ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Софи погладила тыльной стороной ладони холодную щеку Лауры.
— Какую?
— Любовь.
«То, что ты чувствуешь, — то же самое влечение, которое привело меня к тебе… заклятье любви», — эхом звучали в ее памяти слова Коннора. Лаура закрыла глаза, пытаясь отогнать видение его лица с прекрасными, синими глазами, в которых сверкала причиненная ей боль. Но это видение обжигало ей память.
— Это не может быть любовью.
— Почему? Потому что тебе больно? Лаура кивнула.
— Такова любовь, мое милое дитя. Ничто иное не может так сильно жечь душу, как боль любви, не находящей ответа.
— Это самое настоящее колдовство. Он околдовал меня каким-то темным заклинанием. — Лаура вздрогнула от мрачного завывания ветра за окном. — Он не человек. Он — чудовище. Он — какое-то неизвестное существо.
— Чудовище? Неизвестное существо? — Софи с удивлением смотрела на Лауру. — Как ты можешь говорить такие слова об этом милом молодом человеке? Ты видела его сегодня утром. Ты обнимала его, чувствовала рукой тепло его крови, рыдала, думая, что он может умереть. Как ты могла сидеть у его постели, а теперь говорить, что он не человек?
— Человек умер бы от такой раны.
— Я согласна, Коннор иной, чем мы, и способности у него иные. Но неужели это делает его чудовищем?
Как чудовище могло прикасаться к ней с такой нежностью? Как чудовище могло смотреть на нее небесно-синими глазами? Лаура покачала головой, отвергая все, кроме того, что он заставил ее чувствовать сейчас, — что она умрет, если расстанется с ним.
— Да, у него есть способность околдовать меня.
— А я? Я тоже чудовище?
— Вы? — Лаура недоуменно взглянула на тетю. — Конечно, нет.
— Но я тоже умею колдовать. — Софи пожала плечами, и на ее губах появилась застенчивая улыбка. — Может быть, очень неважно, но я тренируюсь.
— Это другое дело.
— Почему? Не знаю, может быть, нужно поведать твоему отцу о моей истинной природе, чтобы ему потом не пришлось сожалеть, что он женился на ведьме.
— Тетя Софи, нет! — Лаура схватила Софи за руку. — Вам нельзя говорить ему правду!
— Ну и ну. — Софи вздернула подбородок. — Ты думаешь, что он может отказаться от меня?
— Трудно сказать, как он поступит.
— Если он любит меня, он примет меня такой, какая я есть. — Софи глубоко вздохнула, расправив стройные плечи. — Не думаю, что у супругов могут быть какие-то тайны друг от друга. Наверно, пора сказать ему правду.
— Пожалуйста! — Лаура схватила Софи за руку. — Не делайте этого!
— Подожди здесь, — Софи похлопала Лауру по руке. — Я хочу, чтобы ты осталась и оказала мне моральную поддержку.
— Дэниэл, садись и послушай, что я тебе скажу, — пригласила Софи, указывая на кресло напротив Лауры.
Его лоб прорезали хмурые морщины.
— В чем дело, Софи?
— Пожалуйста, сядь.
— Ну хорошо. — Он устроился в кресле, обтянутом шелком в белую и бордовую полоску, с видом человека, вызванного свидетельствовать в суде. — Судя по всему, дело серьезное.
Софи прижимала книгу заклинаний к груди, про себя молясь, чтобы Дэниэл все понял. Боже мой, он обязан понять! Она не могла потерять его — только не сейчас, после стольких лет ожидания!
— Да, серьезное.
Дэниэл почесал шею, взглянул на Лауру и снова на Софи.
— Может быть, ты передумала, любимая?
— Никогда!
Тогда он улыбнулся, и на правой щеке у него появилась ямочка.
— Значит, в чем бы ни было дело, все не так ужасно.
— Надеюсь, что ты прав. — Софи взглянула на Лауру, которая качала головой, безмолвно умоляя тетю молчать. — Не волнуйся, дорогая.
Дэниэл взглянул на дочь. Лаура опустила глаза на свои стиснутые руки, избегая взгляда отца.
— Боюсь, что начать будет нелегко. — Софи подошла к столу, напротив которого сидел Дэниэл, и подняла стоявший на столе пресс для бумаг в форме клипера, который принадлежал ее, отцу. Она хорошо помнила, как смотрела на этот пресс в то утро, когда заявила отцу, что уезжает — в тщетной попытке спастись. Она так и не смогла сбежать из тюрьмы, которую любовь к Дэниэлу воздвигла вокруг ее сердца.
— Софи, — сказал Дэниэл, и его глухой голос заставил ее забыть о былом. — В чем бы ни было дело, мы сможем преодолеть все трудности.
