ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Как бы то ни было, – Валери лукаво улыбнулась, – все это сейчас не должно слишком сильно занимать вас. Как ваш доктор и как ваша подруга, я настоятельно рекомендую вам отдых в неограниченном количестве. Может быть, вам это не понравится, но у вас нет выхода, вы должны думать о ребенке. Вот список того, что вы должны делать и чего не должны на протяжении всей беременности. Будьте добры, постарайтесь следовать инструкциям.
– Спасибо. – Клэр с улыбкой приняла из рук своего лечащего врача внушительный список рекомендаций. – На самом деле я уже обо всем договорилась, так что с этой недели у меня появится помощница.
– Молодчина! – похвалила ее доктор Мартин.
В тот день Клэр собиралась работать допоздна, несмотря на то что по субботам офис закрывался в два. Однако, как говорится, человек предполагает, а Бог располагает.
Стоило ей отправиться на обед в маленькое, уютное кафе, располагавшееся как раз напротив офиса, как внезапно ее чуть не сбил ярко-красный «рейнджровер». Раздался визг тормозов, и из машины выскочил взбешенный водитель.
– Что ты делаешь, черт побери?
– Я… я просто задумалась, Лаклан.
– Я чуть не сбил тебя! О чем ты думаешь, когда переходишь улицу?!
– Извини, я правда не специально. Что ты делаешь?
Теперь была ее очередь возмущаться, когда она вдруг осознала, что он настойчиво подталкивает ее к машине.
– Я похищаю тебя. И попробуй только сопротивляться.
Клэр ничего не оставалось, как залезть в машину и терпеливо ждать, пока он захлопнет дверцу и сядет за руль.
Сцепив руки на коленях, чтобы не было заметно, как они дрожат, Клэр холодно заметила:
– Я думала, ты уже покинул страну, и поэтому не имею ни малейшего представления, что ты намереваешься делать в ближайшее время, и особенно что ты собираешься делать со мной.
– В таком случае я скажу тебе. Я не покинул страну, как ты выражаешься, и не собираюсь это делать вплоть до завтрашнего дня. Я намерен отвезти тебя в Розмонт и пообедать в твоем обществе. А если ты попытаешься хотя бы заикнуться о том, что у тебя, мол, есть работа, которую надо делать, то я, Клэр Монтроуз, буду весьма раздражен. Это понятно?
Увидев в его глазах недобрый огонь, Клэр промолчала. И он продолжил:
– Я, конечно, не имею ничего против трудолюбия и тому подобных вещей, но когда это принимает такие угрожающие размеры… Извини, но я считаю своим долгом позаботиться о том, чтобы это не привело к необратимым последствиям. Это ненормально, когда человек не в состоянии думать о чем-либо, кроме своей работы. Плюс ко всему сегодня суббота и мой последний день в Австралии. И я хочу провести этот вечер с тобой.
Клэр облегченно вздохнула.
– Знаешь, я не была уверена, что ты захочешь меня увидеть еще раз.
Помолчав с минуту, он спросил:
– А ты хочешь меня видеть, Клэр?
Она на мгновение лишилась дара речи. Овладев собой, медленно произнесла:
– Я была очень несчастна с тех пор. Что-то пошло не так, а я никак не могла понять, что именно. И я… не знала, как встретиться с тобой.
Весь этот монолог она проговорила, глядя прямо перед собой. Она совершенно не была готова услышать его ответ. К ее безмерному удивлению, он засмеялся.
– Встретиться со мной? Да тебе надо только намекнуть, и я прибегу.
– Я была уверена, что ты не станешь этого делать!
– Ну, может быть, не прибегу, но все равно приду и сделаю все, что ты захочешь. Я тоже не понимаю, почему тогда все пошло как-то не так, и мне совсем это не нравится. Поэтому я собираюсь уничтожить саму память об этом вечере до того, как уеду.
Ей подумалось, что проблему не решить за один вечер, но она промолчала. Пока не была готова рассказать все как есть.
– Наверное, мы оба глупо ошибались, думая, что можем проводить друг с другом столько времени, не общаясь с кем-то еще.
– Ты всегда казалась такой счастливой и совершенно удовлетворенной тем, как все сложилось.
