ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


В ожидании – 1

OCR: Larisa_F; Spellcheck: Larisa_F
«Потому что люблю»: Радуга; Москва; 2002
ISBN 5-05-005518-0
Аннотация
Что выбрать – замужество, рождение детей, обычное семейное счастье или успешно начатую карьеру, дело, в которое вложено столько сил? Клэр Монтроуз, молодой преуспевающий адвокат, не сразу приняла решение, но когда приняла – уже не сомневалась: это и есть самое главное в ее жизни.
Линдсей Армстронг
Потому что люблю
ГЛАВА ПЕРВАЯ
– Прошу прощения…
– Мы могли бы сделать еще один анализ крови, но вряд ли это необходимо. Ваше самочувствие, да еще этот анализ – у меня нет никаких сомнений. Мои поздравления, Клэр!
Клэр Монтроуз уставилась на врача. Заметив ошеломленные глаза пациентки, Валери Мартин осторожно осведомилась:
– Вы… не ожидали и не планировали этого?
– Если честно, то нет. – Клэр сглотнула. – Вы уверены? Как вы знаете, я пью таблетки…
– Если помните, Клэр, я рассказывала и о некоторых особенностях этого препарата, в частности о тех обстоятельствах, которые могут иногда влиять на его эффективность.
Клэр открыла было рот, но тут же осеклась и неуверенно произнесла:
– Но… но ничего подобного… ну не совсем… О, нет, – ее голос стал глухим. – Я даже не думала об этом!
– Расскажите, – мягко попросила Валери.
– Недавно я немного приболела, у меня был какой-то вирус, – беспомощно начала Клэр. – Тошнота, расстройство желудка, но через два дня все было в порядке. Я тогда совершенно сбилась с ног, так что не было времени остановиться и подумать. Неужели вы считаете, что это могло повлечь за собой такие последствия?
– Вполне. Это случается не часто, но если это была достаточно серьезная болезнь, то… Вы меня понимаете. У вас есть какие-нибудь еще признаки? Похоже, – Валери сочувственно улыбнулась, – для вас это как гром среди ясного неба.
– Нет. Я пришла, потому что мой цикл стал нерегулярным, но у меня такое и раньше бывало – до того, как я стала принимать таблетки… И какой срок?
– Приблизительно от шести до восьми недель.
Клэр вынула из сумочки дневник и быстро посчитала что-то в уме.
– Да, – сказала она наконец все тем же глухим, безучастным голосом. – Думаю, вы правы. Около восьми недель. Но почему у меня нет утренней слабости или чего-нибудь еще в этом роде?
– Это бывает не у всех, а если бывает, то не у всех в одни и те же сроки. Возможно, вы одна из тех немногих счастливиц, которым беременность не доставляет никаких хлопот, но на самом деле я бы очень удивилась, если бы у вас в скором времени не начались кое-какие изменения в самочувствии. Например, может пропасть аппетит или, наоборот, начнутся приступы внезапного голода. Или все время будет хотеться спать…
– …или начну налегать на солененькие огурчики, – мрачно продолжила Клэр. – И как это могло со мной случиться?
Валери Мартин внимательно вгляделась в пациентку и подивилась про себя, потому что она очень хорошо знала Клэр Монтроуз. Они работали в одном и том же здании, хотя Клэр была адвокатом. За прошедшие несколько лет эта высокая, очень уверенная в себе и, по-видимому, очень умная девушка с тихим, спокойным голосом сумела развернуть купленное ею дело, находившееся на грани банкротства, и превратить его в одно из самых прибыльных и перспективных в городе. И все же, подумала Валери, было что-то очень наивное в том, как она приняла известие о своей беременности.
– Клэр… я не люблю выпытывать чужие секреты, но разве это не… Лаклан? – (Клэр густо покраснела.) В этой деревне невозможно держать что-нибудь в тайне, моя дорогая. А Лаклан Хьюитт… Многие поколения его семейства жили здесь; они были членами совета графства и самыми крупными землевладельцами в округе. К тому же, мне казалось, вы не особенно стремились сохранить все в секрете.
– Нет, не стремились, – уныло отозвалась Клэр. – То есть, с тех пор как он развелся, это не касалось больше никого, кроме нас с ним, но… мы не стремились и выставлять это напоказ.