Софи надеялась, что он окажется прав. Она могла всего лишиться; следующие несколько минут все ее будущее будет висеть на волоске. Однако она не могла выйти замуж за Дэниэла, не сказав ему правды. Она повернулась лицом к нему, хватаясь за свою книгу, как за спасательный круг.
— Дэниэл, как ты знаешь, моя бабушка со стороны матери была урожденная Пакстон.
— Я ее помню. — Дэниэл откинулся в кресле и скрестил длинные ноги, как человек, не подозревающий о торнадо, угрожающем его жизни. — Ты унаследовала ее глаза.
— Да. — Софи схватилась за книгу. — И кое-что еще.
— Софи, милая, у тебя такой вид, будто тебя собираются сжечь на костре.
Лаура застонала. Дэниэл взглянул на дочь, подняв брови в безмолвном вопросе.
— Тетя Софи, умоляю, не надо!
— Я обязана сказать, дорогая. Дэниэл перевел взгляд на Софи. Его темно-синие глаза были полны смущения.
— Кто-нибудь объяснит мне, что здесь происходит?
— Мне кажется, лучше всего сразу все сказать. — Софи облизала пересохшие губы. — Я — ведьма.
Дэниэл улыбнулся.
— Нам всем время от времени случается выходить из себя.
— Нет. Я настоящая ведьма.
— Ведьма?
— Вот именно.
Он нахмурился, мгновение разглядывая ее.
— Софи, в какую игру ты со мной играешь?
— Это не игра. Я — ведьма.
— Ты — ведьма?
Софи кивнула.
— Это бывало в моей семье.
— В твоей семье? — Дэниэл подался вперед, уперев обе ноги в пол. — Софи, ты пытаешься расстроить нашу свадьбу?
— Нет. Конечно, нет. Я всего лишь хочу сказать тебе правду. Я ведьма, настоящая всамделишная ведьма, и умею творить чудеса.
Он мгновение смотрел на нее, сжав губы в узкую линию, затем взглянул на Лауру.
— Что все это значит?
— Это правда, — произнесла Лаура голосом, едва слышным за треском огня в камине. — Она — ведьма.
— Ну хорошо. — Дэниэл поднял руки вверх. — Не знаю, что это за игра и для чего все это нужно, но почему бы не поиграть? Ты — ведьма. А какую роль вы отвели мне? Колдуна?
— Колдун считается у ведьм предателем, — ответила Софи, прижимая книгу заклинаний к груди. — Бывают ведьмы-женщины и мужчины-ведьмаки.
Дэниэл нахмурился.
— Ты провела целое исследование?
— Это все написано здесь. — Софи протянула ему книгу. — История клана Пакстонов. Здесь объясняется, как творить чудеса.
— Ну хорошо. — Дэниэл улыбнулся, протягивая руку. — Дай мне взглянуть на волшебную книгу, — сказал он неестественно глухим голосом, как будто играл роль чародея на сцене.
Софи вздохнула.
— Да. Наверно, тебе пора увидеть своими глазами. — Она перевела взгляд на книгу, изо всех сил сосредоточившись. — Иди!
Книга задрожала в ее руках.
— Ты хочешь, чтобы я ушел? — спросил Дэниэл.
— Нет, — ответила Софи, не отрывая взгляда от книги. — Делай то, что я скажу. Лети в его руки.
Книга вздрогнула, вырвалась из ее рук и поплыла по комнате прямо к Дэниэлу.
— Что за… — Книга ударила его в грудь, и с его губ сорвался стон.
— Получилось! — воскликнула Софи. — Ты по-прежнему думаешь, что это просто игра?
Дэниэл удивленно смотрел на книгу, лежавшую у него на коленях.
— Как ты это сделала?
Софи улыбнулась.
— Магия.
— Нет, я хочу знать, как ты сделала это на самом деле.
— Дэниэл, я могу колдовать. Хотя пока еще не слишком хорошо. Но я уверена, что немного практики — и все будет получаться. Ну, разве это не удивительный сюрприз?!
Дэниэл тупо посмотрел на нее.
— Сюрприз?
Софи кивнула.
— Это потрясающий дар, если подумать. Кто знает, что я смогу совершить, когда действительно научусь пользоваться магией!
Дэниэл отвернулся от нее.
— Лаура, как твоей тетке удалось заставить книгу полететь?
Лаура прикусила губу.
— Она знает заклинания.
— Заклинания? — Дэниэл встал на ноги, и книга свалилась с его коленей, ударив его по пальцам ног. — Черт! — выругался он, потирая ушибленную ногу.
— Дэниэл, ты ушибся?
— С меня хватит вашей чепухи! Когда вы решите объяснить мне, что все это значит, я буду в кабинете.
