ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Нет!
Филипп нахмурил черные брови, взглянув на нее.
— Нет?
— Я еще не готова. — Она прикоснулась к его руке. — Филипп, вы должны дать мне время.
— Время для чего, Лаура?
— Мы едва знаем друг друга.
— У нас впереди много лет, чтобы получше познакомиться.
Лаура смотрела на его ладонь, лежащую на ее руке, попытавшись представить, каким будет прикосновение к его голой коже, и отдернула руку, чувствуя, что желудок сжался в тугой узел.
— Я понимаю, Лаура, вас тревожит, достойны ли вы породниться с семейством Гарднеров — ведь происхождение вашего отца…
Лаура подняла на него глаза.
— Происхождение моего отца?
Филипп кивнул.
— Но уверяю вас, я решил, что из вас выйдет превосходная жена. В сущности, в вас почти нет ничего ирландского. Вы — как прекрасная мраморная статуя древней богини. Холодная. Равнодушная. Неприкосновенная.
Лаура удивленно посмотрела на него.
— Вы можете влюбиться в того, кто кажется вам холодным и равнодушным?
— Влюбиться? — Филипп нахмурился. — Я считал вас выше этих глупых женщин, которые настаивают на существовании какой-то таинственной страсти. Любой человек хорошего происхождения должен понимать, что подобных чувств следует избегать.
— Понятно. Итак, вы меня не любите.
Филипп лихорадочно задышал.
— Я восхищаюсь вами. Я уважаю вас. Я собираюсь до конца жизни окружить вас всевозможной роскошью. Как мне кажется, это все, чего может ожидать женщина от брака.
— Понятно…
Боже милосердный, и это все, что уготовано для нее в будущем? Неужели из ее жизни уйдут все времена года, кроме одного? Неужели для нее навсегда наступит вечная зима, а мечта о весеннем тепле так и останется мечтой?
— Ладно, Лаура, давайте кончать с этими детскими играми. Сегодня мы объявим о нашей помолвке.
— Нет!
Филипп глубоко вздохнул, и его темные брови сошлись над тонкой переносицей.
— Имеет ли ваше нежелание какое-либо отношение к Коннору Пакстону?
Ее щеки запылали, когда она встретила его злобный взгляд. Коннор! Как ей хотелось, чтобы он был рядом, чтобы его сила поддерживала ее.
— Очевидно, этот человек имеет на вас какое-то влияние. Должен сказать, что мне это вовсе не нравится, Лаура. И я уверен, что ваш отец будет сильно разочарован.
Лаура чувствовала, как силы покидают ее, подобно воде, утекающей через решето.
— Филипп, прошу вас! Мне нужно время, чтобы привыкнуть к мысли выйти за вас замуж.
Он нахмурился, глядя на нее так, как будто был судьей, готовым вынести вердикт.
— Похоже, вы наконец-то приходите в чувство.
Она выдавила из себя улыбку.
— Это так неожиданно, вот и все.
— Да, конечно. — Он самодовольно ухмыльнулся, и Лауре захотелось ударить его кулаком. — Я уверен, вы не могли даже представить, что вам так повезет и вы станете миссис Гарднер.
— Конечно, не могла.
— Ну хорошо. Но только не тяните время, Лаура. Я никогда не отличался особым терпением. — Он одернул полы жилета. — Простите меня, я обещал следующий танец Джулиет Марсдейл.
Лаура наблюдала, как он удаляется. Ей хотелось убежать и спрятаться, но прятаться было негде. От долга и ответственности не убежишь. Она должна выполнять желания отца, даже если эти желания уничтожат ее душу.
Она взглянула на Коннора, следя за каждым его движением, наблюдая, как свет отливает сапфиром в его густых черных волосах, скользя взглядом по изгибу его улыбающихся губ и желая прикоснуться к ним. Ей был нужен он, и только он. Но сейчас он был так же далёко от нее, как тогда, когда жил, отделенный от нее тысячей лет.
Остин стоял около одной из трех французских дверей, выходивших на террасу, глядя, как его жена танцует вальс с Коннором. Было время, когда Сара чувствовала себя неуверенно на танцевальном полу, и вот теперь она, ослепительная и прекрасная, кружится в руках человека из другого мира и времени.
В его душе ярче солнца горела гордость — гордость за прекрасную леди, подарившую ему сына и больше счастья, чем он считал бы возможным. И восхищение молодым человеком, воплотившим в себе все, чем когда-либо обладал его народ. Они с Коннором действительно были родственниками — в самом прямом смысле.