– Уверена в этом. Но такие вещи всегда попадают в центр внимания. Ведь Лаклан не из тех мужчин, которых можно не заметить, да и вас нельзя назвать незаметной, моя дорогая. Так… значит, это не было вами запланировано?
– Нет, – решительно ответила Клэр.
– Обстоятельства нередко меняют суть дела. Думаю, мне нет нужды напоминать об этом адвокату, но… – тут доктор Мартин замялась, – существуют и другие… возможности. У вас есть право выбора.
Клэр судорожно вздохнула, и ее аквамариново-синие глаза стали огромными.
– О, нет, это – не выбор. Сама мысль об… – она поежилась, потом передернула плечами. – Я не думаю, что могу сделать такое.
– Хорошо, я рада это слышать. Итак, вам, – она взглянула на карту, лежащую на столе, – двадцать семь лет, а значит, вы еще достаточно молоды, чтобы иметь ребенка. Но моложе мы с годами не становимся, и раз это не было вашим сознательным выбором, возможно, это могло входить в ваши планы на подсознательном уровне…
Вернувшись обратно в офис, Клэр негодующе скривилась: мысль о том, что ее биологические часы неумолимо отстукивают время, была весьма и весьма неприятной.
Она посмотрела вокруг – на висящий на стене диплом, заключенный в аккуратную рамку, на матовые обои спокойного синего цвета и на красивый сапфировый ковер, на антикварный письменный стол красного дерева, на картины в серебряных рамах – и с глубоким вздохом опустилась в кресло.
Она велела секретарше отложить все звонки и встречи на полчаса, хотя и знала, что они будут накапливаться, подобно нарастающей волне прилива. Бизнес быстро развивался, и, хотя вместе с Клэр работали способный клерк и опытная секретарша, хорошо разбирающаяся в юридических документах, приходилось нелегко. На самом деле ей нужен был квалифицированный сотрудник, который бы взял на себя часть работы. Сейчас это было необходимо, как никогда. Так думала она, разглядывая одну из висевших на стене картин. Это была не живопись, а аэрофотосъемка одного поместья в окрестностях Леннокс-Хеда по ту сторону Тихоокеанского шоссе. Именно там все и начиналось.
Земля – сначала это была молочная ферма – принадлежала семейству Хьюиттов. Потом ее разделили на части и начали расширять. Это случилось как раз незадолго до того, как Клэр выкупила свое дело. В результате именно ей было предложено заняться оформлением всех бумаг, связанных с переходом права собственности на землю.
Сначала она была не в силах поверить свалившемуся на нее счастью, потом встревожилась, когда отец, с которым у нее всегда были не очень хорошие отношения, намекнул ей, что сыграл далеко не последнюю роль в том, чтобы все обернулось для нее столь удачно. Однако в подробности вдаваться отказался.
Но она никогда не смотрела назад. Появлялись другие поместья и новые спорные дела, у Клэр прибавилось судебной практики, и очень скоро заказов у нее было больше, чем она могла выполнить.
В итоге она имела теперь свою собственную квартиру в лучшем районе города, ездила на небольшой спортивной машине пурпурного цвета и могла позволить себе самые экзотические развлечения во время отпуска.
Однако с самим Лакланом Хьюиттом она встретилась лишь через шесть месяцев после того, как на нее обрушилось это непредвиденное счастье. Она всегда имела дело с его менеджером по строительству, хотя к тому времени уже многое знала о нем самом и об истории его семейства. О его дедушке, который в свое время скупил за бесценок чуть ли не полстраны. О принадлежащих им громадных плантациях грецких орехов и авокадо. О замечательном старом доме, в котором они жили.
Однажды Луси, ее секретарь, позвонила ей по внутреннему телефону и взволнованным шепотом сообщила, что прибыл господин Лаклан Хьюитт.
Клэр задохнулась от удивления. Быстро пробежала глазами по своему заваленному бумагами столу, потом по своему отражению в зеркале и не своим голосом попросила Луси задержать господина Хьюитта хотя бы на пару минут.
– Как скажете, мисс Монтроуз, – неодобрительно ответила Луси.
Клэр слабо улыбнулась, в точности вспомнив тон секретарши. И ещё она вспомнила, как отчаянно приводила в порядок свой стол, расправляла темно-серое льняное платье с белым воротничком, как дрожащими руками доставала из ящика свою позолоченную пудреницу, чтобы внимательно посмотреть на лицо в маленьком зеркальце. Времени почти не оставалось, она только и успела, что быстро провести рукой по волосам, подкрасить губы и пригладить брови, как в дверь вежливо постучали.
