ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Лаура обернулась к тете.
— Вам не нравится Филипп?
— Я считаю, что он не тот, кто тебе нужен.
— Но он происходит из одного из лучших семейств в Бостоне.
— Порода в нем чувствуется. Лаура наморщила лоб, пытаясь припомнить отличительные черты Филиппа.
— Он очень красив.
— Да, если тебе нравится такая слащавая красота.
— Он… он очень ответственный человек. Софи наморщила свой тонкий носик.
— Зануда!
— Тетя Софи, он — достойный джентльмен, один из самых видных женихов в городе. Любая женщина сочла бы за честь стать его женой. — Лаура обхватила себя руками, внезапно ощутив озноб. — Даже странно, что он заинтересовался мной. В конце концов я, вероятно, самая старая дебютантка за всю историю Бостона.
— Ты одна из самых красивых дебютанток, которых когда-либо видел Бостон. И не надо качать головой. Тебе достаточно посмотреться в зеркало, чтобы понять, что я говорю правду.
Лаура бросила взгляд на портрет отца, вспомнив, как беспокоился он, когда она появилась в обществе после того, как закончился траур по матери.
— Отец боялся, что меня сочтут парией, благодаря его происхождению. Вспомните, как он обрадовался, когда Филипп заинтересовался мной.
— Лаура, в глазах Бостона ты принадлежишь к роду Чандлеров. Наша семья — одна из самых старинных и самых влиятельных в городе. Никогда не позволяй другим внушать тебе мысль, что стоишь меньше, чем на самом деле.
Лаура почувствовала, что ей на плечи взваливают ответственность за право носить такую фамилию.
— Тетя, вы должны знать, что очень сильно облегчили тревоги отца, когда согласились вернуться домой и опекать меня.
— Боюсь, твой отец слишком хорошо знает, каково жить в Бостоне и не принадлежать к знатному роду, хотя он-то стоит дюжины бостонцев с голубой кровью, — Софи взглянула на портрет Дэниэла, и ее взгляд выразил чаяния, так и не воплотившиеся в жизнь. — Бостонское общество гораздо сильнее интересует, кем был твой прадед, чем твоя собственная персона.
— Знаю.
Кроме того, Лаура знала, что значит для отца видеть ее устроившей должным образом свою жизнь, выйдя замуж за бостонца настоящих голубых кровей. И вряд ли у кого-либо из них кровь была более голубая, чем у Филиппа Гарднера.
— Я уверена, что Филипп вам понравится, когда вы познакомитесь с ним поближе.
— Я достаточно хорошо знаю его мать, а он точь-в-точь такой же надменный, как она, — ответила Софи.
Лаура содрогнулась, подумав о матери Филиппа. Тепла в ней было не больше, чем в каменной статуе. Но она была одной из самых влиятельных женщин в бостонском обществе.
— Прошло всего два месяца с тех пор, как ты появилась в свете. Зачем так торопиться, Лаура?
— Мне уже двадцать пять лет. Я не могу дожидаться мужчину, которого видела только во снах.
— Ты видишь во снах какого-то мужчину? — спросила Софи подозрительно вкрадчивым голосом; уж она-то понимает, какое волшебство можно найти во снах!
Лауре не хотелось говорить о своих снах. Она была уверена, что люди расстаются с воображаемыми друзьями, переступая порог юности. Но мальчик, который в ее снах превратился в великолепного мужчину, по-прежнему приходил к ней. Уже двадцать лет подряд он навещал ее ночью раз в месяц, в полнолуние. И Лаура всегда верила, что они найдут друг друга в мире, лежащем за пределами таинственной долины, в которой проходили их встречи. Но этого так и не произошло.
Сны… Фантазии… Как глупо!
Бессмысленно мечтать о человеке, которого не существует. И все же ей знакомо его лицо, его голос, прикосновение его рук. Она знала его так, как никогда не знала никакого другого человека. Неужели он живет только в ее воображении?
— Я давным-давно поняла, что сны не сбываются.
— Брак — это до конца жизни. Обдумай все очень тщательно. Тебе придется каждый день видеть своего мужа. Делить с ним постель, растить его детей.
С каждым словом Лаура ощущала, что узел предчувствий все туже затягивается у нее в груди, стискивая сердце. Все, что говорит ее тетя, — правда, она знала это. Но кроме того, она чувствовала и тяжелый груз ответственности, давящий на ее плечи.
— Не все браки совершаются по любви.
