ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн,   действующие идеологии России, Украины, ЕС и США  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Не может быть! Как опытный хакер, он «шел» в сети не по прямой, а сначала влез на терминал одной фирмы, где два года назад ставил софты. Взлом должен был пойти оттуда.— Какое еще дело? — спросил он, прекрасно зная, что, если они на крючке, китаянка соврет.— Ну как же! Вы сладкая парочка! — пошутила Хэ. — Ты быстро ломаешь, он быстро чинит. А если серьезно — вы просто дополняете друг друга. Он, как бывший ученый, подходит к любому делу взвешенно, рассматривает проблему со всех сторон. А ты, как настоящий хакер, нагло вламываешься в систему и смываешься. Ты — генератор идей, он — аналитик. Вот и все! Мы разрабатывали вас каждого по отдельности, а потом вы вдруг оказались вместе. Убить двух зайцев, так?«Нет, не знает», — уверенно подумал Лобстер.— Да, вот что, до сих пор тебя охраняли негласно. Теперь эти, — Хэ ткнула пальцем в монитор, — должны увидеть, что ты под усиленной охраной. Мы раскроем им карты, но не все. Ладно, мне пора.— Хэ, останься, — попросил Лобстер, краснея. Ему показалось, что китаянка посмотрела на него с презрением.— Ты этого действительно хочешь?— Да. — Лобстер почувствовал, что сейчас сгорит от стыда. Впервые предлагал он женщине старше его по возрасту остаться. Обычно все было намного проще. Интернетовские девицы понимали все без слов, Миранда не в счет — она улетела! — Я хочу этого с того момента, когда ты попросила Никотиныча выключить свет. Как фотовспышка. Я увидел твое лицо на мгновение, а запомнил навсегда.— О боже, вы, русские, — большие романтики, — рассмеялась Хэ. — Просто в тебе играет мужская сила.— Может, оно и так. У меня всегда легко получалось с женщинами, но теперь…Хэ не дала ему договорить, стремительно поднялась, приложила указательный палец к его губам. Он опустил глаза и увидел ее яркий острый ноготь, похожий на узкий желобок.— Неужели ты не боишься меня, Лобстер? — шепотом спросила Хэ. — Ведь это я в одно мгновение круто изменила твою жизнь.— Ты с самого начала была откровенна со мной. А это подкупает. Но если честно — боюсь… Может, в этом и состоит кайф? Любовь и страх идут рядом, — тоже шепотом сказал Лобстер.— Ты умный. Помнишь, что я тогда сказала?— Выключите свет. Квартира находится под наблюдением.— Пожалуйста, выключи свет. Квартира находится под наблюдением, — повторила Хэ.Лобстер вдавил кнопку настольной лампы, привлек к себе Хэ…
Они любили друг друга так бешено, так страстно, будто находились под действием «винта», когда три дня меряются за один, не хочется ни спать, ни есть, тобой овладевает дикая, необузданная похоть: еще немного — и придется стравливать пар из ушей, энергия прет, и возникает желание если не поиметь весь мир, то хотя бы сделать что-нибудь хорошее.Лобстер устало откинулся на подушку и только сейчас почувствовал, что спину саднит: Хэ расцарапала ее своими острыми, похожими на желобки, ногтями.— Ты хороший, Лобстер. Ты не Гоша, — неожиданно сказала Хэ. — Он был жестокий. Садист. А ты — нежный, как ребенок.— Хватит меня сравнивать! — сердито произнес Лобстер. Ему не понравилось сравнение с ребенком — еще одна матушка нашлась!— Хорошо, не буду. — Хэ провела рукой по его груди. — Если хочешь — ничего больше не будет.— Нет, я хочу больше! Я хочу каждую ночь, каждый день! У меня тыщу лет никого не было!— Тысячу? — Хэ рассмеялась. — Столько живут только боги.Сбоку раздался противный писк компьютера, так он пищит, когда не может выполнить какую-нибудь операцию, и предупреждает писком — нельзя! Лобстер повернул голову и увидел сидящего на клавиатуре Триллера. Котенок с любопытством смотрел на клавиатуру и недоумевал, откуда идет писк.— А ну пошел вон, брысь! — Лобстер соскочил с кровати, бросился к столу. Пружинисто оттолкнувшись от клавиатуры, Триллер сиганул вниз. Лобстер вгляделся в экран монитора и рассмеялся.— Ты посмотри-ка. Когда это чудовище вырастет, наверняка станет кошачьим графиком.Хэ поднялась с кровати, подошла к нему, обняла за плечи. Маленькая, хрупкая Хэ, похожая на фарфоровую статуэтку. Он не знал наверняка, любит ли он ее так же, как Миранду, но зато знал точно: она его защитит!
