ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Отрицательная сторона этого способа была в том, что самостоятельно выйти из этого состояния «сна души» он не мог, обязательно требовалась посторонняя помощь. Вдобавок для входа в это состояние требовалась долгая подготовка, фактически ему уже пора было ее начинать. Единственная загвоздка заключалась в том, что в текущий момент он находился в лесу, достаточно глухом по местным меркам, и было совершенно неизвестно, кто и когда найдет его оцепеневшее тело. Но иного выхода не наблюдалось, и, еще раз убедившись, что он не успеет быстрее, чем за полчаса добраться до ближайшего населенного пункта, Рорик нашел полянку, сел в ее центре и начал подготавливать разум и тело, первым делом выгнав из сознания страх возможного опоздания.
В эту часть леса редко заходили люди – рельеф тут был неудобный, лес – густой, дичи – немного, а ягод и грибов вообще почти не было. Если бы Рорик знал, что на этой полянке люди могут запросто не появиться еще лет десять, он был бы расстроен еще больше. Но он не знал и не мог узнать, к сожалению, – осенний лес стоял, наполненный гулкой прохладной тишиной, но тот, другой – лес судеб, Лес Бытия корчился вокруг, охваченный смертоносным пожаром, и прослеживание линий вероятности становилось непростой задачей. Непростой, хоть и решаемой. Будь у Рорика хоть часа два, он бы, несомненно, подобрал место, где его бы нашли и «оживили» в назначенный срок. Увы, у него не было этих двух часов. У него и двух минут не было.
Он успел. Рорик уже давно не ощущал свое тело, и сознание почти полностью погрузилось во тьму, удерживаясь только на одной, тонкой, как паутинка, мысли. И когда содрогание ткани реальности, вызванное гибелью тысяч людей, накатило на него бурлящей волной, он был готов. Просто отпустил ключевую мысль, и сознание рухнуло в наполненную густой чернотой пропасть.
ЛЕСНИК
Степанов услышал громкие голоса за стеной и поморщился: гости опять попались шумные. Впрочем, он уже попривык. Среди этих гостей тихих почти не попадалось. Даже совсем не попадалось. Будучи трезвыми, они еще держали себя в руках, стараясь выглядеть цивилизованными и даже интеллигентными, как и положено преуспевающим дельцам, но после некоторой дозы спиртного тонкий налет цивилизации слетал с их холеных лиц, обнажая звериный оскал хищных морд.
Степанов прислушался: вроде бы все пока было в рамках разумного – разговор звучал на повышенных тонах, но до драки еще было далеко. Но все равно следует быть начеку: в этом была еще одна его обязанность – следить, чтобы господа отдыхающие случайно или намеренно не причинили какие-либо увечья самим себе или друг другу. А то всякое случается. Степанов вздохнул и вышел на улицу. Морозный воздух обжигал ноздри, но этим все было нипочем – в свете костра хорошо было видно, как молодой упитанный парень, в распахнутом полушубке и без шапки, жестикулируя и возмущаясь, наскакивал на невозмутимого собеседника, словно пытаясь скинуть его со складного стульчика.
– Да ты чё гонишь?! Я в десанте два года отбегал, полгода в Карабахе и месяц в Приднестровье, на, пока осколок не поймал! Я, блин, знаю, что может сделать пуля, а что – нет. Спору нет, эсвэдэшка – хорошая волына, но это – не бронебойное орудие, на! Двоих одной пулей еще, может, и уложит, но двоих, машину навылет да еще третьего – это ты, брат, звездишь. Я тебя уважаю, но ты – звездишь!
– Секач, ты мое слово знаешь – раз сказал, значит, отвечаю, – спокойно ответил сидящий пожилой мужчина, – сядь лучше и пропусти стаканчик под мясо – шашлык достойный вышел. И шапку надень – голову остудишь.
Названный Секачом молодчик присел, что-то бурча, у костра, потянулся к воткнутому в снег шампуру:
– Не, Корень, не убедил ты меня. Не бывает так, на.
– Делов-то, – донесся меланхоличный басок с другой стороны костра, – о чем звук? Айда, типа, следственный эксперимент устроим. Пусть Санек машиной впишется, а ты, Николай, мазу потянешь, если базар твой пустым выйдет. Как, Секач, впишешься?
