ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Не в этом суть. Высадились мы на берег и пошли, как водится, бордель искать. А борделей, я тебе скажу, в Антарктиде видимо-невидимо, куда ни кинь взгляд — одни только снежные бабы. Ну вот, нашли мы одну такую снежную бабу и пристроились к ней всей командой, она сначала помалкивала, а потом как по-американски закричит: «Насилие, насилие!» — и на нас в окружной суд подала. Судов там, в этой чертовой Антарктиде, еще больше, чем борделей. Но только американцы почему-то не окружной суд жалуют, а Линча. Видать, парень этот у них особо отличился в дебатах по юриспруденции. Ну вот, пришли, значит, окружные судьи и давай нас линчевать. Следует заметить, дорогой Лобстрюша, что американское линчевание очень напоминает наше повешение. Ну вот, а теперь скажи мне, пожалуйста, дорогой ты мой, на чем в Антарктиде линчевать? Когда там ни одного даже самого хилого деревца нет? Не знаешь? Ну так вот, я тебе отвечу: на тех самых бабах и линчуют, которых там видимо-невидимо. У них ведь вместо носа морковка торчит, вот на этих самых морковках нас и повздергивали! Один только старпом, приросший к льдине, в живых остался. Ну вот, до сих пор я вишу и жалею, что пожил мало. Мораль сей истории тебе, наверное, ясна: как говорится, был бы человек, а уж веревка с морковкой для него всегда найдутся! Так что давай не забывай, пиши, заглядывай, а то мы очень скучаем, особенно Миранда".
(02.29) Кому: Лобстеру. От: Миранды. Тема: «Любовь». «Лобстер, миленький, сижу я прикованная наручниками к батарее, держат меня на воде и хлебе, даже в туалет сходить не дают! Ведро поставили и писай тут при них, а они ржут! Ты меня тогда кинул, а они пришли и забрали! Пожалуйста, сделай, что они велят, иначе меня убьют! Они так и сказали: пришлем ему (тебе то есть) твою (мою то есть) голову. Я тебя умоляю, даже если ты меня уже совсем не любишь, сделай, что они просят. Мне так страшно, ты даже подумать не можешь, как мне страшно! Тебя никогда наручниками к батарее не приковывали и писать в ведро не заставляли. Если ты меня спасешь, я рабыней твоей стану, буду твои ноги мыть, носки стирать, галстуки гладить! Я не шучу — это правда! Они так и сказали: если сделаешь, они на все четыре стороны меня пошлют! У тебя же голова золотая, ты всем нужен: пекарям и шкиперам, хакерам и факерам, а особенно ментам и бандитам. Будь ласков, не дай погибнуть! Несмотря на подлость твою, что ты с чужой бабой спишь, люблю я тебя и хочу, чтобы все было именно так, как ты обещал тогда в порту. Вот так. Жду привета, как соловей лета! М.».
Снега в этот день выпало много, и машина Хэ завязла, не доехав каких-нибудь двухсот метров до места операции. Они с Лисом бросили машину посреди дороги и пошли пешком. Хэ было особенно тяжело, и Лис ее всячески подбадривал. Объект представлял из себя обыкновенную типовую двенадцатиэтажку. Вычислил ее сегодня утром Лобстер. На свое несчастье, бандиты позвонили ему по сотовому. А дома у него стоял недавно купленный за тысячу баксов сканер, который определяет расстояние до сигнала с точностью до нескольких метров, и на мониторе тут же появился микрорайон с названиями улиц и домами, обозначенными квадратиками и прямоугольниками. Лобстер выдал Хэ цветную распечатку, где красным крестом был помечен злополучный дом. Он был взят в кольцо через десять минут после получения сигнала. Прослушку подключили сразу ко всем телефонам в доме — «ковровое бомбометание». Теперь нужно было вычислить квартиру. В домоуправлении был получен список всех жильцов, а дворничиха дала сочные характеристики некоторых проживающих: «ни баба, ни девочка», «стручок перченый», «сунореф двух б… поддев» и пр. Хэ привлекло словечко «сунореф». Лис объяснил, что так экзотично называют иногда представителей Кавказа, которые, как известно, обладают крупными носами, и при этом посмотрел в зеркало на свой собственный…В конце концов, были выявлены две «нехорошие» квартиры. Одна на втором этаже, другая на десятом. И в той и в другой жили странные люди, которые вежливо здоровались с дворничихой, но при этом прятали глаза, будто боялись окаменеть. Промедление было смерти подобно, поэтому решили брать сразу обе. В конце концов, перед жильцами одной из квартир всегда можно извиниться, побитые стекла вставить, сломанные руки загипсовать. Квартиру на десятом было решено штурмовать с крыши и из подъезда одновременно. Квартиру на втором — с помощью лестниц.