ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Отлично, — ответила Лаура, почувствовал отвращение к его вкрадчивому голосу. Ей внезапно показалось безрассудным говорить о своем сне. Нет, определенно будет безумием вспоминать ту близость, которую они делили, — сейчас, когда он стоял рядом с ней, почти совершенно обнаженный.
— Я тоже хорошо спал, — сказал Коннор, и его улыбка превратилась в дьявольскую ухмылку.
Неужели он все знает?! Возможно ли, чтобы двоим людям приснился один и тот же сон? Прежде чем Лаура успела вымолвить слово протеста, он повернул ее руку и прижался губами к нежной коже на ее запястье. Мягкие губы и колючая щетина — захватывающий контраст. Теплое дыхание опаляло запястье Лауры, разжигая глубоко внутри нее искрящееся пламя. Она вырвала руку, ужасаясь своим чувствам.
— Интересно, что это ты делаешь?!
— Здороваюсь с прекрасной женщиной. Лаура старалась не отводить взгляда от его лица. Она отказывалась замечать, как блестит его кожа под лучами солнца. Но все же эти широкие, голые плечи все время находились в поле ее зрения, как и темные кудри, покрывающие его широкую грудь.
— Ты всегда здороваешься с женщинами, одетый в одно лишь полотенце?
— Только с теми, которых нахожу в своей спальне, когда выхожу из ванной, — Коннор улыбнулся, и в глубинах его синих глаз зажглись озорные огоньки. — В вашем веке принято приходить в спальню к гостям, чтобы желать им доброго утра?
— Конечно, нет, — Лаура отвернулась от него, явная неуместность ситуации окрасила ее щеки багрянцем. — Мне бы очень хотелось, сэр, чтобы вы оделись во что-нибудь.
— Конечно. Если вы протянете мне штаны, которые лежат на стуле.
Лаура взглянула на кожаные брюки, брошенные на спинку чиппендейловского кресла рядом с кроватью — черная полоса на фоне синего бархата. В ее уме промелькнули воспоминания: черная кожа, обтягивающая длинные, мускулистые ноги, — и у нее в груди вспыхнул огонь.
— Ты не можешь ходить по Бостону в таком наряде.
— Это неприлично?
Лаура прижала руку к горлу, чувствуя, как под пальцами пульсирует жилка.
— Вовсе нет.
— Однако боюсь, что мой гардероб следует немного обновить.
Лаура слышав в его голосе веселые нотки. Улыбка играла на его губах. Она ощущала, как Коннор приближается к ней, чувствовала тепло его тела.
Неожиданно он поцеловал ее в ухо, и по ее шее и плечу побежали мурашки.
— Он состоит из кожаных штанов и… — Коннор помахал перед ее лицом полотенцем, — …этого полотенца.
— О Господи!
Лаура выскочила из комнаты, и вслед за ней полетел его громогласный хохот. Она захлопнула за собой дверь, но смех Коннора все равно долетал до нее.
— Это невыносимо, это какое-то безумие… — бормотала она. О, как ей хотелось задушить его!
Софи остановилась перед комодом в комнате Дэниэла. При обычных обстоятельствах ей бы никогда не пришло в голову делать то, что она собиралась сейчас сделать, но обстоятельства, в которых она находилась, трудно было назвать обычными.
Софи выдвинула верхний ящик комода, и ее лицо покраснело, когда она увидела его содержимое. Как она и подозревала, в этом ящике лежало аккуратно сложенное нижнее белье: слева белое льняное, справа — желтоватое хлопчатобумажное.
— Прости меня, Дэниэл, — прошептала она, доставая несколько комплектов белья. — Коннор сам решит, что ему больше нравится. «Если ему вообще что-нибудь понравится», — подумала Софи и улыбнулась, вспомнив случай с пижамой.
Она уже собиралась закрыть ящик, когда ее внимание привлекли уголки двух фотографий, выглядывающие из-под белой нижней рубашки. Зачем Дэниэл хранит фотографии на дне ящика? Она подняла рубашку и застыла, глядя на собственное изображение.
На фотографии была изображена девушка, которая стояла в углу бального зала, одетая в белое шелковое платье с кружевами. Она смотрела в объектив глазами, слишком серьезными для ее возраста. Этот снимок был сделан на ее восемнадцатом дне рождения, последнем, которое она праздновала в этом доме. В ту ночь, на праздничном балу, она впервые танцевала в Дэниэлом — мечта, ставшая правдой, реальность, рядом с которой она больше была не в силах находиться.
