ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Ему нужно время, чтобы ко всему привыкнуть.
Софи сложила дрожащие руки на коленях. Ей удалось выдавить из себя улыбку.
— По крайней мере заклинания мне удались.
— Все будет в порядке, — прошептала Лаура, сама не веря в свои слова.
Софи подняла полные слез глаза, в которых отражался огонь камина.
— Он думает, что я — чудовище.
— Он потрясен, вот и все.
— Да, потрясен. И напуган. — Софи провела пальцами по щекам, вытирая слезы. — По крайней мере ты не бросаешь меня, мое прекрасное дитя.
— И никогда не брошу. Я поговорю с ним. — Лаура опустилась на колени рядом с Софи, чувствуя, как горло ее сдавливают слезы. — Я уверена, он в конце концов поймет, что вы ничуть не изменились. Вы просто обнаружили в себе… скрытые таланты.
— Лаура, тебе нужно поговорить еще кое с кем. — Софи прижала свою мягкую ладонь к ее щеке. — Теперь ты понимаешь, что должен испытывать Коннор?
— Это совсем другое дело.
— Почему?
Лаура смотрела на Софи и видела боль, которую причинил ей отец. Его страх. Нетерпимость. Неужели она так же виновата, как ее отец? В ее памяти вспыхнул образ Коннора; она видела боль в его синих глазах, слышала отчаяние в его глухом голосе: «Я — человек, Лаура. Человек, который любит тебя всей душой и сердцем». Замешано ли здесь какое-то колдовство? Или это настоящая любовь?
— Тетя Софи, вы не понимаете. Коннор — не такой, как мы. Он принадлежит к Туата-Де-Дананн, древнему народу. Я не могу даже представить, на что он способен.
— Ты действительно боишься его? Лаура смотрела в огонь, видя, как огонь пожирает поленья.
— Я боюсь того, что он может влиять на мой разум.
— Иди к нему. Поговори с ним. Попытайся понять его. — Софи погладила Лауру по щеке. — Вы с Коннором делите нечто особенное и совершенно непостижимое. Не отказывайся от этого дара.
Лаура поднялась на ноги, опираясь о ручку кресла в котором сидела.
— Я хочу, чтобы моя жизнь стала такой, как прежде, когда не было всей этой магии, заклинаний и викингов, путешествующих во времени.
— Понятно. Тогда, надо думать, ведьму в своей жизни ты тоже не потерпишь.
— Тетя Софи, я вовсе не… Софи подняла руку.
— Я на первом же поезде возвращаюсь в Нью-Йорк.
— Как вы можете!
— Я не могу изменить себя, Лаура. — Софи поднялась с кресла с достоинством королевы, встающей с трона. — И я не могу оставаться там, где нетерпимы к тем, кто чуть-чуть отличается от большинства.
Лаура стояла около камина, глядя, как Софи направляется к двери. Она чувствовала, как внутри нее шевелится, пробуждаясь, одиночество, которое, как ей казалось, ушло навсегда.
— Тетя Софи, пожалуйста, не уезжайте!
Софи остановилась у двери.
— Прости меня, Лаура. Я не могу здесь оставаться. — Она оглянулась через плечо, и на ее губах появилась печальная улыбка. — Надеюсь, ты поймешь, как драгоценен дар любви. Я надеюсь, что ты поймешь это, пока не слишком поздно.
Лаура обхватила себя руками, пытаясь растопить лед одиночества, холод отчаяния, проникавший в ее кровь. Слезы жгли ей глаза, пока она смотрела, как ее тетя выходит из комнаты. «Вы не понимаете, — прошептала она пустой комнате. — Как я могу быть уверена, что то, что я чувствую, — действительно любовь?»
— Папа. — Лаура постучала в дверь кабинета на втором этаже.
Ответа не было.
Мгновение она стояла в коридоре, раздираемая противоречивыми чувствами, не зная, как отец примет ее. Цепи, выкованные сегодня утром, были такими непрочными! И то, что она собиралась сделать, могло разорвать их. Она повернула ручку и отворила дверь.
Дэниэл сидел за столом в бордовом кожаном кресле. Одна его рука, сжатая в кулак, лежала на полированной столешнице розового дерева рядом с пустым бокалом из-под бренди. В другой руке он держал карманные часы.
— Папа!
Он не замечал ее присутствия, по-прежнему глядя на циферблат.
