ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Ты выиграл!
– Нет, наоборот, ты выиграла этот раунд, – хрипло шепнул он и положил голову ей на грудь.
На следующее утро, когда Лаклан проснулся, Клэр не спала. Лежа на своей половине кровати, она любовалась им.
Открыв глаза, он сладко потянулся и прижал ее к себе.
– Интересно, чем я заслужил это?
– Заслужил что?
– Прекрасное обнаженное существо вроде тебя, лежащее в моей постели, – ослепительное, как солнце, и такое желанное для меня.
– Я без одежды, потому что, когда я засыпала, кто-то снял ее с меня. – Клэр сурово взглянула на него. – И… о, нет! – тут же задохнулась она, когда он легонько сдавил ее сосок зубами.
– Больно? – встревожился он.
– Нет… не совсем… то есть…
Она не могла найти слов, чтобы объяснить ему: слишком много наслаждения сразу! Ей трудно было выносить это. К счастью, объяснять ничего не пришлось, ибо он сказал:
– Не волнуйся, я не буду настаивать, но только потому, что мне надо вставать и одеваться. И на все про все у меня осталось ровно две минуты и двенадцать секунд.
– Откуда ты знаешь?
– Так ты не хочешь, чтобы мы воздерживались? – спросил он. В его серых глазах появился озорной огонек.
– Я не об этом. Ты ведь даже не взглянул на часы!
– Мне не нужны часы, чтобы определить время. Я по солнцу вижу, что проспал. Впрочем, тот, с кем я договорился встретиться через минуту и пятьдесят семь секунд, вполне может начать и без меня.
– Ты думаешь? По-моему, тебе не стоит приучать персонал к своим опозданиям, а то они начнут брать пример с тебя.
– Да ты никак читаешь мне нотации?!
– Конечно, нет. Даже не думала никогда об этом.
– Все равно читаешь. Или ты просто не хочешь, чтобы я остался? Потому что ты все еще не простила меня?
– Конечно, я все еще не простила тебя. Посмотри, что со мной стало!
– Тебе не понравилось?
– Понравилось, просто я не была к этому готова.
– Что ж, тогда мы можем позволить себе повторить представление.
В этот самый момент зазвонил телефон. Лаклан выругался и взял трубку.
Когда он закончил говорить, Клэр безудержно смеялась.
– Ну конечно! Я знала, что они без тебя никуда.
– Не в этом дело. Просто он не может завести комбайн. К тому же…
Тут послышался легкий стук в дверь, и голос Шона сообщил, что ему надо накачать футбольный мяч, так как у них начинается физкультура и вообще ему пора в школу.
– Иду-иду, – отозвался Лаклан. – Черт возьми, похоже, у меня сегодня будет тяжелый день, а ты только и можешь, что смеяться.
– Ты такой милый! – сквозь смех проговорила Клэр.
– Милый?
– Ну конечно! Иди давай, разберись там со всем.
– Я не уйду, пока…
– Пока я не прощу тебя?
– Так ты прощаешь?
– Прощаю, – торжественно провозгласила она.
– Я знал, что добьюсь этого! – воскликнул он и уже мгновение спустя был на ногах. – Оставайся здесь, я принесу чай и тосты, чтобы у тебя не было возможности жаловаться на отсутствие заботы со стороны мужа.
Уже полностью одетый, он озорно подмигнул ей и скрылся за дверью.
За чаем Клэр невольно задалась вопросом, что же такое произошло. Еще вчера он был так холоден и раздражен, а сегодня – весел и услужлив, как никогда. Она что-то сделала? Или, наоборот, не сделала?
Ответы, однако, не пришли сами собой на ум, так что она решила – лучше встать и одеться.
Что бы там ни было, а она не позволит никому и ничему испортить ей сегодняшний день. Впрочем, как и все последующие.
На работу она ходила теперь редко – всего пару раз за неделю. Вместе с Мей они занимались тем, что обходили весь дом и близлежащие постройки. Мей объясняла, что где лежит и как со всем этим управляться. Вплоть до того, как пользоваться колодцем.
– Вообще-то, – говорила Мей, – для питья мы собираем дождевую воду, а для полива – воду из речки. Но иногда воды может не хватать, тогда нужен колодец.
– И часто не хватает?
– Не очень. Это на самый крайний случай. Крыши у нас большие, да и дождей много за год проходит, так что особых проблем не возникает. Но к концу засушливого сезона мы все-таки начинаем пользоваться колодцем. Вот он. Видишь?
