ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

А у нас не проститутки — девушки хорошие.— Если не скажешь, я в милицию пойду! — предупредил Лобстер. Гоша посерьезнел.— К ментам ты не пойдешь — сам виноват. Ладно, Слободчикова Маша. Адрес по справочной узнаешь. Только учти — я тебе ничего не говорил. Знаешь, сколько баб этим делом промышляет? Целая мафия!— Устроили из Интернета притон! — вздохнул Лобстер.— За что боролись, на то и напоролись. Лично я в стране сексуальную революцию не делал, — насмешливо ответил киберпанк.Фамилия — это уже хорошо. Лобстер протянул Гоше купюру и сел к свободному терминалу. Он надеялся, что Белка уже объявилась в чате.Бегая по строкам чата в поисках Белки, Лобстер прислушивался к разговорам за спиной.. Удивлялся тому, что некоторых слов из разговоров «юных компьютерных гениев» понять не может. Перестав общаться с юзерами, окунувшись в работу над взломными программами, он отстал от жизни. И прошло-то всего два года! Сленг менялся, как хамелеон. Все правильно: компьютерные технологии развиваются с космической скоростью, машины устаревают, не успев появиться на рынке, а вместе с ними развивается и устаревает хакерский язык. Непосвященному тать не надо, а посвященный поймет. Главное — солидная языковая база, а она-то у Лобстера была. Потусуется немного и въедет!Белок в чате не наблюдалось, и скоро Лобстер покинул Интернет-кафе. Он поехал в адресный стол.
— Вам кого? — раздался женский голос из-за двери.— Мне Белку, — сказал Лобстер.Дверь ему открыла женщина с младенцем на руках. Младенец весело агукал и пускал слюни. Увидев не-знакомого мужчину, малыш нахмурился, уткнулся матери в грудь.С ней-то он и должен был вчера встретиться. Вот они, волосы гранатового цвета! Но, конечно, похуже той Белки, с которой… Большой нос, круги под глазами, бесцветные ресницы, прыщи на лице. Немало косметики надо извести, чтобы выглядеть, как подобает проститутке. Интернетовской проститутке… Нет, с этой он, пожалуй бы, не стал…— Я — Лобстер, мы вчера в чате болтали, — напомнил он.— А, ну и что? — Женщина явно не была настроена на долгий разговор. — Откуда адрес узнал?— В справочной, — просто ответил Лобстер.— Ты что, из полиции нравов?— Да нет, я сам по себе. — Лобстер замялся. — Ваша подруга так неожиданно исчезла среди ночи. Я хотел бы ее найти.— Монет недосчитался?«Почему она сразу подумала, что Белка меня кинула? Неужели эти рыженькие практикуют воровство? Ну, конечно, орешки и грибы в дупло таскают!» — подумал Лобстер.— Она забыла у меня кое-что.— Давай. — Женщина протянула руку, но Лобстер мотнул головой.— Нет-нет, это наше дело.— Ты что, дурак? Мне ее адрес до одного места. Работаем вместе, а знать лишнего мне ни к чему. Себе дороже.— А мне она вчера сказала, что вы подружки, — сказал Лобстер. — Специально одинаково назвались. Ребенок на руках у женщины захныкал.— Вот что, Лобстер, вали-ка ты отсюда и адрес забудь! — посоветовала она. — Захочешь меня снять, в чат залезь.Разговора не получалось.— Где уверенность, что в чате будешь ты, а не какая-нибудь другая Белка? Может, вас тут целая стая?— Может, — сказала женщина и захлопнула перед его носом дверь.— Как ее по-настоящему зовут? — крикнул Лобстер через дверь.— Тебе же сказали — Белка! — отозвалась женщина.«Белки, белки! — думал Лобстер, спускаясь вниз по лестнице. — Хорошенькое дело! Потерял почти три часа, смотался в Митино и ни на шаг не приблизился к разгадке!»Нужно было пораскинуть мозгами. Лобстер вышел из подъезда, сел на скамейку и стал размышлять.Интернетовские не колются. Скорей всего, они действительно ничего больше не знают. Тем и хороши все эти чаты — человек вроде бы рядом, вроде бы здесь, а присмотришься — мираж, весь он склеен из словечек, буковок, значков. Одним словом, виртуальность. Оставался бар, в который они вчера заходили. Там Белка чувствовала себя в своей тарелке: кивнула охраннику, поздоровалась с барменом за стойкой. Наверняка бывала в баре с другими мужиками… От этой мысли Лобстера передернуло. У бармена, который мог бы их запомнить, сегодня, скорей всего, выходной. Ладно — завтра. Пора заняться делом…
