ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Нет, адрес матери — квартира 147.— И охота тебе по углам болтаться? — не унималась баба Таня. — Квартира четырехкомнатная. Заперся себе и живи. Никому не мешаешь. Я вот двадцать семь лет в коммуналке прожила.Лобстер вскрыл конверт. Это была ксерокопия. Фамилия вписана шариковой ручкой. Какой-то Швецов Виталий Всеволодович. «В связи со строительством автотранспортной развязки администрация извещает Вас, что в октябре этого года кладбище будет снесено. Вам будет предоставлен специальный транспорт для захоронения останков вашего родственника на Богородском кладбище. Необходимо в тридцатидневный срок явиться в административное здание кладбища со следующими документами…»— Мать переживает! Все время о тебе говорит. Как там мой Олежек? Хоть бы зашел, навестил. Не звонит даже, — оторвала Лобстера от чтения баба Таня.«Врет она все!» — раздраженно подумай Лобстер. Он вызвал лифт. Мать у него не тот человек, чтобы с консьержками обсуждать поведение сына. Ей некогда. Что это еще за Швецов? В их роду нет такой фамилии. Может, родственник дальний? Или?.. Догадка осенила его, когда разъехались створки лифта.— Спокойной ночи, — сказал Лобстер, входя в лифт.— Опомнился! Утро уже! — крикнула вслед ему баба Таня.
Он замялся у двери в квартиру, не зная, позвонить или открыть дверь своим ключом. Решил открыть сам, но дверь, как назло, оказалась на цепочке. Лобстер вдавил кнопку звонка. В спальне что-то сбрякало, в коридоре возник силуэт мужчины в трусах. Щелкнул выключатель. Шофер матери Андрей не сразу узнал его спросонья. Несколько секунд, щурясь, испуганно всматривался в лицо.— А, это ты! — скинул цепочку, впустил. — Что это вдруг ни свет ни заря?— Соскучился, — сказал Лобстер.— Да ладно тебе врать — месяц носу не казал! — Андрей взглянул на часы и зевнул. — Сам тут разберешься. Нам с матерью вставать через два часа.— Андрюша, кто там? — раздался из спальни испуганный голос матери.— Спи, иду сейчас! — сердито отозвался Андрей.— Мам, это я, — сказал Лобстер. Он разделся, поискал в обувной тумбочке тапочки, прошел на кухню. От всего пережитого за ночь разболелась голова. Лобстер полез в аптечку, нашел цитрамон. Сунул в рот сразу две таблетки, стал цедить воду из чайника.На кухне появилась мать. Она запахнула халат на груди, крепко обняла сына, прижалась губами к его щеке.— Олежек, наконец-то! Совесть у тебя есть?— Нету. — Лобстер полез в холодильник.Мать со вздохом опустилась на деревянный стул. Лобстер положил на дубовую столешницу салфетку, поставил на нее стакан с соком. Сел. Мать, подперев подбородок рукой, нежно смотрела на сына.— Похудел. Хоть бы обедать приезжал.— Тебя все равно дома нет. — Лобстер шумно отхлебнул из стакана. — Холодный!— Меня нет, сам поешь. Холодильник всегда продуктами забит.— Как у тебя дела?— Работаем потихоньку, — кивнула мать. — Машину на день рождения хочешь?— Не хочу. Ты мне денег дай, я сам себе куплю что надо, — сказал Лобстер.— Опять свои железки, или как там они называются?— «Железо»? Да нет, «железа» мне пока хватает, сканер хороший надо и считыватель для смарт-карт.— Твой птичий язык я не понимаю. Сам посчитай, сколько надо. Я тебе дам на подарок. Что, выпил лишку, соком отдуваешься?— Пива.— От пива самое тяжелое похмелье. — Мать поднялась из-за стола. — Я тебе постелю в кабинете. Полотенце твое на вешалке с краю. Голубое с корабликами.— Мам, почему у тебя нет фотографий отца?— Опять? Ну сколько можно, Олег?— Я давно тебя ни о чем не спрашивал! Мать подошла к нему, обняла сзади, нежно провела рукой по волосам.