— Ты всегда был таким упрямцем, — прошептала Софи, когда он шел через комнату.
Дэниэл открыл дверь.
Софи захлопнула ее, пошевелив пальцами.
Дэниэл обернулся, бросил на нее бешеный взгляд, и его губы сжались в узкую линию.
Софи улыбнулась.
— У меня получается все лучше и лучше!
Дэниэл дернул за дверную ручку.
— Черт побери, как ты заперла ее?
— Еще не веришь?
Он с шумом втянул воздух в легкие.
— Софи, если ты думаешь, что это забавно…
— Вижу, что ты еще не убежден. Тогда смотри. — Софи обернулась к окну. — Ставни, слушайте, что я скажу: закройтесь!
Ставни с грохотом захлопнулись сперва на одном окне, затем на другом и на третьем, лишая комнату солнечного света.
— Нет, нам нужен свет. — Софи взглянула на люстру и щелкнула пальцами. Лампочки мигнули и зажглись.
— Боже! — прошептал Дэниэл.
Софи повернулась к нему, улыбаясь.
— Оказывается, заклинания лучше работают, если их не усложнять.
— Значит, ты ведьма? — Он смотрел на нее с побледневшим лицом. — Ты действительно ведьма!
Софи кивнула.
— Опыта маловато, но это дело наживное.
Дэниэл прислонился к двери, как будто его ноги внезапно лишились сил.
— Этого не может быть!
— Дэниэл, дорогой мой, прости, что я так потрясла тебя. — Софи поспешила к нему. — Но я действительно…
Он поднял руку, когда она приблизилась к нему.
— Не трогай меня!
Софи отступила, съежившись, как будто он ударил ее.
— Дэниэл, ты ведь не боишься меня, правда?
— Боже мой! Ты — ведьма!
— Я точно такая же, какой была всегда. Я просто обнаружила, что у меня есть… талант.
— Талант? — Он смотрел на нее, стискивая зубы и размыкая их, и на его щеке перекатывался желвак. — Талант — это когда играют на пианино. Талант— это когда рисуют пейзажи. А заставлять книги летать по воздуху — это безумие.
У Софи перехватило дыхание.
— Ты считаешь, что я — безумная?
— Нет. — Дэниэл хрипло рассмеялся. — Я считаю, что ты — ведьма. Ведьма!
Слезы жгли ей горло, медленно выступали на глазах расплавленным металлом.
— А я думала, что ты поймешь!
— Пойму? — Он почесал шею. — Пойму? Ты требуешь, чтобы я понял, что женщина, на которой я собирался жениться, — настоящая, взаправдашняя ведьма!
Софи кивнула.
Дэниэл застонал и дернул дверную ручку.
— Черт побери!
Софи всхлипнула.
Дэниэл уперся пятками и рванул ручку.
— Откройся, — прошептала Софи. Дверь распахнулась. Дэниэл не удержался на ногах и грохнулся об пол, растянувшись среди вышитых на ковре ваз с белыми и красными цветками.
— О Боже! — Софи бросилась к нему и упала на колени. — Дэниэл, я не хотела сделать тебе больно, — прошептала она, положив ладонь на его твердую щеку. Он оттолкнул ее руку.
— Дэниэл, прошу тебя…
Он отшатнулся от нее, глядя как на кобру, готовую ужалить.
— Дэниэл, пожалуйста, попытайся понять…
Он поднялся на ноги.
— Не приближайся ко мне!
Софи села на корточки. Когда она подняла на него глаза, из них скатились первые слезы. Его красивое лицо превратилось в маску ярости и отвращения.
— Дэниэл, я та же самая женщина, какой была всегда!
— Ты — дьявол!
— Я люблю тебя, — прошептала она, хотя слезы душили ее.
— Боже мой! — Мгновение он стоял, глядя на нее и качая головой. Затем повернулся к ней спиной и выскочил из комнаты.
Софи смотрела ему вслед. Каждый его шаг был ударом молотка, загоняющего гвоздь ей в сердце. Она сидела на ковре, и по ее щекам катились горячие слезы. Разбита. Побеждена.
Глава 27
В первое мгновение Лаура не могла пошевелиться. Она сидела, как человек, только что выбравшийся из-под обломков сошедшего с рельс поезда, потрясенная и парализованная.
Софи пыталась подняться с пола, как птица со сломанным крылом, пробующая взлететь.
— Тетя Софи! — Лаура бросилась ей на помощь.
— Спасибо, дорогая, — сказала Софи, когда Лаура взяла ее за руку. — Кажется, меня ноги не слушаются.
Лаура довела Софи до кресла, пытаясь как-нибудь исцелить раны, которые ей так небрежно нанес ее отец, но ей на ум приходили одни банальности.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...