ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Спасибо, я присмотрю, чтобы он это выпил, — сейчас ей не хотелось ничего другого, как вылить все содержимое бутылки в горло Коннору.
— Если вы меня впустите, я заберу посуду.
— Мы еще не закончили завтрак, — ответила Лаура, напирая на дверь, которую Фиона пыталась приоткрыть пошире.
— Не закончили? — Фиона смотрела на нее, с лицом, нахмуренным от подозрения. — Ну хорошо, тогда я зайду попозже.
«Что Фиона обо всем этом думает?» — задавала Лаура себе вопрос, глядя, как Фиона удаляется по коридору. Закрыв дверь, Лаура облегченно вздохнула.
— Кто такой этот Филипп? — спросил Коннор, глядя на нее взглядом льва, охраняющего свою территорию.
Этот взгляд собственника взбудоражил в ней всю кровь.
— Тебя это не касается, — она направилась к Коннору и сунула ему в руку бутылку с горьким варевом. — Бери и выпей одним глотком.
— Спасибо, — ответил он, принимая бутылку. — Но я прекрасно себя чувствую.
Лаура наморщила нос, затем обратилась к тете.
— Я пойду к Филиппу.
— Хорошо, дорогая. А я останусь, составлю Коннору компанию.
— Я постараюсь побыстрее выпроводить Филиппа, — сказала Лаура, бросив яростный взгляд на улыбающееся лицо Коннора. — А вы постарайтесь избавиться от викинга.
Лаура помедлила в коридоре, перед дверью гостиной на втором этаже, проверяя, не осталось ли на юбке перьев. «Спокойнее», — твердила она себе. Филипп никак не может знать, что она прячет в доме викинга. Никак не может знать? Она сделала глубокий вдох, пытаясь унять ощущение надвигающейся катастрофы.
Филипп, стоявший у окна, обернулся, когда она вошла в комнату. Он был высоким и стройным, его короткие темные волосы были аккуратно зачесаны назад с широкого лба, темно-серый пиджак и брюки в полоску безупречно сидели на нем, он выглядел таким красивым, воспитанным, здравомыслящим, что Лауре захотелось обнять его. Но Филипп, конечно, посчитает такое поведение скандальным, поэтому она только протянула руку в знак приветствия.
— Доброе утро.
— Доброе утро, Лаура, — ответил Филипп, едва прикоснувшись к ее руке. — Как я рад вас видеть!
Лаура смотрела в его темные глаза, когда он прикасался сухими губами к ее пальцам, надеясь увидеть в них хотя бы самую маленькую искорку живого чувства. Ей нужно было почувствовать что-нибудь — все равно что, — лишь бы погасить огонь, зажженный прикосновением Коннора. Но она не ощутила ничего, хотя бы крошечной толики тепла.
— Что-то не в порядке? — спросил Филипп, отпуская ее руку. — Вы хмуритесь.
— Правда? — она выдавила улыбку. — С чего бы? — Вероятно, это не имело никакого отношения к несносному варвару.
— Что это у вас в волосах? — Он снял белое перо с ее кудрей, короной поднимающихся над головой, и поднес его к глазам.
Лаура проглотил комок.
— Похоже на перо.
— Перо. — Филипп нахмурился, глядя на нее так, как будто она была очередным камнем в его коллекции минералов. — Хотя я не понимаю, что оно делает у вас в волосах.
— Наверно, это из подушки. — Лаура
смотрела на жемчужную булавку в аккуратных белых складках его галстука, — проклиная Коннора за то, что ей приходится лгать. — У меня слегка болела голова, поэтому я немного вздремнула после завтрака.
— Надеюсь, сейчас вам лучше. Я думал, что мы могли бы сегодня днем прогуляться в Музей естественной истории. Доктор Холшелл выставляет часть своей коллекции минералов. Насколько я помню, у него есть замечательные образцы малахита.
— О, это чрезвычайно интересно! Но боюсь, сегодня не смогу составить вам компанию. Понимаете… — Она замолчала, увидев, что Филипп смочит мимо нее, и оглянулась через плечо. О Боже милосердный! Она обречена!
В лучах света, струившихся через окна, к ней шагал Коннор. При его виде дыхание замерло в груди Лауры. Он снова надел свои черные штаны, в которые была заправлена белая рубашка ее отца; рукава были закатаны до локтей, открывая сильные, загорелые руки; верхние пуговицы расстегнуты, обнажая золотистую кожу и черные волосы. Этот человек выглядел настоящим пиратом.