Она любила его — глубокой, всепроникающей любовью, которая заполняла каждую клеточку ее тела и достигала самых глубин души.
Любовь пронзала ее сердце всякий раз, как она видела Дэниэла рядом со своей сестрой. Любовь, которая не могла принести ей покоя, даже сейчас. Ведь она знала, какую холодную и пустую жизнь он вел с Элинор.
Возможно, Элинор погубила лихорадка, которую она перенесла в детстве. Возможно, дело было в постоянном внимании и заботе со стороны родителей. Ее баловали и опекали с пятилетнего возраста, оберегали, как золотоволосую фарфоровую куколку, завернутую в вату.
Так или иначе, Элинор не обладала способностью любить кого-либо или что-либо, кроме собственного милого личика и своих эгоистичных капризов. Отец нашел Элинор мужа, связанного с ним узами верности и чести, человека, которым Элинор хотела обладать, но которого никогда не любила… и которого всегда боготворила Софи.
Софи достала вторую фотографию.
— Господи! — прошептала она. Здесь были все — мама, папа, Элинор, Дэниэл, собравшиеся в гостиной в день Рождества, за год до того, как она покинула дом, и Софи, стоящая рядом с белокурой Элинор. Ее голова и плечи были вырезаны из фотографии, оставшись внутри ровной овальной дыры.
Спрашивается, зачем кому-то понадобилось портить семейную фотографию?
— Тетя Софи!
Софи подпрыгнула при звуке голоса Лауры. Она резко повернулась и захлопнула ящик, с лицом, покрасневшим от стыда.
— Я искала одежду для Коннора.
— Ох уж этот Коннор! — Лаура распахнула дверцу шкафа. — Вы знаете, что он гуляет по дому совсем голый, в одном лишь полотенце, обмотанном вокруг бедер?
— Правда? — Софи прижала белье к груди, все еще размышляя о семейной фотографии, где кто-то вырезал ее лицо.
— Я никогда не думала, что способна желать зла другому человеку. Пока не встретила его. — Лаура повернулась с руками, загруженными одеждой. — Я способна его задушить!
Софи взглянула на племянницу.
— Как мило, дорогая! Лаура нахмурилась.
— Тетя Софи, что с вами?
— Ничего.
— Вы побледнели.
— Проголодалась, вот и все, — Софи выдавила улыбку. — Я отнесу эти вещи Коннору и прикажу Фионе накрыть нам завтрак в его гостиной.
Лаура всегда считала своего отца высоким, но темно-синие полосатые брюки отца оказались коротки, они заканчивались в трех дюймах над лодыжками Коннора. С белой рубашкой дело обстояло не лучше. Она не застегивалась на груди, а рукава не доставали дюйма до запястий.
— Он выглядит как сирота! Коннор усмехнулся, пытаясь влезть в ботинки, слишком маленькие для ног пришельца.
— …Которому нужен гостеприимный дом.
Лаура кивнула.
— Тот самый, откуда ты явился. Коннор сделал вид, что оскорблен. Лаура с трудом смогла сдержать улыбку. Ну и мошенник!
— Не удастся ли мне что-нибудь сделать?.. — пробормотала Софи, прикасаясь к запонке рубашки Коннора.
— Что-нибудь сделать? — переспросила Лаура. Ей все это очень не нравилось.
— Да, — Софи постучала пальцем по подбородку. — Нужно только немножко растянуть рубашку, и тогда…
— Вы же не хотите сказать, что собираетесь воспользоваться магией?! — воскликнула Лаура.
Улыбка Софи была такой же ясной, как солнечный свет, льющийся через окна гостиной.
— Я могла бы за долю секунды…
— Нет! — отрезала Лаура.
— Но, Лаура, если я хочу стать настоящей колдуньей, мне же надо тренироваться!
Колдовство. Заклинания. Викинги, путешествующие во времени. Лаура прижала пальцы к вискам, чувствуя, как пульсирует кровь.
— Тетя Софи, вы должны забыть… об этой магической чепухе.
— Почему? Я только-только начала в ней разбираться.
— Мы живем в Бостоне! Здесь люди поднимают скандал, если ты всего лишь читаешь неположенные книги. Что они сделают, если узнают, что вы — колдунья?
— Никто ничего не узнает, если я буду осторожной.
— Привести человека в дом — и вы это называете осторожностью? — спросила Лаура, показывая на Коннора.
— Мы с гобой — единственные, кто знает, как Коннор попал сюда.
— Я до сих пор не понимаю, как он здесь оказался. И знаю только, что хочу, чтобы он вернулся туда, откуда пришел.