В его густых волосах виднелись глубокие борозды, как будто он водил руками сквозь густые, темные волны. Галстук съехал набок, первые несколько пуговиц рубашки были расстегнуты. До этого мгновения Лаура ни разу не видела своего отца растрепанным. Он всегда был безупречен… И непроницаем. Он полностью владел своими чувствами и своим миром. И вот этот человек исчез, стоило Софи щелкнуть пальцами.
Лаура прислонилась к двери, закрывшейся с тихим щелчком.
— По-моему, нам нужно поговорить обо всем, что случилось.
Дэниэл сидел как окаменевший, его лоб прорезали глубокие морщины. Солнечный свет проникал сквозь высокие окна за его спиной, окружая его заревом, боровшимся с тьмой, исходившей из него, с тьмой, которая поразила его душу.
Лаура была знакома с этой тьмой; ее саму наполнял тот же мрак боли и сомнений.
Она подошла к нему, чувствуя, как каждый удар сердца отдается в горле.
— Папа, я понимаю, какое потрясение ты испытал.
Он не ответил, все так же глядя на часы, как человек, застывший во времени.
Она подняла с пола его темно-серое пальто и набросила его на спинку чиппендейловского кресла, стоявшего около окна.
— Ты должен понять, что тетя Софи осталась точно такой же женщиной, какой она всегда была.
Он стиснул зубы, и на его щеке заиграл желвак. Лаура остановилась около отца, глядя на его склоненную голову, на руку, лежавшую на столе, на часы на его ладони с золотой цепочкой, свисающей с края стола. Стекло часов отражало солнечные лучи, затемняя стрелки. Но внимание ее отца было приковано к фотографии, вставленной в крышку часов. К золотой крышке был прикреплен овал, вырезанный из большого фото — портрет Софи, какой она была больше двадцати лет назад.
— Тетя Софи мало изменилась с тех пор, как был сделан этот снимок.
Дэниэл захлопнул крышку, сжав часы в руке.
— Ты давно знала о ее… — Он заколебался, постучав ребром ладони по столу. — Ты давно знала о ее… талантах?
— Около недели. До тех пор она сама о них не подозревала.
Он поднял на нее темные глаза, полные боли.
— Она не знала, что она… она… — Он прочистил горло. — Она узнала только несколько дней назад?
— Она открыла в себе эти способности, когда Ридли нашел эту книгу в винном погребе.
Дэниэл нахмурился.
— Как я припоминаю, Ридли в тот день едва не сломал лодыжку. Какое совпадение!
— Папа, мне кажется, тетя Софи собирается уехать.
Дэниэл постучал кулаком по лакированной столешнице.
— И ты позволишь ей уйти из твоей жизни? — продолжала Лаура, не получив ответа.
— Подозреваю, что она едет на метле.
Лаура смотрела на него и видела, что его боль слишком напоминает ее собственную.
— Ты знал тетю Софи с трехлетнего возраста. Ты когда-нибудь видел, чтобы она причинила кому-нибудь зло?
— Нет. — Он смотрел на стиснутый кулак, из которого высовывалась цепочка часов. — Но это не меняет того факта, что она… ведьма, — сказал он едва слышным голосом.
— Да, она ведьма. Но что это меняет?
— Ты сама видела, на что она способна, — он махнул рукой, и золотая цепочка сверкнула в солнечных лучах. — Она — ведьма! Настоящая, взаправдашняя ведьма!
— Однако я не вижу, чем она отличается от нас. — Лаура смотрела на сжатый кулак отца, но внутренним зрением видела Коннора и боль в его красивых синих глазах. Действительно ли он великий обманщик? Или просто человек со способностями, которых она не понимает?
Она ощутила внутри себя дрожь, вызванную сомнением, которая грозила уничтожить ее, если она слишком глубоко проникнет в правду.
— Ты — ирландец. Это делает тебя иным в глазах таких людей, как Эстер Гарднер. Но делает ли это тебя хуже их?
— Это не одно и то же. Я не могу заставить книгу летать по комнате, — пробормотал он.
— Ты считаешь, что тетя Софи сможет повредить тебе одним из своих заклинаний?
— Нет. — Он не сводил взгляда со своего сжатого кулака. — По крайней мере не целенаправленно.
— И я тоже не верю. — Непрошеный голос Коннора шептал в ее памяти: «Я никогда не сделаю тебе ничего плохого… Ты — мое сердце». И ей почему-то было очевидно, что эти слова искренние. Коннор никогда не причинит ей никакого вреда по своей воле. — Папа, ты не должен допустить, чтобы тетя Софи уезжала. Ты любишь ее, а она любит тебя.