Все было живо в ее памяти, как будто случилось вчера. Подумав об этом, она закрыла глаза, еще раз переживая тот день…
– Мисс Монтроуз, мистер Хьюитт, – представила их Луси друг другу.
– Здравствуйте!
Клэр обошла стол и протянула посетителю руку.
– Здравствуйте, мисс Монтроуз, – ответил Лаклан Хьюитт, пожимая ей руку. Он сделал легкий акцент на слове «мисс» и, прищурившись, внимательно оглядел ее с головы до ног.
Клэр удивленно моргнула. В ней было почти шесть футов росту, и она не привыкла смотреть на кого бы то ни было снизу вверх. Однако в случае с Лакланом Хьюиттом у нее не оставалось выбора: он был выше ее как минимум на полфута.
Чувствуя себя немного неловко, она тоже пригляделась к нему. Высокий, красивый, загорелый, он смотрел на нее пронизывающим взглядом дымчато-серых глаз. Густые темно-русые волосы непокорными прядями падали на лоб. Видно, ему стоило больших усилий сделать так, чтобы они не мешали ему смотреть. Плюс ко всему, он был очень хорошо сложен – широкие плечи, узкая талия и легкий, но ощутимый намек на стальные мышцы под обычной повседневной одеждой – клетчатой рубашкой и брюками цвета хаки.
Но что действительно удивило ее, так это его возраст – он был гораздо моложе, чем она предполагала. Тридцать – тридцать пять лет, не больше, подумалось ей.
Собравшись с духом, Клэр прервала затянувшееся молчание. Она не любила, когда ее так пристально рассматривали, даже если это глава клана Хьюиттов.
– Садитесь, мистер Хьюитт, – спокойно произнесла она, убирая руку. – Позвольте предложить вам чаю. Или, может быть, кофе? Сейчас как раз настало время для небольшого ленча.
Клэр небрежно улыбнулась и вернулась к столу.
– Лучше чего-нибудь прохладительного, если есть, – негромко отозвался он.
– А мне кофе. Спасибо, Луси. – Клэр села и сжала руки. – Полагаю, вы прибыли, чтобы обсудить со мной вопросы, касающиеся вашей собственности, не так ли, господин Хьюитт?
– Нет, – лениво ответил Лаклан Хьюитт.
Клэр быстро взглянула на своего клиента, удивленная его ответом и последовавшей паузой. Опять она была предметом его тщательного изучения, и это не понравилось ей. Она ощутила неловкость и беспокойство. Но – тише едешь, дальше будешь. Клэр терпеливо ждала продолжения с легкой улыбкой вежливой заинтересованности.
– Нет, – повторил он и так же улыбнулся. – Все говорят о вас как о настоящем профессионале, мисс Монтроуз. В том числе и ваш отец.
Клэр почувствовала легкое раздражение, как это всегда случалось, когда в разговоре упоминали ее отца, но ей ничего не оставалось, как только мило улыбнуться еще раз.
В этот момент вошла Луси со стаканом фруктовой минеральной воды и чашечкой дымящегося кофе. На подносе стояло также блюдо с бисквитами. Переместив все на стол, секретарша удалилась не сразу – сначала она немного посуетилась, расставляя еду и напитки. Было видно, что она умирает от любопытства.
Клэр, приподняв бровь, размешала свой кофе и решила говорить откровенно.
– Вы причинили нам некоторое беспокойство – моим служащим и мне лично, мистер Хьюитт.
Он выглядел несколько удивленным.
– Мои извинения, мисс Монтроуз…
– «Мисс» – это изобретение Луси, господин Хьюитт, – тут же прервала его Клэр, опять раздраженная его интонацией. – Она думает, что это придает мне некий таинственный статус, лично я предпочитаю быть известной как Клэр Монтроуз, не состоявшая в браке. И никогда не состоявшая, если вас это интересует. И мне безразлично, знает об этом кто-нибудь или нет.
– Понятно, – сказал он с легкой гримасой. – Если честно, то слово «мисс» заставляет меня думать о женщинах, не пользующихся вниманием мужчин, поэтому я лучше буду называть вас просто Клэр.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

загрузка...