Санек-Секач, держа в одной руке шампур, в другой – стакан водки, озадаченно нахмурился, и простоватое лицо его отразило целую гамму противоборствующих чувств. Степанов подошел к группе отдельно сидящих охотников и негромко спросил, изображая живейший интерес:
– О чем базар, мужики?
– Жизненная история, – отозвался один из них, двое других отозвались хмыканием.
– Корень байду толкнул только вот. Корень – это вон тот, бородатый, с карабином в обнимку сидит. – Рассказчик ткнул пальцем в сторону спорщиков. – С этого «Тигра» весь базар и начался. Корень, вишь, на него приклад и пламегаситель от эсвэдэ прикрутил, так он теперь от этой самой эсвэдэшки ничем внешне и не отличается. Ну пошла тема о снайперах да об этих винтарях снайперских, вот Корень и выдал, что как-то один киллер из положения лежа клиента брал с такого ствола. Как машина клиентская на линию вышла, киллер всю обойму в переднюю дверцу и положил. Так клиента – навылет, шофера – тоже, обе двери просверлило и еще на излете парой маслин лоха случайного насмерть приложило. Этот лох в конторе какой-то полуподвальной на другой стороне улицы чего-то там шелупонился… Говорю же, жизненная история. Так тут Санек, слышь, и взъелся: я, говорит, сам служил, знаю, чё почем. Ни в жисть, говорит, не поверю, чтобы такое могло быть – самое большее до второй двери пули долетят и встрянут. Две тушки, говорит, да еще две двери, да и те не пустые – механизмы в них всякие – не пробьет. А Корень – ты не смотри, что спокойным выглядит – тоже завелся.
– Ты глянь, – другой охотник с интересом смотрел в сторону, – чё-то затеяли.
Степанов обернулся. Там и в самом деле что-то затевалось. Санька не было видно, зато завелась и вспыхнула фарами одна из машин на импровизированной стоянке за домиком. А Николай-Корень и еще один мужчина суетились у недавно добытой лосиной туши:
– А чё, тема, – доносился все тот же басок, – что лось, что лох – мясо одно. Ща на пару кусков художественно разделаем, и будет все в ажуре. В натуре, как в комендатуре.
Перегазовывая и елозя по колее, подкатилась большая серебристая машина, оттуда выпал Санек и, покачиваясь, подошел к Николаю.
– Чё, грузим? – спросил он.
– Ща, погоди, – отозвался басок, махая топором. – Пару кусков отстригу, а то в салон не полезет.
– Хоть постели чего, а то весь салон кровью уделаешь, – заметил Николай.
– Щас, момент, – Санек направился обратно к машине, – у меня куча газет лежала – на растопку брал. Ща, братан.
Степанов недоуменно смотрел на разворачивающееся действо. Только когда два здоровых куска лосиной туши заняли свое место на передних сиденьях машины Санька, а Николай с Тигром улеглись на постеленную шкуру метрах в десяти сбоку, начал понимать. Следственный эксперимент, догадался он, вздохнул глубоко и вернулся в избушку. Сил смотреть на развлечения перебесившихся нуворишей у него уже не оставалось. Платили они, разумеется, неплохо, но Степанов предпочел бы и дальше жить на одну только зарплату лесника. Он с удовольствием отказался бы от участия в этих «российских сафари», если бы не опасение, что его сразу же отправят куда-нибудь в другое место. Подальше от любимой избушки, по несчастью слишком удачно расположенной – в ста километрах от Саратова, в легко доступном в любое время года и в то же время почти нетронутом цивилизацией живописном месте. Дичи, правда, здесь было немного, и добытого сегодня лося собравшиеся братки не без основания считали большой удачей. Степанов же, наоборот, переживал за лесного великана, так некстати подвернувшегося под выстрел единственного хорошего стрелка в этой компании горе-охотников – Николая.
С улицы прозвучало несколько резких хлопков. «Сволочи, – подумал Степанов, впрочем, без особой злости, скорей, просто с привычным раздражением, – нет бы на что полезное деньги тратить». Из-за окна доносились возбужденные голоса братков, минут через пятнадцать послышался звук работающего двигателя, который вскоре помаленьку затих – похоже, кто-то уехал. Еще через некоторое время компания гурьбой ввалилась в избушку.