– Да. А это что?
– Насос. Только надо всегда следить за тем, чтобы туда не падали пауки и змеи.
По лицу Клэр прошла судорога.
– Не бойся, их немного, – засмеялась Мей. – Змей, я имею в виду. Пэдди и Флинн ловко справляются с ними. Ну а пауки – они везде есть.
– Рада слышать, что хоть змей немного.
– Ничего, ты еще привыкнешь ко всем прелестям сельской жизни. Лягушки, тростниковые жабы, кролики и лисы – со всем этим достаточно хлопот.
Гораздо приятнее было изучать хозяйство в самом доме. За те несколько дней, что Клэр посвятила этому, она узнала много нового. Куда надо звонить, если начали дымить трубы. Где продается самая лучшая древесина. К какому электрику и к какому водопроводчику обычно обращаются в Розмонте, когда возникают соответствующие проблемы. Когда надо давать Пэдди и Флинну таблетки от глистов и как часто менять им специальные ошейники для борьбы с блохами и клещами. И еще – как нужно каждый день расчесывать им шерсть. Последнее, к счастью, было обязанностью Шона, так что Клэр благополучно пропустила все мимо ушей.
Еще она узнала, как не позволять моли заводиться в бельевом шкафу и что лавровый лист очень хорошо помогает против всех остальных насекомых.
Но что действительно очаровало ее, так это многочисленные предметы искусства, расставленные по всему дому. До сих пор она даже не представляла себе, что их столько.
– Коллекционировать посуду начала моя бабушка. Мой дедушка пригласил ее сюда только после того, как прожил здесь пять лет, можешь себе представить? Они не были женаты, но она все равно ждала его. Она же купила этот замечательный сервиз, медные подносы, каминные решетки и еще дедушкины часы. А этот персидский ковер они привезли из Средней Азии. Они много путешествовали. Но, к сожалению, обстановка их времен не сохранилась. Мой отец все переделал по своему вкусу. Он был страстным коллекционером всяких древностей.
– А Серина? Неужели она не приложила ко всему этому руку?
– Лаклан не позволил бы ей.
– Что?! Простите, но тогда… что же он нашел в ней?
Мей задумчиво пожевала губу.
– Я часто задавала себе этот вопрос, но всегда напоминала себе, что сначала она мне очень понравилась. Серина умеет быть приятной с людьми. Она остроумна и привлекательна. На первый взгляд она показалась мне не так плоха, как выяснилось позже.
– Тогда что же пошло не так?
Мей вздохнула.
– Все началось с беременности. Она не хотела детей. И не то чтобы она уж очень страдала, просто это мешало ей вести привычную жизнь. Я уверена, она по-своему любит Шона, но у нее не получилось наладить с ним отношения. Лаклан преуспел в этом больше, чем она.
– Лаклан – ходячая энциклопедия, знает все, что касается беременности, – мрачновато отозвалась Клэр.
– Я нисколько не удивлена. Серина никогда не упускала случая жаловаться даже на самые незначительные неудобства. Но хуже всего то, что она сделала мужчин своей профессией.
Клэр удивленно подняла бровь.
– Ей больше нечем зарабатывать себе на жизнь, – объяснила Мей. – Когда у нее нет возможности флиртовать с ними и заставлять делать все, что она хочет, ей становится скучно. У нее нет больше никаких интересов в жизни. Ее внешность и влияние, которое она оказывает на мужчин, просто невероятны. Что поделать – она ведь по профессии модель. – Мей пожала плечами.
– Понятно, – сказала Клэр.
– Имей в виду, Брус Дэйвидсон тоже скоро останется ни с чем.
– Смешно, но я тоже так подумала, когда увидела их вместе… Кто-то пришел?
Они прошли на веранду. На лужайке рядом с домом стоял почтальон, а рядом с ним – огромная коробка. Пэдди и Флинн с самым грозным видом загораживали собой ступень крыльца. Нервно поглядывая на собак, почтальон осведомился:
– Скажите, здесь проживает мистер Шон Хьюитт?
– Да, здесь. А что?
– Посылка из Сиднея. Мне нужна его подпись.
– Ему только восемь, и он сейчас в школе. Я могу расписаться за него. А от кого это?
– Ммм… От мистера Б. Дэйвидсона. Думаю, вы в самом деле можете расписаться за него. Вот здесь, пожалуйста.