Коннор был просто потрясающим человеком. Он прожил в этой стране меньше недели, а уже воспринял ее язык и культуру. Более того, Коннор покорил этот век. Он в гораздо большей степени казался в этом мире своим, чем большинство гостей на балу.
— Разве ваша жена не ждет ребенка?
У Остина напряглось все тело, когда к нему подошел Фрейзер Беннетт.
— Правильно. Ребенок должен родиться в августе.
Фрейзер неотрывно смотрел на Сару и Кон-нора.
— И вы думаете, что было разумно позволить вашей жене танцевать с этим дьяволом?
— Если бы я думал, что ей что-то грозит, я бы не подпустил Сару и на милю к этому человеку.
— Тех, кто занимается магией, всегда тянет к юным матерям. — Фрейзер взглянул на Остина и улыбнулся. — Будьте осторожны, Остин. Этот человек может околдовать вашу драгоценную супругу.
Остин искал внутреннего равновесия, чтобы утихомирить закипающий в нем гнев.
— Фрейзер, Коннор мечтает околдовать одну-единственную женщину. Фрейзер выкатил глаза.
— Вы по-прежнему верите, что он проделал весь этот путь ради женщины?
— У меня нет причин думать по-иному. — Остин спокойно встретил ледяной взгляд Фрейзера. — Послание, полученное от его матери, его поведение-все подтверждает гипотезу, что Коннор прибыл сюда, чтобы добиться руки Лауры Салливен.
— Если это верно, а я в это не верю, — Фрейзер отвел глаза, и его руки сжались в кулаки, когда он посмотрел на Коннора, — как вы полагаете, что сделает юный чародей, когда обнаружит, что желанная ему женщина обещана другому? До вас дошли слухи о ее помолвке с Филиппом Гарднером?
Остин кивнул.
— Я бы не рискнул быть рядом с ним, когда он разозлится. Он может совершить что-нибудь ужасное.
— Я не верю, что он опасен.
— А я не собираюсь допускать, чтобы ваше попустительство стало причиной катастрофы.
— Вы находитесь здесь как наблюдатель, Фрейзер. — Остин улыбнулся, посмотрев прямо в глаза Фрейзеру. — И я не потерплю никакого вмешательства.
Фрейзер облизал языком пересохшие губы.
— Синклер, вам меня не запугать. Я намереваюсь сделать все, что в моих силах, чтобы устранить эту угрозу.
Остин смотрел, как Беннетт шагает к столику с прохладительными напитками, за которым стоял в одиночестве Генри Тэйер. Карие глаза эмиссара следили за каждым шагом Кон-нора. Остину не нужно было слышать разговор, чтобы знать, какие злобные подозрения Беннетт нашептывает Генри на ухо. Если он сумеет настроить Генри против Коннора, будет трудно убедить правящий совет в противоположном.
Остин взглянул на Коннора, размышляя, каким образом защитить ирландского чародея от зла.
Коннор почувствовал, что Лаура призывает его — отчаянная мольба тянула его к ней. Он ощутил ее боль на расстоянии, как будто глубокая, пульсирующая рана образовалась в его сердце. Он застыл в середине зала, оглядывая помещение в поисках Лауры.
— Что-то случилось, мистер Пакстон? Коннор посмотрел на милое лицо своей партнерши. Леди Сара Синклер смотрела на него, и в ее миндалевидных глазах блестела тревога.
— Прошу прощения. Пожалуйста, извините меня, но я должен найти мисс Салливен.
— Что-то случилось? — переспросила леди Синклер.
— Не знаю точно. Но знаю, что я нужен ей. — Он покинул леди Сару посреди зала, в вихре разноцветных платьев, не подозревая, как этот поступок выдал его чувства. Он знал только то, что нужен Лауре, и должен найти ее.
Лаура стояла у стены в углу зала, прячась за листьями пальмы, которая росла в бронзовой кадке, стоявшей на полу рядом с ней. Она стояла молча и неподвижно, как мраморная статуя, и ее лицо было белее белых роз, вышитых на плече ее платья. Когда она заметила приближающегося Коннора, ее губы раскрылись, но ни одного слова не вырвалось из них, только тихий звук, подобно приглушенному крику раненого лебедя.
