— Никотиныч, в меня стреляли! Мы уезжаем! Немедленно, сейчас же!
В квартире было тихо. Дневной свет струился через полузадернутые шторы, которые из-за гуляющих по квартире сквозняков с легким шуршанием скользили по полу, то плотно прижимаясь к батареям, то вздуваясь, словно наполненные ветром паруса; яркие солнечные пятна бегали по паласу, креслам, по разноцветным щитам и копьям, украшавшим большой африканский ковер на стене.В коридоре стоял полумрак. Только небольшой квадрат гладкого паркета перед дверью ванной был освещен тусклым электрическим светом. Из туалета доносилось журчание воды. Дверь в ванную комнату была нараспашку. Изящный шпингалет висел на одном шурупе, остальные были выдраны «с мясом». Из большой импортной ванны с гидромассажем торчало огромное копье с рукоятью, украшенной замысловатой резьбой, оно слегка приподнималось и опускалось, покачиваясь, словно было воткнуто в спину вздыхающего кита. На самом деле оно торчало из груди человека, который был подтоплен тяжестью копья и словно парил в воде около дна ванны, раскинув руки. Струйки воды, вырывающиеся из массажных отверстий в боках ванны, покачивали тело. Вода была окрашена в бурый цвет, будто в ней долго варили свеклу. Глаза человека были открыты, они давно остекленели, подернулись белесой пленкой и сквозь толщу воды безжизненно смотрели в потолок. На его седой голове красовался панковский «ирокез», чем-то похожий на коровий рог, он неторопливо и плавно покачивался в воде, словно рыбий хвост. Гоша лежал в ванне второй день. ALT Небольшой поселок, раскинувшийся на холмах вдоль небольшой речушки, был погружен в осенний утренний туман. Кое-где в окнах уже горел свет, из печных труб поднимался к небу жидкий дым. Те дома, которые были ближе к реке, в низине, полностью утонули в пелене тумана. Казалось, что дым поднимается прямо из земли, словно по берегам лениво курятся десятки маленьких вулканов.Третьи петухи свое откричали, и было тихо. Разве что изредка скрипнет колодезный ворот, спросонья тявкнет собака или негромко хлопнет калитка. Но вот из-за холма послышалось тарахтение. Неуклюжий «пазик» перевалил через вершину, высветил фарами кусок дороги и медленно покатил вниз, к поселку.Он остановился на небольшой поселковой площади. По периметру площади стояли слегка скособочившиеся деревянные магазинчики, посредине — невзрачный серый памятник погибшим в боях с фашизмом. Двери автобуса с лязгом отворились, и из автобуса вышли двое — Лобстер и Никотиныч. У Никотиныча на плече болталась большая дорожная сумка, у Лобстера — его любимый рюкзак. В руке Лобстер держал небольшой пластиковый короб.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...