Кому: главному киберпанку страны Гоше. От: Лобстера. Тема: «Встреча у ручья».
На голубоватом фоне чернел напечатанный Триллером текст послания:
«yyyyyyyyyyyyyyyyyyyyyyuuuuuuuuuuuuuuuuuuuzzzzzzzzzzzzzzzzzz zzz//////obrval///////////////////» DELETE Обычно Лобстер погружался в работу с головой, но сегодня он маялся над 168-разрядным ключом, будто это было сочинение на тему «Как я провел ночь». Воспоминания одолевали его, заставляя сглатывать слюну, облизывать опухшие губы, покрываться потом и чувствовать глубокие царапины на спине. Сегодня утрем начальник подсунул ему аналитическую записку, в которой было сказано, что подобный 168-разрядный ключ уже получили два израильских фрикера, чем повергли в шок специалистов по защите информации. Значит, он был не первым, а вторым. Зря ему подсунули эту записку — весь азарт сбили. Для хакера главное — азарт, стремление взломать то, что до тебя никто не смог. Азарт движет его, как реактивная сила ракету. Наверняка у каждого, кто хоть однажды сидел за компьютерными играми, возникало чувство, что еще немного, еще чуть-чуть — и уровень будет закончен, миссия выполнена, но вот сорвалось, не вышло, лежишь изрубленный, покоцанный, мертвый и даешь себе слово, что в этот раз точно все выйдет. И в следующий раз опять даешь. И в десятый… Это и есть азарт, который сравним с хакерским. Только он чаще всего видит перед собой не красочные картинки, а последовательность значков и цифр, которые для него реальнее всяких монстров.Взлом не шел, и, промаявшись до окончания рабочего дня, Лобстер поехал к Никотинычу — там его ждало дело поважнее чужого секретного ключа.
Лобстер сидел за компьютером, а Никотиныч на табурете рядом. Он с интересом наблюдал за действиями партнера. На мониторе, в клетках специально расчерченной таблицы, были высвечены номера кредитных карт, определенные смарт-считывателем. Лобстер задумался, взял одну из кредиток, стал вертеть в руках.— У тебя электроплитка есть? — неожиданно спросил он Никотиныча.— Была где-то. Только старая очень. С открытой спиралью.— Это неважно. Лишь бы грела. Тащи! — приказал Лобстер.Никотиныч ушел, на кухне послышался грохот, будто с полок разом посыпались все кастрюли, через минуту Никотиныч появился в комнате с допотопной плиткой.— Со времен НЭПа? — усмехнулся Лобстер.— Во времена НЭПа были керосинки, — заметил Никотиныч, вспомнив, как в возрасте пяти лет катался на трехколесном велосипеде по комнате, поглядывая на малиновую спираль, а отец с матерью сидели за столом и гремели ложками о дно тарелок.Лобстер поставил плитку на стол, включил в розетку, смотрел за тем, как накаляется, становясь ярко-красной, спираль.— И плоскогубцы, — обернулся к Никотинычу Лобстер.Когда появились плоскогубцы, он взял карточку и поднес ее к плите.— Слушай, Лобстер, ты уверен?.. — с сомнением покачал головой Никотиныч.— Вполне, — кивнул Лобстер. — Помнишь, мне с похмелья приснился сон и я вскочил как угорелый? Никотиныч кивнул.— Ну вот. Там была Белка, которая пропала. Вернее, две Белки. Одна — с которой я спал, другая — ее подруга. Они специально назвались одинаково, чтобы мужиков через Интернет снимать. Имя вроде одно, думаешь, и человек один, а их на самом деле две, и с кем встретишься — не знаешь. Вот она мне и приснилась. Я на машине ехал и на нее смотрел, а потом освещение изменилось, смотрю, а передо мной совсем другое лицо. Теперь врубился, нет?— Не очень, — признался Никотиныч.— Смотри, носитель один, но информация на нем разная. После нагревания изменится битовая последовательность ключа. Потом мы применим математическую методику дифференциального анализа ошибок и будем сравнивать шифрованный вывод поврежденной и неповрежденной карт для поиска ключа. Почему невозможно расшифровать кредитную карту? Потому что ее не с чем сравнить. А у пас теперь есть с чем. Ну?— Да. — Никотиныч глупо хихикнул. — Как все просто!— Просто, да не очень. Сколько башку ломал, прежде чем приснилось! — ворчливо сказал Лобстер. — Ну что, думаешь, хватит?— Смотри не перегрей!Лобстер подождал, когда карта слегка остынет, вложил ее в паз считывателя. В пустой клетке таблицы появился номер.— Ну-с, приступим, — сказал Лобстер, потирая руки.