— Сынок, давай сходим к психотерапевту. Он с тобой побеседует. У меня очень хороший знакомый работает. Пора избавляться от детских комплексов.Лобстер упрямо мотнул головой:— Это не комплексы, мама. Я просто хочу знать!— Ну что, что тебе еще хочется знать? — Мать отстранилась от него, повысила голос. — Когда он ушел, я выкинула все его вещи, порвала фотографии. Мне было тяжело. Я не хотела, чтобы хоть что-то напоминало о нем. А потом он умер.— Но вы так и не развелись?— А зачем? — Мать пожала плечами. — Мне было все равно — замужем или нет. Он не появлялся. Ты вырос.— А фамилию почему не поменяла, когда за отца выходила?— Да ну — Швецов! — Мать махнула рукой. — Когда он ушел, я тебе свою дала. Наша лучше звучит, правда?Лобстер пожал плечами.На кухне появился Андрей. Теперь на нем был спортивный костюм. Он полез в холодильник, достал пакет кефира.— Что вы тут разорались? Только, понимаешь ли, заснул.— Андрюша, иди, я сейчас.— Секретничаете? — Шофер взял с мойки кружку и вышел из кухни. — Завтра подпишешь не ту бумажку и влетишь кусков на двести! — раздался из коридора его голос. — Голова свежая должна быть!— Я смотрю, он здесь распоряжается, — недобро заметил Лобстер.— Завтра у нас большой контракт. Если получится, я тебе квартиру куплю.— Не надо. Я сам куплю, — помотал головой Лобстер. — А свидетельство о смерти у тебя есть?— Отца? Было где-то. Хотя… нет. Его брат взял. Олег, выбрось ты это из головы. Лучше б в институте восстановился. Сейчас, наверное, еще не поздно.Она ушла. Лобстер посидел еще немного и направился в кабинет.Он улегся на приятно пахнущую свежую простыню, натянул одеяло до подбородка. В детстве на его вопросы об отце мать отвечала, как все одиночки: был летчиком-испытателем, героически погиб. Лобстер чувствовал неправду и снова возвращался к этой теме. Потом выяснилось, что вовсе не летчиком и не погиб… Отец умер, когда ему было уже шестнадцать. Летом Лобстера отправили в молодежный лагерь в Венгрию, а когда вернулся, мать сказала правду — похоронили две недели назад. Отец пил, курил, играл на бегах, бросал своих женщин и детей, вел беспутную жизнь. Допился до чертиков, попал в психушку, из нее уже не вышел. «У тебя плохая наследственность, сынок!» — сказала тогда мать. К тому времени Лобстер с головой погрузился в компьютерный мир и не видел для себя другой жизни. Он пообещал, что с ним ничего подобного не случится — он не такой… А теперь вот история с Белкой. Неужели Никотиныч прав, это был глюк, вызванный наркотиком и пивом? Но он своими глазами видел ее голое тело, рубец на шее, прикасался к прохладной коже на ее плече. Слишком уж реальный глюк! В пальцах появилось неприятное жжение. Лобстер подумал, что оно вызвано воспоминаниями о мертвой девушке. Ведь он прикасался к Белке, когда она уже была мертва, когда невидимые бактерии уже начали разлагать ее тело изнутри, съедать клетки. Примерно так же вирус разлагает компьютерную программу на сегменты, уничтожая ее. Что будет с телом Белки через два дня? И где она сейчас? А может, наболтавшись по телефону со своей подругой, спит в своей кроватке и посмеивается над ним, лохастым Лобстером, во сне? Заглючила парнишку капельками! Или сказывается дурная отцовская наследственность и он потихоньку начал сходить с ума? Как он мечтал иногда хоть одним глазком взглянуть на своего беспутного папашу!Лобстер соскочил с кровати, побежал в ванную. Мыл руки с бактерицидным мылом, скоблил, драил мягкой щеткой. Вытер полотенцем. Посмотрел на себя в зеркало, высунул язык. На языке был желтоватый налет. Наверное, от пива. Прав был Никотиныч — завтра он не сможет работать… К черту все, забыть!Вернулся в постель. Постарался больше не думать ни о чем и скоро заснул.