– Это телескоп! – воскликнула Клэр, рассматривая надписи на коробке.
– Ну, конечно, – ответил почтальон. – И весьма дорогой, скажу я вам. Знаете, на какую сумму он застрахован на время перелета? Страшно сказать. Вы уверены, что мальчику только восемь?
– Интересно, Лаклан разрешит ему оставить телескоп себе? – забеспокоилась Мей, когда почтальон уже ушел.
– Это зависит от того, кто доберется до телескопа первым. Думаю, Шон ни за что не отдаст его. А вообще это умно!
И она рассказала Мей о разговоре с Брусом.
– Конечно, это вид взятки…
– Что?
Из-за угла дома вышел Лаклан и быстро поднялся по ступенькам.
– Что это, черт возьми?
Клэр объяснила и увидела, как он нахмурился. Неужели такие ситуации станут теперь ее повседневной жизнью? Она мысленно вздохнула.
Но тут же взяла себя в руки и тихо сказала:
– Я знаю, это слишком дорогой подарок, но я думаю, он правда хочет достичь с Шоном взаимопонимания. Это не так уж плохо.
Клэр еще раз рассказала о разговоре с Брусом. На мгновение воцарилась тишина. Потом Лаклан несказанно удивил ее, заявив:
– На этот раз я приму твои доводы, Худышка, но, если это будет повторяться слишком часто, тебе придется придумать новые.
– Вряд ли он настолько глуп. Так что не стоит беспокоиться.
– Что я люблю в тебе больше всего, миссис Хьюитт, так это твою рассудительность.
И он протянул ей руку. Мей деликатно исчезла.
– Ты знаешь, что теперь произойдет? – мягко спросил Лаклан, притягивая ее к себе.
– В общем, у меня есть смутные предположения на этот счет. Думаю, мы все станем астрономами-энтузиастами, только он был бы счастлив.
– Ну, и это тоже. Но вообще-то я имел в виду вот это, – и приник губами к ее губам. Затем, подняв голову, он заглянул ей в глаза: – Когда ты идешь к врачу?
Клэр нахмурилась.
– А что, что-то не так?
– Да нет, если ты чувствуешь себя хорошо…
– Со мной все в порядке!
– Тогда я просто спросил. Дело в том, что я хочу пойти с тобой. Давай сядем.
Они сели, и он обнял ее за плечи. Клэр расслабилась.
– Я бы хотела походить на какие-нибудь занятия для будущих родителей, но тебе их посещать не надо.
– Почему?
– Ты уже там был и все знаешь, а мне лучше ходить одной. Если честно, я не могу себе представить ничего хуже.
– Именно поэтому тебе лучше ходить туда со мной. Когда ты увидишь, что не одинока в своей беременности, возможно, тебе станет легче. Я уверен, там подробно расскажут, что такое роды и почему их не надо бояться.
– Я наверняка окажусь там самой старой.
– Что ж, в таком случае мы с тобой будем чудесной пожилой парой.
– Ты смеешься надо мной, – обвиняющим тоном заявила она.
– Полностью отрицаю все обвинения, ваша честь.
– Все равно, я знаю, что смеешься! – Она вздохнула.
– Почему бы тебе не поговорить об этом с Валери? Если тебя это так беспокоит.
– Хорошо, только я наизусть знаю, что она мне скажет. Она назначила мне прием как раз на следующей неделе, в среду.
– Замечательно. Кстати, ты не хотела бы пригласить родителей на пару дней?
– Очень хотела бы! Мама так интересуется всем, что связано с малышами. И папа тоже. Это странно, но беременность очень сблизила меня с мамой. Я стала лучше понимать ее.
– Давай пригласим их на следующие выходные, а?
– Согласна.
Она положила голову ему на плечо.
Несколько минут они так и сидели, наслаждаясь покоем и тишиной, пока Пэдди и Флинн, безмятежно лежавшие у их ног, не бросились вдруг вниз по дорожке – по направлению к воротам.
– Кто-то пришел? – встревожилась Клэр.
– Это школьный автобус.
– Но я ничего не слышала.
– Неважно. Если еще не приехал, значит, вот-вот появится. Он каждый день приезжает в одно и то же время, так что у собак выработался условный рефлекс. Они всегда встречают Шона.
Спустя несколько минут они появились все втроем – Пэдди и Флинн мчались к дому со скоростью хороших скаковых лошадок, а Шон бешено крутил педали, стараясь не отстать от них.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

загрузка...