— Явился — не запылился, — встретил Лобстера Никотиныч.Было без двадцати шесть.— Белку я искал, — сказал Лобстер, проходя в комнату.— Вчерашнюю? — Никотиныч усмехнулся. — Я думал, ты к этим вещам проще относишься.Лобстер промолчал. Не будет же он деловому партнеру рассказывать о своей дурной наследственности!— Машина свободна?— Свободна пока, — кивнул Никотиныч. — Ключи я скачал. А что с ними дальше делать — не знаю.— Сейчас разберемся. — Лобстер отодвинул дверцу шкафа, сел в кресло перед компьютером, застучал по клавишам. По монитору побежали длинные ряды цифр.Никотиныч с интересом наблюдал за действиями Лобстера.— А дальше что? — наконец не выдержал он.— А дальше, — Лобстер развернулся в кресле, озорно подмигнув Никотинычу, — открываем курс лекций для деятельно кипучих «чайников» под названием: «Как взломать банк». Слушай сюда! Правительством США одобрен 56-разрядный стандарт, который широко используется в банковской сфере для шифрования счетов. Этот стандарт также реализован во всех программных и аппаратных продуктах. Для унификации электронных платежей этот же стандарт принят и в Европе. Ясно излагаю?— Абсолютно, — кивнул Никотиныч.— Если все банки работают в одной и той же системе, достаточно получить хоть бы один такой ключ. А дальше я напишу обучающуюся программу, которая будет работать по закону аналогий. Короче, мы запросто сможем взломать тысячи, десятки тысяч, миллионы кредитных карт!— А эти ключи не годятся? — Никотиныч кивнул на монитор.Лобстер рассмеялся:— Это всего лишь болванки. Мудени одного из наших банков позаимствовали у америкашек систему шифрования, а я прикупил результат их упорного труда.— Как тебе удалось? — спросил Никотиныч.— Секрет, — загадочно произнес Лобстер. На самом деле особого секрета не было и удалось ему все легко — он подслушал переговоры между партнерами и скачал информацию, пока она по закрытой сети шла до получателя. Московский банк получал болванки ключей с некоторым опозданием, всего лишь доли секунды. Если б банковские компьютерщики были немного поумней, они сразу бы засекли, что передача информации на определенном этапе замедлилась.— Значит, у нас в кармане алгоритм шифрования? — поинтересовался Никотиныч.— Пока нет, — покачал головой Лобстер. — Но скоро будет. Программу напишу. Усек, сэр «чайник»?— Усек-то усек… Интересно, сколько ты убьешь времени, чтоб написать все эти программки?— Не больше месяца, — уверенно произнес Лобстер.Никотиныч недоверчиво покачал головой:— А если опять не получится? В мае ты говорил — к июлю сделаем. Август кончается. Может, стоит предусмотреть запасной вариант? Застраховать себя от ошибок?— Кто не ошибается, тот и не живет, — пошутил Лобстер.— Сколько?— Чего «сколько»? — не понял Лобстер.— Сколько за программку бабок отдал?Лобстер прикинул в уме цену сворованной информации.— Двухкомнатной квартиры стоит.— Московской? — уточнил Никотиныч.— Нет, в Антарктиде. — Лобстер был явно не настроен на серьезный лад. Ну и правильно, сколько можно грузиться проблемами? Белки, глюки, мама с шофером, сумасшедший папаша…— Ну ты и мот! — покачал головой Никотиныч. — Не жалко? А если не выгорит?— Ничего, скоро мы себе в Швейцарии виллы купим, — словно не услышал его последней фразы Лобстер. — Пожрать что-нибудь есть?— Могу котлетки с картошкой поджарить. Из овощей — морковка только, мать привезла.— Морковка с картошкой! — передразнил Лобстер. — Жарь все!— Да, блин, ты все-таки гений! — неожиданно восхищенно сказал Никотиныч и отправился на кухню.«Только у этого гения пока что шиш в кармане», — подумал Лобстер.Думая так, он не лукавил перед собой. Деньги, конечно, водились, просто Лобстер не умел их тратить. То есть тратить-то он их как раз умел… Иному хватило бы на целый год безбедной жизни. Обычно, получив от заказчика очередной гонорар — этакую приличную стопку стодолларовых купюр, он расплачивался с хозяйкой квартиры за несколько месяцев вперед, устраивал грандиозный банкет для интернетовских друзей в самом дорогом ресторане, снимал девиц и теплоходы, покупал аппаратуру для работы… Недели через две оставалось несколько купюр, которые приходилось тянуть до следующего гонорара, который неизвестно когда будет. Да и будет ли? И вот, когда деньги были на исходе, вдруг выяснялось, что с квартиры надо срочно съезжать, друзья куда-то подевались, девицы разбежались, теплоходы уплыли — в общем, все как в известной сказке… Лобстеру нужно было столько денег, чтобы швыряться ими не считая.