Лобстер открыл глаза и посмотрел на напольные часы в углу кабинета. Тяжелый маятник за стеклом медленно покачивался взад-вперед. Было двадцать семь двенадцатого.— Блин! — Он скинул с себя одеяло, побежал в туалет.На кухонном столе лежала записка: «Олежек, на плите шницели и овощи. Обязательно позавтракай! На улице холодно — одевайся потеплей. Свитер на кресле в гостиной. Лучше всего, если ты останешься. Вечером сходим куда-нибудь. Мама».Да, как же, останется он! Ему еще не было семнадцати, когда он ушел из этого дома. Объявил матери, что хочет жить своим умом и на свои деньги. Деньги к тому времени у него были. Не очень большие, конечно, но на съемную квартиру и маленькие радости хватало. Радости у него какие? Сидюк купить да «железо» обновить.Лобстер снял телефонную трубку, набрал номер.— Ну что, проспался? — насмешливо просил Никотиныч.— Ты извини, старичок. — Лобстер взял из вазы кисть винограда, стал ее ощипывать ртом. — Сможешь сегодня без меня обойтись? А завтра — как штык!— Ладно, обойдусь, — согласился Никотиныч.— Ты пока криптографические ключи закачай. У тебя там на столике сидюшка с «кирпичом».— С каким еще кирпичом? — не понял Никотиныч.— Знак такой дорожный на обложке — «Въезд запрещен». На диске — 56-разрядные ключи.— Лобстер, ты можешь хоть что-нибудь по-русски объяснить? — рассердился Никотиныч.— Я и так по-русски, — вздохнул Лобстер. Дал же Бог напарничка! — 56-разрядный стандарт используется в банках… с вареньем. Варенье будем кушать, понял?— Теперь понял. Да, «чайник» я, Лобстер, извини, — сказал Никотиныч.Лобстер положил трубку, подошел к плите, поднял крышку со сковороды. Шницелей не хотелось. Он вспомнил про конверт в кармане куртки, про вчерашний разговор с матерью… Вернулся с кистью винограда в кабинет.Лобстер сел на пол перед секретером, где мать хранила документы, выдвинул ящик, стал перебирать бумаги. Ага, вот оно! Свидетельство о смерти Ипатьевой Анны Григорьевны такого-то года рождения. Бабушка умерла двенадцать лет назад. Он еще помнил тепло ее морщинистых рук, шелковый абажур с кистями в комнате, оладьи со сметаной, катанье с ледяной горки на портфелях во дворе. Он обморозил пальцы, потому что потерял варежки в школе, и бабушка ласково дула на них, приговаривая: «У кошки боли, у собаки боли, а у Олежки заживи!» Сами собой пальцы не зажили, и бабушка повела его к хирургу, который срезал омертвевшую кожу.Он жил тогда у нее — матери было некогда заниматься сыном, после ухода отца она пыталась наладить личную жизнь. Напольные часы, которые стоят сейчас в кабинете, били пять раз, и они садились обедать за большой кухонный стол с массивными резными ножками — так было заведено в доме со старых времен — ровно в пять. А после обеда он за пятнадцать минут делал домашние задания и высыпал на пол детали конструкторов. Конструкторов у него было много, разных. Он смешивал детали от разных наборов в кучу и всегда собирал то, что не было изображено на картинках в инструкции. Сам придумывал монстров и космические корабли. Злился, что детали не подходят друг к другу. В десять лет бабушка купила ему первую игровую приставку…Потом мать вдруг опомнилась, забрала его к себе. К тому времени она отказалась от идеи создать новую семью, найти ему достойного «папашу». Она серьезно занялась бизнесом. Он уже был достаточно взрослым и дичился ее. Мать пыталась дать ему то, что он недополучил в раннем детстве, хотела привязать к себе сына. В конце концов, он убежал из-под ее чрезмерной опеки. Рано почувствовал самостоятельность, сконструировал свое будущее сам, без чужих инструкций… Кроме напольных часов в наследство от бабушки им досталось столовое серебро. Он помнил: две большие, обитые черным бархатом коробки с серебром стояли в буфете, бабушка доставала их, перебирала вилки, ложки и ножи, приговаривая: «Женишься на девице без приданого, будет чем пустую кашу есть». А квартиру бабушкину после смерти разменяли…Лобстер сунул свидетельство в карман, задвинул ящик. Пора было ехать.
В Интернет-кафе в этот час было малолюдно, но киберпанк Гоша — рано поседевший мужик с небольшим красно-желтым ирокезом на голове — уже тусовался среди молодежи — учил жизни. Лобстер подошел к нему:— Можно тебя на минутку?Они отошли в сторону.— Ты Белку знаешь, которая в нашем чате сидит?— Знаю, — криво усмехнулся Гоша.«Чему усмехается? Она с ним тоже спала? Конечно, спала, а как иначе!» — неприязненно подумал Лобстер.— Может, ты другую знаешь? Их тут много, как в лесу. — Лобстер стал описывать внешность девушки, но Гоша его перебил:— Сказал — знаю! Что, кинули тебя? Вот, Лобстрюша, была бы шея — топор найдется. Если адрес надо, не дам! Сам понимаешь — информация огласке не подлежит.— Позарез нужно! Она у меня шестьсот баксов стырила! — соврал Лобстер.— Всего-то! Я думал — честь украла. — У киберпанка явно было шутливое настроение. — Ты проститутке сколько за сеанс платишь?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...