ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Гаишники на перекрестках тормозили всех подряд, чего-то пристально выглядывали в салонах, создавая на вечерних улицах совершенно нетипичные для Твери километровые пробки. Семен даже удивился немного: пусть с учетом устроенной Кириллом перестрелки шуму все равно было многовато. Подумал и решил, что, наверное, кто-нибудь опознал его, Семена, вот и поднялся кавардак. Интересно, а сколько эта невидимость на нем продержится? Вот щас как слезет прямо посреди улицы. Поежился и пошел быстрее, старательно обходя прохожих, которые постоянно порывались пройти прямо сквозь него.
Опасался зря – невидимость без сбоев продержалась до самого ВНИИГСКВТ. Семен напугал вахтершу, проявившись прямо из воздуха посреди проходной – была у сторожевой нити, кроме отпугивания случайных посетителей, еще и такая функция – снимать всякого рода невидимости. Вахтерша выронила газету и, скрывая испуг, заворчала на Семена: «Мельтешат тут всякие-разные, нет, чтобы по-людски пройти…»
Семен улыбнулся, извинился, поднялся на второй этаж и пошел в сторону портала. Но немного не дошел – его привлек разговор за углом. Коридор в этом месте расширялся, превращаясь в небольшой зал с окнами во двор института. И там, у окон, кто-то только что упомянул его фамилию. Семен замер и, сам не понимая, зачем так делает, тихонько подкрался к углу и прислушался.
– Ищут, Геннадий Артемович, – сказал негромкий голос. – Мы уже выяснили все, что произошло. Чистая случайность. Мы проследили его путь до конца, и мы бы его уже взяли, если бы не этот чертов шавелар.
Второй голос, грубоватый и отрывистый, видимо, принадлежащий этому самому Геннадию Артемовичу, от души выругался.
– Я не уверен, что мы можем ему что-то противопоставить. – Первый голос помялся и добавил: – Он Самойлова уделал меньше чем за минуту, да еще и роту ментов походя обезвредил… А Самойлов был один из лучших. Да что Самойлов – Лацис, и тот облажался.
– Что?! – удивленно воскликнул собеседник. – Лацис? Здесь? Откуда?
Голос первого сочился теперь неприкрытым сарказмом:
– От верблюда. Из столицы примчался, чтобы самолично решить все наши проблемы. С которыми мы сами не можем справиться в силу недалекого ума. А тут – на ловца и зверь бежит. То есть это Лацис так думал, что он – ловец, а вышло-то наоборот… – Послышался вздох, и голос с горечью продолжил: – Великий Лацис облажался. А кто у нас есть круче – да нет никого… Может, мы еще раз обратимся к помощи нашего потустороннего союзника?
Послышалось раздраженное «хе!», и второй голос ответил:
– Сам думай, что говоришь. Зачем? Чтобы еще один город в пепел превратить? (Семен замер, весь превратившись в слух.) И где гарантия, что они на этот раз его накроют? Нет уж, хватит с нас одного раза. Тем более что, попомни мои слова, нам еще за ту помощь счет предъявят, не раз еще пожалеем, что связались с этим… этим… Анекдот помнишь? «За такие деньги квартиру можете не называть, хватит подъезда»… вот именно. Так что действуем по намеченному плану – Астраханцева нейтрализовать немедленно. Совершенно незачем, чтобы он под ногами путался («Ах, вот даже как!» – подумал Семен). Свиридову… ты знаешь мое мнение.
– Знаю, но извините, Геннадий Артемович, без согласования с советом я никаких действий предпринимать не стану.
– Ну и дурак, – сказал второй, впрочем, без особой злости. – Допрыгаетесь вы со своим миндальничаньем. Сам же сказал, что мы перед котом – ноль без палочки. Ну как он сюда припрется? А он припрется, рано или поздно, удивляюсь еще, почему он до сих пор этого не сделал. Что тогда? Вы ж его не остановите. А если он ее заберет, тогда всему конец. Условия соглашения с Сахаотом ты знаешь не хуже меня. По-моему, шлепнуть ее, пока она у нас, и дело с концом. Если не хочешь руки марать, я это и сам могу сделать.
– Вот когда припрется, тогда и шлепнем. – Первый голос звучал уважительно, но непреклонно. – Это во-первых. А во-вторых, я не собираюсь ее здесь долго держать. Лацис собирался сразу по приезде ею заняться, но, по причине недавних событий, задерживается – обещался сегодня к вечеру быть.