— Лаура, — прошептал Коннор, прикасаясь к ее руке. Энергия ее чувств хлынула в него, как река, прорвавшая плотину, и от ее боли у него перехватило дыхание. — Что такое, любовь моя? Что с тобой?
— Пожалуйста… — прошептала она. — Не здесь. Подальше от этих людей…
Он взял ее под руку и повел прочь из зала.
Ноги Лауры дрожали, когда она с Коннором шла по коридору. Музыка, смех и разговоры затихли вдали, как будто их отрезал темный занавес. Коннор открыл дверь и провел Лауру в гостиную, в которой она бывала несколько раз. Лаура стояла в полосе света, проникающего сквозь открытую дверь, вдыхая запахи воска и лимонного масла, пропитавшие холодный воздух.
Это была гостиная для тех, кто заслужил привилегию получить место в царстве Эстер Гарднер. В один прекрасный день Лауре придется сесть рядом с королевой на ее ампирном диване, как несчастной принцессе, которой невозможно уклониться от такой милости. Она вздрогнула, представив себе эту сцену.
Над головой вспыхнули лампочки, осветив золотые ирисы, вышитые на ковре благородного синего цвета у нее под ногами. Дверь закрылась. Она почувствовала, как сильная рука прикоснулась к ее плечу и тепло Коннора затопило ее благословенным солнечным светом посреди зимнего холода.
— Скажи мне, что тебя печалит, любовь моя. Скажи мне, как мне развеселить тебя.
Она повернулась лицом к нему, глядя в его синие глаза. Если бы только судьба была более милосердна! Если бы она могла смотреть в его красивые глаза каждый день своей жизни! Но судьба жестока к ней. И им осталось так мало времени, чтобы побыть вместе…
Она протянула к нему руку, дотронувшись до его щеки, видя, как проступают под гладкой кожей темные точки тетины.
— Обними меня. Пожалуйста, обними меня.
— С превеликим удовольствием, — прошептал он, обнимая руками ее за талию.
Она обхватила руками его за шею, прижимаясь к нему, впитывая его тепло и силу, как умирающая женщина, пытающаяся вернуться к жизни. Она прижалась лицом к его шее, вдыхая теплый запах мускуса и лимона.
— Я люблю тебя, — прошептала она. — Я хочу, чтобы ты знал: что бы ни разделяло нас, я всегда буду любить тебя.
— Я не брошу тебя, любовь моя. — Он еще крепче обнял ее, а затем слегка отстранился, чтобы посмотреть ей в лицо. — Сколько бы полнолуний ни приходило и уходило. Сколько бы заклинаний ни творила Софи, ничто не сможет разлучить меня с тобой.
Если не считать ответственности, которая обхватила ее шею, как удавка… Лаура прикоснулась ладонями к его подбородку, глядя на него, пытаясь сохранить в памяти черты его лица. Но только смотреть на него ей было мало.
Она провела пальцами по гладкой дуге его черных бровей, по густым черным ресницам, которые затрепетали под ее прикосновением. Коннор стоял тихо и спокойно, как языческий Бог, радующийся любопытному прикосновению смертной женщины. Она помедлила у изгиба его улыбающихся губ, поглаживая его кожу кончиками пальцев, глядя на него, чтобы сохранить черты его лица между страниц памяти. Никто не сможет лишить ее воспоминаний о Конноре.
— Ты такой красивый, — прошептала она. — Мечта, воплощенная в жизнь.
Он нагнул голову, и она встала на цыпочки навстречу его поцелую, встретив его губы со всей любовью и страстью, которая копилась в ней с того момента, когда она впервые увидела его. Она обхватила руками его за шею.
Такой и должна быть жизнь — радостное соединение мужчины и женщины, два сердца, бьющиеся в унисон, две жизни, освещенные одним да тем же ослепительным сиянием. Она обнимала Коннора, пытаясь быть к нему ближе, прижимаясь своим ноющим сердцем к его крепкой груди.
В его горле зародился стон. Его руки скользили по ее спине, распространяя тепло, которое проникало через шелк платья и вызывало у нее желание почувствовать прикосновение его рук к своей голой коже.
— Лаура, — прошептал он, водя губами по ее щеке. — Позволь мне любить тебя, как я должен тебя любить — всем моим сердцем, душой и телом.
Она запустила руки в его густые волосы, ухватившись за шелковистые пряди, когда он ласкал нежную кожу у нее за ухом. Мечты, смешавшиеся с реальностью, вызывали в ней желание, такое сильное, какого она не могла вообразить.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...