Она посмотрела на тетю, которая шла рука об руку с Коннором, как будто гулять в компании викинга из девятого века — самая естественная вещь в мире.
Филипп взял Лауру под руку. Взглянув на него, она обнаружила, что он смотрит на нее, нахмурившись. Затем молодой человек обратил свой мрачный взгляд на Коннора, как будто почуял приближающегося хищника.
— Филипп, как мило, что вы зашли, — сказала Софи, когда они приблизились. — Я хочу познакомить вас со своим кузеном Коннором Пакстоном.
На губах Коннора появилась улыбка, когда он протянул руку для приветствия. Но в его глазах блестел свирепый взгляд льва — безмолвное предупреждение сопернику.
— Добрый день, мистер Гарднер, — поздоровался он, бросив взгляд на руку Филиппа, прикасающуюся к локтю Лауры.
Филипп еще крепче сжал ее руку, затем отпустил.
— Добрый день, мистер Пакстон.
Лаура смотрела, как они обменялись торопливым рукопожатием, и застыли, разглядывая друг друга. Филипп хмурился, Коннор улыбался, если можно было назвать холодный изгиб его полных губ улыбкой.
Филипп почти не уступал в росте Коннору, но в ширине плеч не мог с ним тягаться. Они оба были красивы, но каждый в своем роде. Филипп — бледный и ухоженный, с тонкими чертами лица, человек, предпочитающий тесноту библиотек широким просторам за пределами четырех стен. Коннора же переполняла энергия, его волосы были черными до синевы, кожа потемнела от поцелуев солнца, лицо — сплошные резкие линии и углы. Такого человека не ограничишь четырьмя стенами.
Если Филиппу было что-нибудь нужно, он просил.
Коннор брал без всякого разрешения.
— Лаура не говорила, что у нее гости, — заметил Филипп.
— Я приехал сегодня ночью.
— Понятно. И откуда вы приехали? Лаура почувствовала, как ее кровь превращается в лед, когда Коннор раскрыл рот для ответа. Если он проговорится, они погибли.
— Я прибыл из…
— Корнуэлла, — подсказала Софи, похлопав Коннора по руке. — Он удивил всех нас, явившись нынче ночью.
«Это верно», — подумала Лаура.
— Из Корнуэлла? — Филипп поднял темные брови, разглядывая своего соперника. — У вас довольно странный акцент. Я бы не догадался, что вы из Корнуэлла.
— Я еще с детского возраста много путешествовал, — Коннор бросил на Лауру взгляд, в котором поблескивали озорные искорки. — Мой отец был моряком.
«А кроме того, пиратом и грабителем», — про себя добавила Лаура.
— Понятно… — произнес Филипп, поглаживая свои тонкие усики. — И эти путешествия внушили вам страх к парикмахерам, мистер Пакстон?
— Парикмахерам? — Коннор нахмурился и взглянул на Лауру. — Кто такие эти парикмахеры? Кого он имеет в виду?
Лаура засмеялась, надеясь, что Филипп не расслышит в ее голосе истерических ноток.
— Ох, Коннор, вы такой шутник! Филипп посмотрел на нее и нахмурился. Веселья в нем не было ни капли.
— Понимаете, Коннор был в археологической экспедиции. Боюсь, он иногда забывает о настоящем, когда погружается в прошлое, — стала объяснять Софи, и все взгляды обратились к ней. — Он большой специалист по викингам девятого века. Особенно ирландским.
Лауре оставалось только ошеломленно глядеть на тетю.
— Специалист по викингам? — Филипп насупился, бросив на Коннора надменный взгляд. — И эта любовь к девятому веку заставляет вас ходить в таком странном костюме?
Глаза Коннора прищурились.
— Багаж Коннора задержался, — сказала Софи.
— Ясно. — Филипп смахнул невидимую пылинку с рукава костюма. — Должен сказать, я не понимаю, как можно интересоваться сворой кровожадных варваров.
Лаура поморщилась, про себя желая Филиппу поосторожнее обращаться с кровожадными варварами.
— Викинги — отличные мореходы, — Коннор улыбнулся, но Лаура видела ледяной блеск в его глазах, от которого у нее застыла кровь. Она почти не сомневалась, что он может уложить Филиппа одним ударом. — Едва ли их можно назвать кровожадными варварами.
Филипп поднял брови.
— Вы говорите так, как будто они существуют до сих пор.
— Их дух — жив.