– Лацис – это хорошо, – удовлетворенно отозвался второй, – он тут порядок наведет. То, что он, как ты говоришь, «облажался», еще ничего не значит – впредь умнее будет. Он-то, наверное, думал наскоком все проблемы решить. А…
Но тут со стороны лестницы послышался громкий разговор и шаги нескольких поднимающихся людей.
– Похоже, мои ребята вернулись из ментовки, – сказал первый голос. – Надо бы послушать, может, чего нового расскажут.
И разговор на этом прервался. Семен же, оказавшийся меж двух огней, заметался. Оставались секунды, прежде чем его увидят поднимающиеся по лестнице. Пройти по коридору тоже было никак нельзя. Семен неслышно метнулся к ближайшей двери, толкнул ее – заперто, следующая – заперто. Начиная паниковать, Семен быстро осмотрелся. Рядом была всего еще одна дверь, но – с кодовым замком. С ней даже и пытаться не стоило, но в памяти вдруг всплыло: слепящее солнце, горячий песок, замерший в оцепенении пятиметровый ящер. «Пяаахтьт-тес-сят три тф-фе'атсс-сать».
Что ж, других вариантов все равно не было. 5312 – быстро набрал Семен и с замершим сердцем потянул вниз ручку. И она подалась! Семен, еще не веря своей удаче, проскользнул внутрь комнаты, тихонько, придерживая язычок замка, чтобы не щелкнул, закрыл за собой дверь. Прислушался. Звуки шагов и громкого разговора приблизились к двери и, не задерживаясь, прошли дальше. Семен облегченно выдохнул, обернулся, приваливаясь к двери, и замер – он был в комнате не один. У окна стояла невысокая девушка с короткой стрижкой и недоуменно за ним наблюдала. Семен сглотнул, улыбнулся и прижал палец к губам: «Тсс».
– А я вас знаю, – сказала вдруг девушка негромким голосом. – Вы в кутузке напротив меня сидели. И сбежали с этим… волчонком.
Но Семен тоже вспомнил, где ее видел.
– Да, – сказал он полушепотом, кивнув. – Извините. Я вас тогда действительно за проститутку принял.
– Ерунда, – ответила девушка. – А вот дверь вы зря закрыли. Она изнутри не открывается. По-моему, вы не из тех. Вы кто такой?
«Из каких – тех?» – удивился про себя Семен, но вслух сказал:
– Семен. Астраханцев.
Девушка улыбнулась, сразу став ослепительно прекрасной:
– Очень приятно. Свиридова Алита. Но я не об этом.
– У вас улыбка очень красивая, – сказал Семен, тоже улыбаясь. «Свиридова, – подумал он, – сдается мне, та самая, о которой говорили в коридоре… и которую хочет забрать шавелар… что ж это получается?» Семен посерьезнел, «Вот оно, похоже. То самое, о чем сукин кот говорил. И какой же выбор я должен сделать, интересно?»
– А вообще это долгая история, не думаю, что у нас есть на нее время. Говоря вкратце, мы оба находимся сейчас в очень неприятной ситуации. Меня собираются «нейтрализовать», сразу, как найдут, уж не знаю, что под этим подразумевается, а насчет вас – мнения разделились. Кто-то хочет вас убить немедленно, а кто-то пока не хочет. Они спорили тут в коридоре.
Алита побледнела, подошла к Семену.
– Зачем? – спросила они недоумевающим шепотом.
– Затем, что вы, видимо, чужая. Инопланетянка. И при этом очень важная, чуть ли не принцесса.
– Дурацкая шутка, – ответила Алита, бросив на Семена осуждающий взгляд.
Семен молчал.
– Вы серьезно? – Алита пристально всматривалась в его лицо, словно надеясь прочитать там ответ. – Бред!
– За что купил, за то продаю. – Семен пожал плечами. – Мне один… ваш соотечественник рассказал. Вас похитили семнадцать лет назад и привезли сюда, на Землю.
– Бред, – повторила Алита, но уже не так уверенно.
– Теперь он вас ищет, чтобы вернуть, а те, кто вас похитил, они наши, то есть с Земли, не хотят, чтобы он вас нашел.
– Бред, – едва слышно сказала Алита жалобным голосом. – Скажите; что вы пошутили.
Семен открыл рот, чтобы ответить, но тут услышал за дверью шаги. Кто-то подошел и остановился у двери. Защелкали нажимаемые кнопки замка. «Сделайте так, чтобы он зашел», – одними губами произнес Семен, хватая увесистую табуретку и становясь у косяка. Лязгнул замок, потом дверь открылась.
– Что-нибудь нужно, Алита Ивановна? – поинтересовался мужской голос.
