ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Однако… Каждый ребенок заслуживает отца. Так говорят, и она не могла не согласиться с этим. Но захочет ли Лаклан снова стать отцом?
Ее мысли обратились назад, к прошлому – к речке в Розмонте. К тому, как она чуть было не рассказала ему обо всем, но в самый последний момент он предостерег ее… к тем красивым словам, что он говорил ей…
А что, если ее хрупкость и стройность – единственное, что привлекает его в ней? Что тогда? Будет ли она нужна ему, когда станет толстой, неуклюжей и совсем непохожей на наяду? Она мысленно застонала.
К тому же у него есть Шон. Зачем усложнять ему жизнь?
Она беспокойно покачала головой.
– Хватит на сегодня, – сказала она вслух и пошла спать.
Но прежде чем заснуть, она еще успела подумать о том, как же она устает и как ей необходим помощник.
На следующее утро, переступив порог своего офиса, она обнаружила некий подарок судьбы.
– Сью, это ты? – неуверенно спросила Клэр, обращаясь к невысокой, одетой в спортивный костюм блондинке, стоящей у таблички с надписью «Клэр Монтроуз. Адвокат».
– Ну конечно, это я, – весело ответила Сью Симпсон, ее подруга по институту.
Они тепло обнялись.
– Какими судьбами?.. – начала Клэр.
– Я еду в Брисбен, остановилась здесь совсем ненадолго. Тут у родителей есть небольшой домик, так что я просто не могла проехать мимо, не поздоровавшись с ними. Иду я по улице и вижу эту табличку. Подумать только, Клэр, собственная практика! Это так здорово! А у меня, как всегда, проблемы…
Клэр засмеялась:
– Ты просто не хочешь попробовать, вот и все.
Стоит тебе только начать, и все получится, я уверена.
Сью обиженно поджала губки.
– Верно. Но у меня был годовой отпуск. Я ездила по стране в поисках самого большого прилива. Ты знаешь, что я увлекаюсь серфингом? Да, так вот. Теперь этот отпуск кончился и мне нужна работа. У тебя нет ничего для меня на примете? На самом деле я просто шучу, не слушай меня. У меня дела в Брисбене…
– Сью, входи. Нечего стоять на пороге. Кто знает, может, ты и есть ответ на все мои молитвы.
– А что-то случилось? – спросила Сью.
Полчаса спустя сделка была заключена. Несмотря на спортивные увлечения Сью, у Клэр не было ни малейшего сомнения в ее профессионализме. Пока они обсуждали детали, Клэр лишний раз убедилась в этом.
– Давай назначим трехмесячный испытательный срок – на всякий случай, вдруг передумаешь. Но если по истечении этого срока мы обе будем довольны, то имеет смысл заключить продолжительный контракт, может быть, даже стать партнерами. Договорились?
– Клэр, неужели ты думаешь, что меня так трудно удовлетворить? Я могу жить прямо на берегу моря, рядом с прибоем, и быть совершенно счастливой. К тому же у меня много связей в близлежащих городах, так что, я думаю, мы сможем отобрать часть клиентуры у наших конкурентов, практикующих там.
– Замечательно. Только должна предупредить тебя, что я немного не в форме, так что толку от меня сейчас мало.
– Не могу винить тебя, бедняжка! Одной управляться со всем, да еще вести все дела Хьюиттов! Как тебе это удалось?
– Ты знаешь их?
– Тетя Лаклана была моей учительницей в школе и ужасно меня терроризировала. Но вообще-то мы дружим семьями.
– А!
У Сью от удивления приподнялась бровь:
– Ты что-то очень сдержанна. Хотя, конечно, Серина не сахар. Она ужасна. Это ее убеждение, что все мужчины вокруг должны падать к ее ногам…
– Они разведены, – улыбнулась Клэр. – Я была его адвокатом в этом деле.
– Вот это да! – воскликнула Сью и присвистнула.
– Это еще не все…
И Клэр рассказала подруге обо всем, что случилось с ней, с тех пор как Серина и Лаклан развелись.
– Клэр!..
– Я знаю. По-твоему, со мной такого случиться не могло. Да я и сама думала так до тех пор, пока это наконец не произошло. Ну и влипла же я.
– Глупенькая! Это же здорово! Так вот почему ты такая красивая!
Сью в порыве чувств бросилась обнимать подругу. Клэр счастливо рассмеялась, хотя по ее щекам текли слезы.