Хэ в операции, конечно, не участвовала, но зато могла издали наблюдать за всем происходящим.Штурм начался ровно в пять. К дому подъехала машина, из нее выскочили люди в масках с тремя металлическими лестницами в руках (по количеству окон в квартире), за плечами у них висели короткоствольные автоматы. Они подбежали к дому, приставили лестницы, вскарабкались по ним, как обезьяны, выбили прикладами окна и скрылись внутри. В то же самое время с крыши на уровень десятого этажа на тросах спустились пятеро автоматчиков (тоже в масках). Они выбили стекла ногами и тоже влетели внутрь квартиры. На десятом этаже раздалась частая стрельба. На втором было тихо — там оказался небольшой наркоманский притон, в котором спали вповалку девочки и мальчики от четырнадцати до семнадцати лет. Они были настолько «обдурены», что даже не поняли, что случилось. Спецназовцы вызвали ОБНОН…Когда в окно влетел автоматчик в маске, Миранда дико заверещала и пригнулась, стараясь закрыть голову свободной от наручников рукой, потому что на нее густым дождем посыпались осколки. Началась стрельба, от которой она тут же оглохла. Миранда не видела, что творится в квартире, потому что сразу же закрыла глаза. Но она слышала выстрелы, мат, стоны, звонкие удары, будто кто-то лупил боксерскую грушу. Запахло порохом, штукатуркой, раскаленным металлом. Со звоном сыпались гильзы. Кто-то попал в батарею, пуля взвизгнула о металл, и тут же в разные стороны брызнула горячая вода.— Спасите, горячо, горячо! — истошно завопила Миранда. Она попыталась отодвинуться, чтобы вода не обжигала голые руки, но это оказалось непросто: кран мешал наручнику двинуться дальше по трубе.В конце концов, все стихло. Миранда осторожно открыла глаза и увидела распростертого посреди комнаты мужчину. Это был чеченец, который один раз в день кормил ее жидкой похлебкой. Под ним расплылась большая лужа крови. На мгновение Миранда даже забыла, что ей горячо. К ней подошел человек в маске, быстро перекусил наручники большими кусачками.— Спасибо, — поблагодарила Миранда слабым голосом.— Сколько их тут было? — поинтересовался спецназовец, поднимая ее с пола.— Пятеро, — сказала Миранда.— Здесь четверо. Покажи, кто из них главный.Миранда осторожно обошла лужу около трупа, заглянула в соседнюю комнату, здесь лежали двое. Вернее, один сидел, прислонившись к стене, все его лицо было залито кровью, другой лежал ничком. Миранда покачала головой — нет! Ее провели на кухню. Чеченец лежал под раковиной, раскинув руки. При падении он свернул пластиковое колено под раковиной, и теперь вода, которая капала из плохо закрученного крана, попадала ему прямо на лицо, в полуоткрытый рот.— Здесь его нет, — сказала Миранда.— Все, иди, там тебя «скорая» ждет, — кивнул человек в маске. Он вынул из нагрудного кармана рацию и передал: — Одного нет, усилить наружку.Хэ видела, как из подъезда вывели завернутую в какое-то одеяло Миранду, посадили в машину «скорой помощи». Дверца захлопнулась, машина с воем выехала со двора.— Что там? — спросила Хэ у Лиса, который слушал рацию.Он выставил средний палец, показывая неприличный жест.— Одного нет? — догадалась Хэ.Лис кивнул.Тут Хэ увидела, как из-за угла показалась невысокая фигура человека средних лет. Голова у него была седая, а на макушке торчал панковский хохолок — небольшой «ирокез» красно-желтого цвета. Он повернулся к ним спиной, и лица его Хэ не разглядела.— Гоша? — не поверила своим глазам Хэ. Человек обернулся, и тут она поняла, что ошиблась. У него было другое лицо.— Извините.— Ничего, бывает, — улыбнулся человек и пошел своей дорогой.Хэ замерла на несколько мгновений, потом вдруг выхватила пистолет и закричала пронзительным голосом:— Стоять!Человек обернулся и выстрелил первым — это был Седой. В руке у него оказался большой «магнум». Выстрелив, сразу побежал. Тяжелая пуля оторвала хрупкую, как фарфоровая статуэтка, Хэ от земли, швырнула в успевший подтаять снежный сугроб. Она умерла, не успев ни о чем подумать. Сейчас ее, мертвую, маленькую, хрупкую, легко можно было засунуть в большой чемодан и вывезти в Корею, чтобы похоронить в родной земле, но некому было это сделать.Лис, выхватив пистолет, встал на одно колено и прицелился. Красный хохолок был хорошо виден на белом фоне.