Семен замер, не дыша.
– Да, – сказала Алита, зажав левую ладонь пальцами другой руки, – я порезалась. Посмотрите, пожалуйста.
«Молодец!» – мысленно воскликнул Семен и, как только голова вошедшего показалась из-за двери, со всей силы обрушил на нее табуретку. Мужчина молча рухнул на пол. Алита тихонько вскрикнула. Семен быстро затащил упавшего внутрь комнаты, осторожно выглянул наружу – никого. Обернулся, поманил Алиту:
– Пошли.
К счастью, никто им не встретился ни в коридоре, ни на лестнице, ни в холле. Семен спокойно попрощался с вахтершей, открыв тяжелую дверь, пропустил Алиту и вышел наружу, в темноту зимнего вечера. Семен обрадовался вечерней темноте, как приятному подарку – принимая во внимание скупое освещение тверских улиц, можно было особо не опасаться, что его опознают из проезжающей машины.
– Куда пойдем? – негромко поинтересовалась Алита. – Может, к Ольге – подруга моя?
– Нет, – Семен отрицательно покачал головой, – твоих подруг они в первую очередь проверят. Есть у меня идея, но давай отойдем пока.
Прошли пару кварталов, вышли на улицу пооживленнее. Семен порылся по карманам, выругался. Обернулся к Алите:
– Ручка с бумажкой есть?
– Есть, – Алита полезла в сумочку, достала блокнотик, вырвала лист, – а зачем?
Семен вздохнул:
– Надо на такси ехать, а у меня денег ни копейки.
Алита непонимающе нахмурилась:
– У меня есть деньги. А ручка с бумагой при чем?
Семен улыбнулся:
– Черт. Не сообразил. С бумажкой нельзя. Водитель потом может в ментовку пойти и привести их прямо к нам. Поехали за деньги.
Семен вышел к проезжей части и протянул руку в международном жесте. Почти сразу же затормозила невзрачная «шестерка». Семен открыл дверцу, приглашающе махнул Алите рукой.
– Я все равно ничего не поняла, – пробормотала та, засовывая ручку с бумажкой обратно в сумочку и садясь в машину.
– Линейная, два, – сказал Семен водителю. Ему хорошо запомнилось, что замок в квартире некоей учительницы по литературе не был английским и Кирилл, выходя, просто плотно прикрыл дверь. Правда, номер дома и квартиры он не запомнил, но собирался сориентироваться на месте.

* * *
Ожидания не подвели: стоило Семену дойти по Линейной до девятиэтажек, как он сразу вспомнил, которая ему нужна. Они поднялись на второй этаж, и Семен толкнул знакомую дверь. Дверь открылась, он прошел внутрь, обернулся: Алита неловко мялась у входа.
– Не бойся. – Семен сам не заметил, как перешел на «ты». Процитировал Кирилла: «Малина чистая. Я про эту квартиру случайно узнал».
Алита внимательно посмотрела на Семена:
– Сначала ты мне все расскажешь.
Семен кивнул. Алита вздохнула, зашла внутрь и прошла в квартиру. Семен облегченно закрыл дверь на замок, зашел в кухню.
– Чаю будешь? – спросил он громко, наполняя чайник. Ответа не последовало. Семен поставил чайник на плиту, прислушался и крикнул еще раз: – Алита! Чай тебе делать?
Нет ответа. Семен встревожился и прошел в зал. Дубленка валялась на полу, а Алита, приоткрыв рот, лежала на диване и безмятежно спала. Семен улыбнулся, вышел и прикрыл дверь зала.
Пошел в кухню, закурил. Будущее выглядело туманным и безрадостным… «Обложили», – тоскливо подумал Семен. Институт, бывший надежным прибежищем и защитой, превратился в ловушку. Знакомых, таких, которым можно довериться, у него не было, и что делать дальше – идей не было тоже. «Ладно, – решил Семен, – утро вечера мудренее». Стащил свитер, тот зацепился за нагрудный карман рубашки, и Семен вдруг вспомнил, что означала привычная тяжесть на груди, на которую он давно перестал обращать внимание, – Вадик. Если кто и может помочь, то только он. Правда, он собирался появиться здесь только через неделю, и то не факт. Насколько Семен знал подобных людей, Вадик запросто мог передумать еще раз и решить, что его помощь здесь на фиг не нужна. Семен вздохнул, махнул рукой и пошел в спальню.
Проснулся Семен от запаха чего-то жареного и сразу вспомнил, что за весь вчерашний день ел только один раз – позавтракал вместе с Вадиком утром, еще в Тайге.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...