– Слышь, лесник, – радостным баском сообщил один из них (Степанов так и не запомнил их имен, да и не старался), – а Тигр-то – офигеть, какой крутой винтарь. Насверлил «крузак» в дуршлаг, натурально. Санек аж разобиделся весь и свалил.
– Ага, – откликнулся другой, – чего там этот японский джип. Вот был бы на его месте бэтр какой, еще б можно было спорить.
– Короче, тащи водяры, – добавил обладатель баска. – Еще возле костра шашлык оставался – тоже тащи, сойдет на закусон. Отмечать будем победу советского оружия. Давай, быром.
Степанов молча, не выказывая раздражения, встал и вышел во двор. По морозному воздуху разливалась терпкая смесь ароматов костра, сгоревшего пороха и свежего мяса.
Компания, как обычно, разъехалась только под утро, причем все упились до такой степени, что Степанов в подобном состоянии не то что за руль садиться – пешком бы идти не рискнул. «И ведь никому из них ничего не будет, – подумал Степанов, закрывая шлагбаум за последним отъехавшим джипом. – Даже если и случится что – откупятся и дальше будут жить точно так же. Неужели это и есть верхний уровень российской жизни, то, к чему нынче стремится молодежь? Печально, коли так». Степанов вздохнул и вернулся в избушку – уставший организм требовал сна.
Но поспать не удалось: не прошло и часа, как с улицы донесся требовательный гудок. Скорее всего, один из недавних гостей забыл что-нибудь в избушке – такое случалось, считай, почти каждый раз. Выйти из машины и пройти двадцать метров от шлагбаума пешком, разумеется, им и в голову прийти не могло. Степанов пошарил взглядом по комнате в поисках сотового или барсетки, но ничего не нашел и вышел на улицу.
За шлагбаумом, однако, обнаружился вовсе не джип. Точнее, джип, да не тот – уазик с милицейской раскраской. Степанов, поневоле заинтересовавшись, поднял шлагбаум, уазик проехал во двор, и из него выбрался невысокий щуплый мужчина.
– Капитан Малахов, милиция, – махнул он красной книжечкой перед носом лесника. – Вы знакомы с Александром Царевым?
Степанов пожал плечами:
– Не знаю такого.
– Вот как? А Царев утверждает, что он был вчера на охоте, организованной вами.
– Может, и был, – отозвался Степанов. – Их тут много бывает, разве всех по именам упомнишь?
– Так вроде ж не каждый из них на собственную машину охотиться приезжает?
– А, вы об этом. – Лесник усмехнулся. – Ну да, было дело.
Малахов приободрился, пошел обратно к машине.
– Давайте уж сразу под протокол, – сказал он, возвращаясь с папкой в руках. – Пригласите меня в дом, что ли.
– Проходите.
Малахов зашел в избушку, со скептической ухмылкой оглядел живописную картину разгрома. Смахнул со стола мусор, положил на стол папку, подтянул стул.
– Ну-те, господин Степанов, излагайте.
Степанов коротко изложил.
– Йопт, – сказал капитан, закрывая папку. – Что, вот так вот все и было?
Степанов промолчал.
– Н-да. Весело живете, господин Степанов. И часто тут у вас такая развлекуха?
Лесник пожал плечами:
– Часто не часто, но раз-другой в месяц обязательно чего набедокурят. Вот только до милиции еще ни разу не доходило. Его что, по дороге тормознули?
– Не-а. – Капитан осклабился. – Если бы. Этот недоделок спокойно доехал до города, а с утра пораньше пригнал тачку в сервис. Залатайте, говорит, и почистите. Салон весь в крови от пола до потолка, машина издырявлена – насквозь проглядывается. А он – залатайте и почистите. Обижался еще очень, когда его ОМОН брал, что сервисмены ему ничего не сказали, когда машину принимали.
Степанов хмыкнул. Капитан кивнул и рассмеялся:
– Во-во, я бы тоже очень предупредительно и вежливо разговаривал, пригони мне на починку машину, в которой час назад кого-то положили. Ну, ладно. – Малахов взял со стола стакан, понюхал, залпом выпил и поднялся. – Бывайте, господин Степанов. Постарайтесь не покидать место проживания – возможно, нам понадобится задать еще пару вопросов.
Лесник проводил Малахова до машины, закрыл за отъехавшей машиной шлагбаум и задумался. Спать почему-то больше не хотелось, возвращаться в разгромленную избушку – тоже.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...