Дэниэл покачал головой.
— Мне нужно время, чтобы подумать.
— Надеюсь, ты будешь думать не слишком долго, папа. Ты можешь все потерять. — Но в то время, как она произносила эти слова, на нее навалилось ледяной глыбой чувство надвигающейся катастрофы.
Она повернулась и покинула кабинет отца. Ей было необходимо побыть одной и разобраться в противоречивых чувствах души и сердца, нужно время, чтобы распутать свои спутанные мысли. Что она сделала — спаслась от чудовища или сама лишила себя счастья?
В коридоре за дверью ее ждала Фиона. Лаура застыла на месте, глядя на Фиону и с ужасом ожидая слов экономки.
— Он ушел, мисс Лаура.
Лаура почувствовала, как будто что-то ударило ее в грудь. У нее подкосились колени. Она прижала руку к стене, чтобы удержаться на ногах.
Фиона схватила Лауру за руку.
— Вы в порядке, мисс?
Лаура кивнула, лишившись голоса. — Ее горло сдавила внезапная боль. Боже мой, неужели она обречена жить до конца своих дней, околдованная могущественными чарами Коннора?
— Я только что зашла к нему с супом, хлебом и чаем. А его не было. — Фиона сжала в руке свой янтарный талисман. — И я решила найти вас и сказать вам.
Неужели он действительно ушел? Лаура направилась к его комнате, как марионетка на ниточке. Она мгновение колебалась на пороге, прежде чем нырнуть из тьмы в свет, который лился сквозь высокие окна в комнату Коннора.
Одеяла были откинуты в сторону, открывая белые простыни, на которых она лежала с Коннором предыдущей ночью. Она прикоснулась к подушке, почувствовав пальцами прохладу белой ткани.
По всему ее телу пробежала дрожь. Сомнения, смешиваясь с воспоминаниями, грозили погубить ее. Вот он я, всегда к твоим услугам. Она слышала его голос, чувствовала жар, вспыхнувший в ее животе и груди, вспоминала прикосновение его рук к своей коже, его теплые губы, язык…
— Коннор, — прошептала она, ухватившись за подушку рукой.
— Его здесь нет, мисс, — тихо произнесла Фиона, стоя у двери.
Лаура бросилась через комнату к открытой двери в ванную.
— Коннор! — крикнула она, заглядывая в ванную.
— Я искала его, мисс, — сказала Фиона, подходя к Лауре. — Но он пропал.
Лаура обшаривала взглядом пустую комнату, не замечая солнца, бьющего ей в глаза.
— Может быть, он внизу. Он мог… Например… — Она замолчала, не желая признавать правду. — Неужели он мог покинуть нас, не сказав ни слова!
— Так бывает. Сидхе редко остаются со смертными. Им трудно хранить свои таланты в секрете.
Лаура посмотрела на Фиону.
— Вы знали?
— Ну да. — Фиона смотрела в окно, улыбаясь, как будто видела Коннора, стоявшего в солнечном свете. — Меган рассказала об ангеле, исцелившем ее глаза прикосновением руки. И когда я расспросила ее об этом ангеле, то поняла„что она описывает мистера Коннора.
— И вы не испугались его?
— Сперва испугалась. Но потом мне пришло в голову, что никто из Темного Народа не стал бы лечить маленькую девочку. И тогда я поняла, что он не из Темного Народа. Нет, не может быть — с его-то улыбкой и нежными руками. — Фиона покачала головой, и ее улыбка стала печальной. — Ну да, он был одним из Сияющих, это точно. И мы должны быть благодарны, что он одарил нас своим визитом.
Лаура опустилась на диван около камина, внезапно лишившись сил.
— Вы хорошо знаете легенды про Туата-Де-Дананн, да?
— Ну да. Эти рассказы передавались от поколения к поколению, чтобы память о Сидхе жила среди нас.
Лаура переплела дрожащие пальцы, положив их на колени. Она смотрела на искривленные остатки полена в камине — дерево, обезображенное огнем, который умер, не успев проглотить его полностью, оставив обугленные головешки, разбросанные на кирпичах.
Она хотела знать правду, но в то же время боялась, что правда разрушит ее последние укрепления, не оставит ей никакой защиты против боли потери Коннора.
— Могло ли быть такое, чтобы принц Сидхе взял себе в жены смертную женщину?
— Ну да. Сидхе то и дело влюблялись в каких-нибудь смертных красоток.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...