– Ты первый человек, которому я все рассказала, если не считать моего врача.
– А Лаклан? Разве ты не собираешься сообщить ему?
– Собираюсь. Но только когда найду для этого подходящее время и место. Я просто не представляю, как он воспримет это.
– Дорогая Клэр… Нет, я не буду давать тебе советы, но если тебе вдруг что-нибудь понадобится, говори. А это мальчик или девочка?
– Я не знаю. Не думаю, что это можно узнать так рано, но вообще-то я не слишком хорошо разбираюсь в этой теме, если честно.
– Ничего, это будет замечательная возможность узнать! Ведь недаром ты всегда была лучшей в группе!
На следующее утро Сью сидела в своем новом офисе и проводила собеседование с девушками из местного колледжа. Она искала себе секретаршу.
Между тем Луси похвалила Клэр:
– Хорошо. Я рада, что наш персонал по-прежнему состоит из одних женщин.
Клэр в ответ только пожала плечами.
Отсутствие Лаклана было почти незаметным. Работы хватало, и время летело быстро, тем более что рядом с Клэр была любимая подруга, с которой можно было болтать о чем угодно. Он не звонил, но она и не ожидала, что он свяжется с ней. Напротив, она даже была рада, что не надо давать уклончивые ответы на самые простые вопросы.
Через неделю позвонила Мей и сказала, что Шон заболел ветрянкой и останется с матерью, пока окончательно не поправится. И хотя Клэр беспокоилась за него, она вздохнула с облегчением и занялась поиском какого-нибудь интересного CD-диска, чтобы послать больному в подарок.
Хорошо, что Шон и Мей не приедут: она была уже на четвертом месяце и беременность понемногу начинала становиться заметной. Клэр уже не была такой тонкой, как раньше. Приходилось покупать новую одежду – достаточно просторную, чтобы не было ничего видно. Однако, когда Клэр в первый раз пришла в офис в свободном голубом платье, Луси как-то странно посмотрела на нее.
О ее беременности по-прежнему знала только Сью, но очень и очень скоро ей придется сообщить об этом всем. Лучше это сделать до того, как служащие начнут сплетничать. Но что сказать? Что она беременна и собирается родить ребенка неизвестно от кого?
Но самые большие изменения произошли с ее грудями. Они набухли и потяжелели, а соски стали больше и темнее.
Однако чувствовала она себя хорошо. Утренние недомогания несколько раз повторялись, но никогда ей не было так плохо, как в первый раз. Валери Мартин только и делала, что говорила, как ей, Клэр, повезло.
Сью оказалась хорошей помощницей, и Клэр теперь могла позволить себе вечерами долго гулять по пляжу, неторопливо и вкусно есть, рано ложиться спать и больше размышлять о своем пока еще не родившемся ребенке.
Понемногу ей начинало нравиться происходящее. Однажды она поняла, что очень взволнованна и с нетерпением ждет родов. Перед ней раскрывалось новое измерение жизни, и она не могла не радоваться этому, несмотря на все проблемы.
Это случилось на день раньше, чем она предполагала. Стоял конец февраля, было жарко и сухо. День клонился к вечеру. Сегодня она взяла выходной и целый день провела на пляже, наблюдая за чайками и любителями серфинга. Уже подходя к дому, она заметила, что кто-то стоит у двери. Приглядевшись, поняла, что это Лаклан.
Сердце странно подскочило в груди: она не ожидала его раньше завтрашнего дня. С трудом она заставила себя успокоиться и как ни в чем не бывало направиться к нему.
Несколько первых мгновений они просто стояли, внимательно приглядываясь друг к другу.
Он показался ей очень усталым. И это понятно – после четырнадцатичасового перелета из Сан-Франциско человек вряд ли может выглядеть иначе. Одет он был в свои вечные джинсы, тельняшку и в просторный твидовый пиджак. Но даже в этой простой одежде, смертельно усталый, он не мог не волновать ее.
Интересно, заметил он что-нибудь? У Клэр перехватило дыхание, когда его серые глаза заскользили по ее телу, словно ощупывая, – замечая каждую деталь ее туалета – от белой изящной шляпки до легких сандалий. Заметил ли он, что она носит теперь блузки навыпуск?
– Ты выглядишь просто замечательно, Клэр!
– Спасибо. – Она слегка покраснела. – Я никак не ожидала, что ты приедешь сегодня.