— И очень жаль. Любая женщина должна ждать до тех пор, пока не встретит того единственного мужчину, который заполнит все пустоты в ее душе.
Лаура глубоко вздохнула.
— Боюсь, что я не верю в сказки.
— А я верю. И если я что-нибудь в этом понимаю, — произнося эти слова, Софи листала страницы старой книги, — тебя ожидает счастье. Где же я это видела?..
Лаура нахмурилась, наблюдая, как тетя что-то ищет в книге.
— Тетя Софи, что вы ищете?
— Заклинание.
— Заклинание?!
Софи кивнула: — Заклинание, которое исполнит твое самое заветное желание.
Лаура не без испуга взглянула на тетю.
— Вы шутите!
— Ничуть. — Софи водила пальцем по строчкам на странице в середине книги и только потом подняла глаза на Лауру. — Я вызову его.
— Кого?
— Мужчину, которого ты видишь во сне.
Лаура выдохнула из груди воздух. — Неужели вы всерьез?
Софи только махнула рукой.
— Помолчи, дорогая. — Она смотрела в открытую книгу, ее губы шевелились, как будто ей нужно было не только увидеть слова, написанные на странице, но и почувствовать их произношение.
Лаура вздрогнула, когда в окно ударил порыв ветра. Она следила за тетей, восхищаясь ее решительностью, хотя и не понимая, как можно прожить до тридцати девяти лет, сохранив невинную веру в сказки.
Мать Лауры приходилась Софи старшей сестрой. Однако сестры едва походили внешностью, а в отношении темперамента представляли полную противоположность.
Здоровье Элинор никогда не было крепким, а после рождения Лауры и вовсе расстроилось. Она проводила все дни в своей гостиной, читая, вышивая, глядя в окно, не желая общества и не нуждаясь в нем. И наконец, пятнадцать месяцев назад, она скончалась во сне. Застой крови в легких высосал из нее последние жизненные силы.
Софи вернулась в Бостон три месяца назад, чтобы помочь ввести Лауру в общество. Кипучая энергия, неутомимая деятельность, несокрушимый оптимизм — вот какой была Софи. Вопрос о том, когда Софи вернется в Нью-Йорк, не обсуждался, и Лаура надеялась, что этого никогда не случится, невзирая даже на странную уверенность тети в том, что она — колдунья.
Софи подняла темно-синие глаза, пронзив племянницу взглядом, и у Лауры перехватило дыхание. Она никогда не видела свою тетю такой сосредоточенной, как будто на ее хрупких плечах покоились судьбы мира. Софи верила всем своим сердцем и душой каждому слову, написанному в этой книге. Лаура читала это в ее глазах.
Из Софи так и изливалась вера, та вера, которая помогает людям выстоять, когда жизнь берет их за горло, и ее вере хватило сил, чтобы преодолеть сопротивление Лауры и прикоснуться к мечтам, спрятанным глубоко в ее душе. Лаура, затаив дыхание, смотрела на Софи, ожидая чуда — такой веры хватило бы, чтобы сдвинуть горы.
Наконец Софи заговорила, и ее голос звенел, как хрусталь, к которому прикоснулся металл.
— Услышь меня, «Госпожа Луны»! Твоя власть велика. Ты повелеваешь морскими приливами. Найди возлюбленного Лауры и приведи его к ней!
Слова отдавались в ушах Лауры, как далекое эхо. Огонь в камине отбрасывал золотистые отблески на хрупкую темноволосую женщину, которая снова и снова повторяла заклинание, исходящее из самых глубин души Софи. где живет невинность, оберегаемая и лелеемая в течение долгих лет.
Наконец Софи закрыла глаза и замолчала. Лаура ждала, по ее коже побежали мурашки.
Тик-так, тик-так. Маятник дедовских часов, стоявших у стены напротив Лауры, отмерял уходящие секунды. Она смотрела на тетю в ожидании… чего? Неужели она действительно ждет, что человек ее мечты материализуется из пустоты?
Лаура выдохнула из груди воздух, только сейчас поняв, сколько времени задерживала дыхание. Она позволила энтузиазму Софи одержать над ней верх. Эта вера в заклинания очень заразительна, особенно если ты так сильно желаешь, чтобы они стали правдой.
— Тетя Софи, наверно, нам пора отдыхать. Уже поздно и…
Софи подняла руку, и Лаура замолчала. Глубоко вздохнув, тетя повторила заклинание. Ее голос эхом разнесся по комнате.