Хэ сидела в припаркованной у тротуара машине и поглядывала через стекло на оживленную улицу. Было по-осеннему сумрачно, за окнами летела снежная крупа. Прохожие спешили по своим делам.Из толпы вынырнул небольшого роста мужчина в коротком пальто с поднятым воротником, подскочил к машине, открыл заднюю дверцу. Он уселся на сиденье к с облегчением вздохнул — тепло и сухо.— Ну что, Лис? — Хэ посмотрела на него в зеркало заднего вида. Лицо мужчины чем-то и правда было похоже на лисье.— Лобстер был прав. В квартире у Гоши кто-то побывал. Все опечатано, закрыто, а под обоями протянут телефонный провод к вентиляционному коробу. Терминала нет, ко есть передатчик. Я его не трогал.— Правильно. Вычислить нельзя?— Думаю, почти невозможно. Ты же понимаешь, почта может идти из любой точки земного шара. Сеть.— Понимаю, — кивнула Хэ. — Будем играть дальше. Когда они назначили встречу?— Сегодня. В девятнадцать сорок, в «Кулинарии» на Большой Черкизовской.— Там две «Кулинарии», — заметила китаянка.— Но в одной просто торговый зал, продают торты, а в другой есть столики, где можно посидеть. Злачное местечко. Наркоманы, пьяницы. Там.— Хорошо, ты и пойдешь. — Хэ достала из кармана куртки полиэтиленовый пакет с «жучком», протянула напарнику. Мужчина взял «жучок», осторожно пощупал его через полиэтилен, стал расстегивать пальто. Она глянула в зеркальце, тронула машину с места.
На экране телевизора в режиме стоп-кадра подрагивало изображение пальцев оператора, сидящего за компьютером. Никотиныч расположился на диване с клавиатурой, под рукой лежал лист ватмана, на котором были расчерчены квадратики с буквами и цифрами. Приставил к экрану карандаш, сосчитал, в каком ряду находится средний палец оператора, потом определил клавишу. Никотиныч сделал пометку на листе, нажал на кнопку, изображение ожило — пальцы щелкнули по клавишам, снова нажал на «Стоп». Лобстер за компьютером колдовал над кредитками.— Сколько сейчас? — спросил он, не отрываясь от экрана монитора.— Половина восьмого, — ответил Никотиныч. — Торопишься, что ли?— Хэ нужно позвонить.— Успел завести служебный роман? — спросил Никотиныч насмешливо.— Не знаю. — Лобстер не хотел обсуждать с Никотинычем этот вопрос. Итак слишком осведомлен об его отношениях с женщинами. Это ведь он тогда, после побега Миранды, посоветовал ему снять Белку через Интернет! Посвященный, мать его!..— Я должен знать. — Никотиныч сделал на листе очередную пометку. — Смотри, эта девка еще та штучка — съест и не подавится! Как она нас ловко захомутала!— Тебе что, теперь плохо? Никто на мозоль не давит, квартиру служебную получил, деньги платят — скоро приберешь к рукам Интернет-кафе, будешь в шоколаде, начнешь хакеров закладывать.— Не люблю я вас, хакеров, — задумчиво произнес Никотиныч. — Принципов у вас нет.— У тебя их больно много! — проворчал Лобстер. — Может, тогда бросим банк ломать?— Нет, как раз это и есть принцип. Первым создам искусственный интеллект и всех вас умою! Черт, сбил ты меня! — Никотиныч стал водить карандашом по экрану.Лобстер взял радиотелефон, вышел из комнаты. Он закрылся в туалете, опустил пластмассовую крышку унитаза, сел на нее, набрал номер сотового Хэ.
«Кулинария» была разделена на две части: в одной — торговый зал, в другой — забегаловка с пластмассовыми креслами и столами. Сейчас в забегаловке было многолюдно. За столами сидели мужики, потягивали из кружек пиво, время от времени из сумок и карманов украдкой появлялись водочные и коньячные бутылки, напитки разливались по пластмассовым стаканам. Мужчины залпом выпивали спиртное, заедали бутербродами. За столиком в углу сидела девочка лет двенадцати, на ней было широкое пальто с повязанным поверх шарфом, на голове — красная вязаная шапка. На полу у стены стоял большой черный рюкзак. Девочка ела пирожное и пила чай. Около стойки, заставленной подносами со снедью, скучала тетка в белом халате.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
Загрузка...

научные статьи:   расчет возраста выхода на пенсию в России,   схема идеальной школы и ВУЗа,   циклы национализма и патриотизма  
загрузка...