— Лицом к стене! — Голос у конвоира был резкий, как звук плети.Лобстер повернулся к стене и под бренчание ключей стал изучать ее неровную поверхность: застывшие в краске волоски от кистей, пупырышки, шероховатости. Он подумал, что стена похожа на выжженную пустыню.— Пошел!Он вошел в камеру. Дверь за ним с грохотом захлопнулась. Камера была узкая и длинная, как пенал. Кровать с дистрофичным плоским матрасом, железный стол, привинченный табурет. Около двери желтый унитаз и умывальник с отбитой эмалью. «А что, очень даже приличная обстановка, — подумал Лобстер, оглядев камеру. — Есть возможность подумать, помечтать. Набросать какую-нибудь забавную программку».Его арестовали, когда пришла весть о гибели Хэ. Вернее, тот человек, который принес эту весть, его и арестовал. Поскольку весть о смерти была раньше ареста, он уже ничуть не переживал, что его посадили в камеру, ему теперь было все равно — дядя Паша оказался человеком слова. В его послании в Управление ФСБ был документально зафиксирован каждый их шаг по взлому, так что отпираться было абсолютно бесполезно. Да он, собственно говоря, и не отпирался.От нечего делать стал считать погибших из-за проклятого взлома. Поскольку стены были покрыты масляной краской до самого потолка, а пишущих принадлежностей ему не оставили, он подставил палец под кран и принялся оставлять на стене рядом с умывальником мокрые полосы: Белка — раз, киллер — два, Гоша — три, Никотиныч — четыре, дядя Паша — пять, Хэ — шесть. Миранда тоже чуть не погибла. Но теперь-то у нее все будет хорошо: улетит в далекие страны, где светло, тепло и мухи не кусают, забудет обо всем через месяцок, будет жить-поживать и детишек рожать. А сон-то в руку был — убил он Хэ. Не сам, конечно, косвенно, но убил. А началось все с того, что Никотинычу в башку пришла идея свистнуть деньги на создание лаборатории искусственного интеллекта. Сделать машину, у которой «мозг» будет покруче человеческого. А человек — это кто? Создание Божье? Получается, что решил он потягаться с самим Богом в своем корыстном стремлении. И что из этого вышло? Лобстер вспомнил новеллу Акутагавы о паутине, по которой грешники пытаются выбраться из бездны ада, но когда слишком много цепляется их на эту тонкую нить, она не выдерживает и рвется, и тогда все падают в бездну. Вот и на эту паутину мировую, которая дала людям необыкновенную возможность общаться друг с другом, вдруг поналипло много всякого народу, который стал ломать банки, извлекать из военных терминалов секретные программы, воровать «ноу-хау»… А паутина возьми и оборвись! И все, кто на ней был, упали в бездну. Остался только он да Миранда…
Генерал-майор оторвал тяжелый взгляд от бумаг на столе, посмотрел на мнущегося у двери полковника с папкой под мышкой.— Разрешите, товарищ генерал?— Проходи!Полковник сел, выложил из папки бумаги, нацепил на нос очки.— Давай! — кивнул генерал.— Ситуация такая: англичане требуют выдачи.— Какая еще, к черту, выдача! Сгноить его надо в камере без суда и следствия за все его грехи!— Без суда и следствия не получится — иностранный интерес слишком большой. Случай более чем занимательный: он ведь первый раз залез — ничего не взял, второй раз залез — взял все, но куда эти деньги делись, одному Богу известно. Англичане рвут и мечут, говорят, дайте нам этого Лобстера, мы ему на ноги «испанские сапоги» наденем.— Уроды! — смачно сказал генерал. — Но я бы все-таки его сгноил.— Зачем же? Если уж эти золотые мозги настолько преступны, то и использовать их надо соответствующим образом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...