Лаура мысленно представила изображение человека, которого знала с самого детства. Завороженная ритмом заклинаний, Лаура про себя повторяла слова Софи: «Услышь меня, „Госпожа Луны“! Твоя власть велика. Ты повелеваешь морскими приливами. Найди моего возлюбленного и приведи его ко мне!»
Софи произнесла заклинание три раза. Древнее заклятье кружилось в голове Лауры, слова беззвучно слетали с губ. Даже когда Софи замолчала, они, казалось, все так же парят в воздухе.
Лаура затаила дыхание, глядя на книгу в красивых руках тети. Алая кожа переплета отражала мерцание огня, и только поэтому, убеждала себя Лаура, кажется, что книга светится сама по себе.
Порыв ветра ударил в окно, и переплет зашевелился. Лаура вздрогнула. Прижав руку к бьющемуся сердцу, она неуверенными шагами стала медленно приближаться к тете. Огонь камине разгорелся, языки пламени стремились вверх, как будто ветер уговаривал огонь окинуть пределы очага.
— Что-то происходит, — прошептала Софи. — Чувствуешь?
Лаура не могла вымолвить ни слова. Теплый воздух ласкал ее, как руки возлюбленного. По комнате разливалось благоухание, запах сосен и трав, едкий запах горящих свечей. Но в библиотеке не было ни одной свечи!
Лампы в хрустальной люстре замигали; они ослепительно вспыхнули несколько раз и погасли, как будто вся имеющаяся в них энергия растеклась по комнате.
В окна сверкающей серебристой дорожкой струился лунный свет. Это было так красиво, что Лаура не могла отвести глаз, хотя проснувшийся внутри нее страх умолял девушку бежать. Частицы света встречались, сверкая и переливаясь, словно неведомый небесный скульптор лепил из лунного света сияющую фигуру.
— О Боже! — прошептала Софи.
Лаура не могла вымолвить ни слова. Из искрящегося света материализовалась фигура. Мужчина. Высокий. Широкоплечий. Каждый удар сердца Лауры глухо отдавался у нее в горле. Этого не может быть! Логика говорила ей, что это иллюзия, всего лишь иллюзия.
Лунный свет потускнел. Над головой вновь вспыхнули лампы, заливая комнату золотистым сиянием. Но мужчина продолжал стоять перед ними, и в нем пульсировала жизненная энергия.
Лаура видела его лицо тысячу раз, она знала на нем каждую морщинку и каждую черточку. Порода чувствовалась во всем его облике, в чертах лица — тонком и прямом носе, чувственном изгибе полных губ. Он весь излучал энергию, как солнце излучает тепло.
Черные, как сама ночь, волосы спускались на его широкие голые плечи — блестящий эбеновый шелк с сапфировыми отблесками.
Синие, как летнее небо, глаза смотрели на Лауру с теплотой, вспоминая о днях и ночах, проведенных в ее объятиях. Это был не взгляд незнакомца, а друга, возлюбленного. Тепло этих синих глаз породило в ней ответную реакцию, всплеск чувств, подобно розе, распускающейся под лучами солнца.
— Смотри на него! — шептала Софи, схватив Лауру за руку.
— Вы тоже его видите?
— Он великолепен! — Пальцы Софи стиснули запястье Лауры.
Как это может быть? Разве она может ощущать во сне пальцы Софи, до боли сжавшие ее руку?
— Эдайна! — прошептал гость, шагнув к ней. На длинных ногах, обтянутых черными штанами из тонкой кожи, с каждым шагом приближающим его к ней, вздувались сильные мышцы.
Это может быть только сном!
Он остановился в нескольких дюймах от Лауры — так близко, что она ощущала тепло его тела; так близко, что ей пришлось отстранить голову, чтобы взглянуть в его мужественное лицо. Его низкий голос звучал как теплый летний дождь, с его губ срывались слова языка, которого она никогда не слышала. Но слова ничего не значили, только голос, глаза, пальцы, прикоснувшиеся к ее щеке, — сейчас только это имело значение.
Лаура притронулась к его груди, чуть выше сердца, и ощутила теплую кожу, покрытую нежными волосами, упругие мышцы, сердце, бьющееся сильно и уверенно. Она втянула в себя воздух, и ее ноздри наполнил резкий запах лимона и мускуса. Лауру охватило неудержимое желание прижаться лицом к его шее.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...