– А я не ожидал, что ты станешь прогульщицей. Я позвонил тебе в офис, а мне говорят, что тебя не будет до понедельника. Только не говори мне, что ты целый день провела на пляже!
– Ну, в общем, да.
– Но почему? Никогда прежде с тобой такого не случалось.
– Идем, я сделаю тебе чай и все расскажу, – предложила она.
Он взял ее за руку.
– Есть кое-что поважнее чая, но ты права – давай зайдем в дом.
В квартире было прохладно. Он сразу снял свой пиджак и бросил его на стул. Потом помог ей развязать тесемки ее шляпки и тут же заключил ее в объятия без всяких предисловий.
– Теплая, подобно согретому солнцем персику, но чуточку соленая, – поддразнил он ее, осыпая лицо поцелуями. – Что бы ни стояло за этим, мне это нравится. Клэр, знаешь, как долго я мечтал о том, чтобы заняться с тобой любовью? Двадцать три дня, четыре часа и шесть минут.
Она не смогла сдержать внезапный приступ смеха.
– Держу пари, ты только что выдумал эти числа!
Он лукаво посмотрел на нее.
– Неправда! Только часы и минуты, которые постоянно бегут вперед, чем ужасно осложняют мне жизнь, – со значением добавил он и дотронулся до верхней пуговицы ее блузки. – Можно?
Она напряглась и закусила губу.
Он почувствовал это и прищурился.
– Так, – медленно сказал он. – Похоже, что-то изменилось. Ты лучше скажи мне, Клэр. У тебя появился новый мужчина? Кто-то успел очаровать тебя и завладеть твоим сердцем, пока меня не было?
Она рассердилась и удивилась одновременно.
– Нет, – произнесла она с достоинством оскорбленной невинности. – Что ты обо мне думаешь?
– Ты изменилась, – задумчиво произнес он. – Для меня ты всегда была очень красивой, но теперь ты – как распустившаяся роза. И ты устраиваешь себе долгие выходные, лежишь на пляже. С тобой что-то происходит, Клэр. К тебе пришла большая любовь? Это, конечно, должно быть что-то очень значительное, потому что мне никогда не удавалось сделать что-либо подобное.
Она грустно улыбнулась.
– Знаешь, в каком-то смысле это все из-за тебя.
Она помолчала немного, собираясь с силами.
Потом просто сказала:
– Лаклан, я беременна.
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
Клэр увидела, как он шокирован. Закрыв глаза, она отвернулась, но тут же почувствовала на плече его руку.
– Подожди. Сколько?
– Три месяца.
– И ты три месяца скрывала это от меня?! Но почему?
– Я сама не знала до прошлого месяца, – прошептала она.
– Не может быть!
– Как ты помнишь, я принимала таблетки…
– Да, я прекрасно помню, как мы с тобой обсуждали вопросы контрацепции и ты сказала, что возьмешь все на себя.
– Послушай, я прекрасно понимаю, что для тебя это очень неприятный сюрприз…
– Я этого не говорил.
– Пожалуйста, не перебивай меня!
Он насмешливо посмотрел на нее и отпустил ее плечо. Глубоко вздохнув, она попыталась взять себя в руки. Взгляд ее скользнул по комнате – по светло-серым обоям, розовым занавескам, мебели орехового дерева, – и она наконец сказала как можно более бесстрастно:
– Это моя вина. Я могла бы узнать обо всем в срок, но у меня просто не было времени остановиться и подумать немного. Я думала, что это все не так уж серьезно и не стоит того, чтобы обращать на это внимание. Потом мой цикл окончательно пропал, но у меня не было никаких других симптомов…
– И ты работала за десятерых, и у тебя опять не было времени остановиться и подумать, – сухо продолжил он.
– Лаклан, тебе не стоит об этом волноваться, я полностью ответственна за происходящее.
Он мрачно посмотрел на нее.
– По-моему, ты забываешь одну существенную деталь. Это ведь и мой ребенок.
– Я…
Но он хмуро продолжил:
– Конечно, теперь все встает на свои места. Неудивительно, что ты внезапно стала такой странной. Но почему ты не сказала мне сразу, как только узнала? Прежде, чем я уехал?
– Я была озадачена и сбита с толку. Мне надо было подумать. Я знала, что это изменит наши отношения…
– Ты даже не представляешь себе, насколько ты права, – внезапно улыбнулся он.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

загрузка...