– Ты тоже. А я и в самом деле была вполне всем довольна. Это очень хорошо подходит к моему образу жизни и не мешает работать. Но я никогда не думала, что со мной может случиться нечто подобное. Так что у меня иногда возникают… некоторые сомнения.
– Расскажи мне о них.
Она пожала плечами.
– Я часто думаю о том, насколько длительными окажутся наши отношения. Слишком уж много в них плотского и слишком мало искренней заинтересованности друг в друге. Мы никогда не стремились к этому специально, но получилось так, что нас связывает исключительно постель. Во всем остальном же мы будто намеренно стараемся быть как можно дальше друг от друга. Может, я для тебя всего лишь попытка забыть Серину? Ну, и все в таком же духе.
Они пересекли Тихоокеанское шоссе, и «рейнджровер» нырнул вниз, чтобы через минуту-другую взобраться на пригорок, с которого ясно была видна долина, заросшая лавровыми деревьями, – Розмонт.
– Тебя только это беспокоит?
Клэр вздохнула.
– На самом деле мне пришло в голову, что тебе, возможно, понадобилась любовница, доступная в любое время дня и ночи. Такая, например, которая могла бы ездить с тобой во все твои деловые поездки.
Улыбка коснулась его губ, но в ней не было радости.
– Скажи мне, эти твои сомнения могут заставить тебя стать такого рода любовницей?
– Нет.
– В таком случае можно констатировать тот факт, что, по многим причинам и несмотря на некоторую неудовлетворенность, именно такие отношения подходят нам лучше всего. Хотя я должен признать, что мне будет очень одиноко без тебя в этой поездке. Не могу отрицать, что я не понимаю, почему, черт возьми, тебе нужно так много работать!
– Продолжай, – выдохнула она.
Его улыбка стала ироничной.
– Я знаю, что ты будешь ненавидеть меня за это, но не могу не думать именно так. И я ведь прав, верно?
Неделю назад он действительно был бы прав, но теперь все изменилось, грустно подумала она.
– Поэтому, – продолжил он, видя, что она не спешит отвечать ему, – я думаю, не стоит вмешиваться в то, что происходит между нами. Пусть все идет так, как идет. Хорошо, Клэр?
Ей ужасно хотелось разрыдаться, потому что все эти недомолвки в конечном счете привели к тому, чего она всегда боялась, – к его официальному заявлению, что он не хочет жениться на ней. И, наверное, теперь уже никогда не захочет.
– Что ж, возможно, ты прав, – отозвалась она с кривой усмешкой.
В этот момент они как раз въезжали в белые ворота Розмонта. Лаклан хотел что-то сказать, но тут на дорожку из кустов выскочил настоящий американский индеец в полной боевой раскраске. Он был невысок ростом, в руке держал томагавк. Топая ногами и подпрыгивая, он потрясал своим оружием и что-то кричал. Лаклан, ругаясь сквозь зубы, резко остановил машину.
– Шон!!! Я уже второй раз за сегодняшний день чуть было не сбил человека!
Несмотря на то, что еще минуту назад была готова плакать, Клэр весело рассмеялась. Вслед за индейцем на дорожку выскочили Пэдди и Флинн – оба в причудливых головных уборах из перьев, которые забавно свисали из-за ушей.
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
– Клэр, Клэр! Угадай, кто я! – возбужденно кричал Шон, залезая в машину.
– Индеец?
– Конечно! – презрительно отозвался мальчик. – Какого племени?
– Сиу? Шайен? Апач? – гадала она, видя, как он каждый раз трясет головой. – Ну, тогда я сдаюсь.
– Я – несперс, – гордо провозгласил Шон. Клэр и Лаклан обменялись вопросительными взглядами.
– Никогда о таких не слышала, – призналась Клэр.
– Они были самыми великими – великие охотники, великие всадники и воины, они оставались непревзойденными вплоть до 1877 года, когда правительство отняло их территории и заключило их в резервацию, – с энтузиазмом продекламировал Шон. – «Несперс» значит «проколотый нос».
– Слава Богу, что ты пока еще не проколол свой, Шон.
– Я думал об этом, но тетя Мей сказала, что я могу умереть от заражения крови. И она первая, кто будет танцевать на моей могиле. Так что…
– Шон, – угрожающе начал его отец, – если ты опять надоедал тете Мей…
– Кстати, Клэр, вот это все мне подарила Серина. – Шон резко сменил тему разговора. – Может быть, она не всегда ведет себя как заботливая мамаша, но она знает путь к сердцу мальчика!