Он прислушался к звукам, доносящимся с кухни. Шипело масло на сковороде, стучал нож о разделочную доску.«Никотинычу бы поваром в ресторан пойти, — подумал Лобстер, — самое место. А не „железо“ чинить».Банковский проект родился в голове Никотиныча чуть меньше года назад. Тогда же они и познакомились с Лобстером…
Никотиныч играл на бульваре в шахматы. По вечерам здесь собиралось много народу. Молодые мамаши прогуливались с колясками, обсуждая своих мужей и цены на памперсы, влюбленные парочки целовались на ходу, подростки пили пиво и шумно задирали друг друга, по дорожкам, ловко огибая гуляющих, носились разгоряченные роллеры. Около двух скамеек толпились седые пенсионеры — любители тихих шахматных баталий. Они болели кто за белых, кто за черных, не по-стариковски бурно обсуждали каждый ход, мешая играющим. Никотиныч был на бульваре чемпионом.В пятилетнем возрасте отец посадил его за шахматную доску, сказав, что к совершеннолетию он непременно должен стать если не гроссмейстером, то, по крайней мере, мастером спорта. Честно сказать, в то время шахматы Никотинычу были до одного места — ему больше хотелось играть в «салочки» с ребятней во дворе, и отцовские уроки давались со слезами. Но потом он привык к этюдам, блицам, комбинациям и воспринимал их так же, как новобранец отбой в казарме: «День прошел, ну и х… с ним!»К семнадцати Никотиныч стал мастером спорта, ездил на сборы и чемпионаты, играл с международными гроссмейстерами, чем несказанно радовал отца. Но в свои восемнадцать, уже учась в Бауманском, вдруг влюбился в старшекурсницу, просто сошел с ума от любви — ежесекундно думал только о ней, каждый день дарил большие букеты, воровал деньга у родителей, на очередном чемпионате проиграл несколько партий подряд, потому что голова была занята другим. Девушка забеременела, они поженились, родилась дочь, и шахматы были окончательно заброшены. Отец проклял сына и его жену Ларочку, сказав, что не хочет их видеть никогда. Впрочем, перед смертью, когда врачи вынесли ему окончательный приговор — осталось не больше трех месяцев, — он оттаял. Держа сына за руку, плакал, каялся, что лишил ребенка детства. Никотиныч не держал зла. Жена его потом бросила, а дочь выросла…В тот вечер он с доской под мышкой возвращался домой. Настроение было чудесное, погода стояла теплая — бабье лето догуливало последние сентябрьские деньки. Неожиданно в сгущающейся темноте что-то большое, черное налетело на него, сшибло с ног. Удар был таким сильным, что на мгновение он потерял сознание. Очнулся на асфальте, посмотрел вслед трусливо удирающему по аллее роллеру.— Сволочь, дерьмо! Ездить научись, козел! — выругался Никотиныч и стал собирать рассыпавшиеся по асфальту шахматы.Вдруг рядом появился парень — на вид лет двадцать, — присел на корточки, принялся ему помогать.— Все, не все? — Никотиныч пошарил рукой по асфальту, потом стал пересчитывать фигуры. — Жалко, если потеряются. Это из кости, настоящие. Нет, вы видели, что делается?!Парень вертел в руке белого коня.— На деньги в шахматы играешь? — спросил он. Никотинычу не понравилось это «тыканье», но виду он не подал.— Играю, а что?— Я этого говнюка знаю. Давай догоним, проломим башку доской, — неожиданно предложил парень.— Зачем же доской? — растерялся Никотиныч. — Пусть живет!Парень помог ему подняться. Кружилась голова, бульвар норовил опрокинуться набок… Похоже, он получил сильное сотрясение.— Не поможешь мне? — попросил Никотиныч, опираясь на руку незнакомца.— Здесь далеко?— Рядом, через два дома.Парень взял шахматную доску под мышку, и они медленно пошли по аллее.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...