— Осторожно, дорогая, — прошептала Софи. — Ты оскорбляешь его.
Лаура взглянула на Коннора. Тот смотрел в окно гостиной. Лучи солнца, струившиеся сквозь стекло, запускали золотые пальцы в его густые волосы, обхватывая светящимися руками его широкие плечи. Даже одетый в неподходящие по размеру вещи, Коннор оставался самым привлекательным мужчиной, которого она когда-либо видела.
Озорные искорки сверкали в его голубых глазах, когда он следил за Лаурой, заставляя ее морщиться от каждого удара сердца в груди. Нет, она не падет жертвой его вульгарного очарования!
— Этот человек слишком самонадеян, чтобы чувствовать себя оскорбленным.
— Я уверена, что ты найдешь его совершенно очаровательным, если только дашь ему шанс.
— Шанс для чего? Чтобы совершенно погубить мою жизнь?
Софи улыбнулась, блестя синими глазами,
— Шанс превратить твои мечты в реальность.
Лаура вздрогнула, вспомнив постыдный спектакль, который сама разыгрывала в своих снах.
— Я не хочу, чтобы мои мечты становились реальностью.
— Не хочешь?
— Нет, — отрезала Лаура. Да поможет ей Бог, если она позволит этим непристойным сценам воплотиться в жизнь!
— Ясно…
Какие-то нотки в голосе Софи навели Лауру на мысль, что тетя отлично понимает, почему Лаура хочет исчезновения этого человека. Неужели ее мысли настолько прозрачны?
— Однако, боюсь, мне придется прибегнуть к магии, чтобы отправить его обратно.
— Это другое дело.
— Почему? — спросила Софи.
— Потому что это необходимо. — Лаура взглянула на Коннора. Он улыбнулся ей широкой, радушной улыбкой, которая пробудила в ней воспоминания… Она снова чувствовала его руки, обнимающие ее, его губы, прижавшиеся к ее шее, его пальцы ласкающие ее сквозь шелк платья. В груди вспыхнул огонь, поднимаясь по шее, щекам, пока у нее не зазвенело в ушах. Чем дольше он пробудет здесь, тем больше опасность, что она выкинет что-нибудь безрассудное. — Да, совершенно необходимо.
В дверь постучали, и Лаура едва не подпрыгнула.
— Что такое?!
— Наверно, одна из служанок с завтраком, — ответила Софи, направляясь к двери, как будто ей не нужно было скрывать пребывание в доме викинга ростом в шесть футов четыре дюйма.
— Подождите! — хриплый шепот Лауры заставил Софи застыть на месте.
Софи обернулась.
— Что такое, дорогая?
— Туда, — Лаура указала Коннору на дверь в смежную спальню. — Иди туда и жди там, пока я не скажу, что можно выходить.
Он взглянул на нее, и его черные брови поднялись.
— Ты хочешь, чтобы я спрятался? В дверь снова постучали.
— Я хочу, чтобы ты исчез, — Лаура схватила его за руку и потащила к двери, ведущей в спальню, стараясь не замечать тепла его кожи, проникающего сквозь гладкую ткань. — А до тех пор я хочу, чтобы тебя никто не видел.
Он помедлил на пороге спальни, улыбнувшись ей дьявольской улыбкой, какую никогда не позволит себе джентльмен.
— Ты не составишь мне компанию?
— Нет! Пожалуйста, сиди там и не показывайся, — повторила Лаура, толкая его в грудь. С таким же успехом она могла толкать гранитную стену.
— Как скажешь, — и прежде чем повернуться и покинуть гостиную, он подмигнул ей.
— Он меня с ума сведет! — воскликнула Лаура, захлопнув дверь.
— Можно? — спросила Софи, взявшись за дверную ручку.
Лаура разгладила розовую юбку и глубоко вздохнула, стараясь выглядеть как можно спокойнее.
—Да.
Софи открыла дверь. За ней стояла нахмурившаяся Фиона. Лаура глядела на домоправительницу, не понимая, почему она сама решила накрыть завтрак, а не прислать одну из служанок.
— Я уже решила было, что вы передумали насчет завтрака.
— Мы были так поглощены беседой, что не расслышали вашего стука, — Софи взглянула на Лауру. — Верно, дорогая?
— Да, — кивнула Лаура, избегая взгляда проницательных карих глаз Фионы. Фиона оглядела комнату.
— Значит вы говорите, что мистер Пакстон приехал вчера поздно ночью… — произнесла она, толкая тележку с подносом к круглому столу красного дерева, стоявшему в углу около камина.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...