Лаклан и Клэр снова обменялись взглядами – на этот раз довольно унылыми. Удивляли не только поразительная начитанность и несомненное красноречие восьмилетнего парнишки, но и его трогательное стремление называть свою мать по имени и говорить о ней так, будто она была его старшей сестрой.
Мей Хьюитт ждала гостей на веранде.
Она была незамужней сестрой отца Лаклана. Всю свою жизнь она прожила в Розмонте и не оставила бы его ни за что на свете. Может быть, именно поэтому тетя Мей так и не вышла замуж, хотя в свое время была очень привлекательной.
Раньше все свое время и все силы она отдавала своим ученицам – была сначала преподавателем, а потом и директором в небольшой местной гимназии для девочек, – однако с появлением на свет Шона Мей оставила свою работу и занялась воспитанием внучатого племянника. Но годы, проведенные за учительским столом, прошли не впустую – она стала замечательным педагогом, и высоким IQ Шон был обязан только ей. Хотя большую часть времени они находились в перемирии.
Лаклан никогда не говорил об этом, но Клэр подозревала, что именно благодаря существованию тети Мей Серина не стала настаивать на получении полной опеки над сыном – справиться с Шоном было нелегко, так зачем же утруждать себя, если уже есть замечательная наставница, которая в состоянии привить ребенку не только все необходимые знания, но и представления о том, как вести себя?
Так что вместо нормальной ситуации, когда ребенок живет с матерью, а на каникулы отправляется к отцу, Шон Хьюитт попал в прямо противоположную ситуацию, и это удовлетворяло абсолютно всех, если не считать того, что время от времени Мей Хьюитт была не прочь потанцевать на могиле внучатого племянника.
– Клэр, дорогая! Как я рада вас видеть!
Мей мелкими шажками спустилась с веранды и заключила Клэр в объятия. Это была высокая женщина с рыжеватыми волосами, тронутыми сединой. Однако, несмотря на внешнюю элегантность и ухоженность, было видно, что она родилась и выросла в поместье, постоянно находясь в самой тесной связи с землей.
Что она думала по поводу их отношений с Лакланом, Клэр не имела ни малейшего понятия. Мей никогда не говорила об этом, но всегда очень тепло относилась к Клэр и с удовольствием находилась в ее компании.
– Жарко, не правда ли? Надо будет спуститься к реке поплавать. Кстати, обед готов. Шон, тебе не следует садиться за стол в таком одеянии. И будь так любезен, сними с собак эти перья, хорошо?
Шон, казалось, был готов сейчас же ввязаться в жаркий диспут из-за сделанного ему замечания, но тут его отец положил ему на голову руку и сказал:
– Шон, жизнь полна совпадений.
– В самом деле? – кисло отозвался мальчик.
– Да. У меня, например, тоже не было ни малейшего понятия о племени несперсов до тех пор, пока несколько недель назад я не прочел о них книгу, где рассказывалось об их вольной жизни в Монтане. Ты прав, они были лучшими.
– Классно! А ты мне дашь почитать эту книгу?
– Нет, она слишком трудна для тебя, но кое-что я могу рассказать тебе, пока мы будем умываться. Например, об их тесном духовном сродстве с волками…
Отец и сын удалились, увлеченно обсуждая достоинства несперсов, сравнивая это племя с другими, совершенно довольные друг другом.
Мей улыбнулась им вслед и предложила Клэр рюмочку хереса.
– Нет-нет, спасибо. Лучше чего-нибудь безалкогольного.
– Сейчас. Садись, Клэр. Я принесу газировки.
Стол был установлен на веранде – покрытый красивой вышитой скатертью и заставленный фамильным фарфором и серебряными кольцами для салфеток. Каких только яств там не было! И холодные языки, и картофельный салат, и свежие овощи, и хрустящий хлеб, и луковый пирог, и много всего другого.
Клэр приняла из рук Мей высокий матовый стакан и шутливо спросила:
– Неужели вас оставили на эти три недели наедине с Шоном?
– Боже упаси! Я завтра отвожу его к Серине – на целых две недели. Правда, после этого он вернется еще более непослушным, чем раньше.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

загрузка...