— Но только не в душе цивилизованных людей, — возразил Филипп. В его голосе послышались раздражающие нотки высокомерия.
— Не исключено, что человек многое потерял, пока становился цивилизованным.
— Сильно сомневаюсь, что появление викинга приветствовали бы в бостонском обществе, мистер Пакстон. Мы уже давно оставили обычай решать свои проблемы мечом и боевым топором.
«Спокойно, Филипп», — подумала Лаура. У Коннора есть меч.
— Насколько я припоминаю, люди этого столетия всего несколько лет назад пытались решать свои проблемы мечами и пушками, — Коннор сделал паузу, когда его взгляд встретился с сумрачным взглядом Филиппа. — Кажется, это называлось Гражданской войной.
Филипп громко фыркнул.
— Вы не можете сравнивать благородную борьбу за избавление нашей нации от позора рабства с той резней, которой прославились викинги.
— Я всего лишь хотел заметить, что под лакированной поверхностью цивилизации, — Коннор взглянул на Лауру, — человек за тысячу лет мало изменился.
Лаура была не в силах отвести взгляда от синих глаз Коннора. Ее кожа пылала, как будто она стояла голая под летним солнцем. Что скрывается внутри этого человека? Ее охватило искушение исследовать его слой за слоем, проникать в его душу, чтобы узнать, действительно ли там найдется для нее место. Боже милосердный, она определенно сходит, с ума!
— Возможно, вы действительно недалеко ушли от ваших возлюбленных варваров-викингов, мистер Пакстон, но уверяю вас, про меня этого сказать нельзя.
Коннор взглянул на Филиппа, и его губы искривила дьявольская усмешка.
— В этом я всей душой с вами согласен. Вы, мистер Гарднер, в девятом веке не прожили бы и недели.
Из-под накрахмаленного белого воротника рубашки Филиппа поползла краска. Вскоре все его лицо стало пунцовым от ярости.
— Кажется, мне пора раскланяться, — обратился он к Лауре. — Вы не проводите меня?
— Конечно, — ей не терпелось увести Филиппа из комнаты, подальше от совершенно невыносимого, но сумевшего полностью завладеть ее любопытством викинга.
Глава 9
Коннор смотрел из окна гостиной, наблюдая, как Филипп Гарднер шагает по выложенной кирпичом дорожке, ведущей от входной двери на широкую улицу. Кончиком трости Гарднер тыкал в белые сугробы по обе стороны от дорожки, оставляя дырки в сверкающем снегу.
— Этот Филипп Гарднер — типичный мужчина вашего века?
— Он — типичный житель Бостона, — ответила Софи.
Коннор смотрел, как Гарднер миновал узорные железные ворота и забрался в черный экипаж, запряженный парой серых коней. Его походка была такой жесткой, а спина такой негнущейся, как будто в его тело, от макушки до пяток, вставили жесткий стержень. Неужели Лауре нравятся такие мужчины?
— От него пахнет, как в гареме у султана. Софи засмеялась, и он обернулся и недоуменно взглянул на нее.
— Коннор, большинство мужчин в нашем веке пользуются духами.
Коннор мгновение размышлял над этим фактом.
— Не думаю, что захочу пользоваться такими духами.
— Конечно, — Софи улыбнулась, и ее темно-синие глаза весело заблестели. — Сомневаюсь, что этот приторный аромат, излюбленный Филиппом, подойдет вам. Но вы можете попробовать лавровишневую воду. Она чрезвычайно нравится… — Софи замолчала — в комнату ворвалась Лаура.
Она захлопнула за собой дверь, прислонившись у дубовой панели с бешено колотящимся сердцем, переводя взгляд с викинга на тетю — людей, перевернувших всю ее жизнь.
— Ты выглядишь так, как будто за тобой гналась тысяча разбойников, — сказал Коннор, и улыбка заиграла на его губах.
— Для меня более чем достаточно одного викинга!
— Я никогда не сделаю тебе ничего плохого, — Коннор прижал руку к груди. — Ты — мое сердце.
Лаура встретила его взгляд, и ей стало трудно дышать. Коннор стоял перед окном, в раме золотистых бархатных штор, окутанный сияющим ореолом солнечного света — воплощение силы и мужества.
Лаура впитывала в себя это зрелище, как промерзшая земля впитывает первые теплые лучи весеннего солнца. Ее сны могут стать правдой, и эта возможность нашептывалась ей на ухо, манила ее, как песня сирены.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...