ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

отбитый за вчерашний день зад и натертые ноги тут же немилосердно заболели.
– Терпи-терпи, мало осталось, скоро приедем, – утешил его похититель.
Семену эта новость, однако, облегчения не принесла ни малейшего. Связывать его Татарин не стал, но Семен понимал, что это немногое меняет – ускакать он все равно никуда не сможет. Семен уже надумал при удобном моменте броситься на этого мелкого разбойника, свалить с лошади, а там – будь что будет. Глядишь, повезет и злыдень при падении свернет себе шею. Но удобного момента все не представлялось и не представлялось. А потом стало поздно – они выехали на дорогу.
С каждым часом дорога становилась все оживленнее, а Татарин – все возбужденнее, и, когда к вечеру появились первые дома немаленького по местным меркам города, похититель уже просто сиял.
– Теперь богатым стану, – делился он с Семеном планами по его, Семена, продаже. – Может, полсотни аньга выручу, а может, и больше. Лошадей куплю, табун заведу. Кобылиц молочных, молоко продавать буду, жеребят продавать. Эх, хорошо заживу!
Семен только зубами скрежетал.
Спешились уже почти в полумраке на площади перед невысоким, но длинным зданием. Семен, отметив малолюдность места, решил, что это и есть долгожданный удачный момент, и попытался дать стрекача, но умело брошенная веревка с грузиками тут же опутала его ноги.
– Ай-ай, какой глупый, – сказал Татарин, подходя к упавшему Семену. – Бежать собрался? Твоих здесь нет, а сам ты заметный, как одинокое дерево в поле. Куда бежать, где прятаться будешь? Не знаешь? Ай, глупый. Будут продавать завтра, не говори ничего, за дурака меньше дадут.
Семен лежал молча, и до него только сейчас стало доходить, что его командировка на теперь уже «эту» сторону может затянуться. Возможно даже – на всю жизнь.
Торги, против ожидания, не произвели на Семена особого впечатления. Даром, что одним из предметов торга выступал он сам. Механизм торгов, видно было, выверен до последней детали, и все ненужные сюрпризы давно предусмотрены и нейтрализованы. Еще с утра Семена заставили выпить чашку мутного теплого пойла со вкусом картофельного отвара. Пойло, несомненно, было щедро заправлено каким-то наркотиком, от которого Семену все происходящее стало глубоко безразлично. Сознание оставалось совершенно ясным, руки-ноги повиновались безотказно, но все эмоции пропали совершенно. Семен вполне мог попытаться сбежать или хотя бы оказать сопротивление, но никакого желания к действиям не испытывал, а лишь отстраненно наблюдал за происходящим, ощущая себя реинкарнацией Будды в теле рыбы, которую повар как раз доставал из воды.
Суетливый низкорослый мужичок в одеянии, напоминающем фрак, вывел надменно-безучастного Семена на помост под слепящее солнце, и самая странная в его жизни сделка купли-продажи состоялась. Семен послушно повернулся пару раз на помосте, продемонстрировал желающим язык и зубы, ответил на несколько вопросов, после чего без какого-либо заметного торга перешел в личную собственность усатого толстяка в богатой одежде. Сумма, заплаченная толстяком, Семена впечатлила даже в таком состоянии: если верить вложенным в Семенову голову знаниям, сто двенадцать аньга были весьма и весьма значительной суммой. В чем Семен убедился, следуя в свите толстяка дальше по рынку: два широкоплечих раба со зверскими рожами были куплены по два аньга и двадцать эргемов каждый, а за темнокожую танцовщицу толстяк, после некоторых обсуждений в компании распорядителя торгов и еще трех претендентов, выложил двадцать пять аньга. Ощущение собственной ценности доставило Семену смутное удовлетворение.
Обзаведясь танцовщицей, новоявленный владелец Семена решил, видимо, что на сегодня покупок хватит – еще раз гордо оглядев приобретения, кивнул удовлетворенно и повернулся к типу, которого Семен счел управляющим при толстяке-господине. Тип выслушал негромкие указания, после чего озвучил их для следующей ступени слуг. Указания заключались в том, что «высокорожденный господин Маренах повелевает сопроводить рабов в свой летний дом и устроить их надлежащим образом». Что и было исполнено ретивой челядью со всей надлежащей сноровкой и расторопностью. Семен лишний раз убедился, что хозяин его богат и уважаем. Поскольку эмоции в размышления Семена не вмешивались, вывод, к которому он пришел, был сугубо прагматичным: помощи ждать ниоткуда не приходится, поэтому следует счесть нынешнее положение наилучшим из возможных и не сопротивляться обстоятельствам.
Предоставленные Семену покои нельзя было счесть богато обставленными, но зато ему не пришлось их с кем-либо делить. Что для раба было роскошью почти запредельной. И что для Семена оказалось громадным облегчением: по крайней мере, никто не видел, как Семен грыз жесткий подголовный валик, с трудом сдерживая рвущиеся из горла глухие рыдания. Действие зелья прошло, и груз эмоций обрушился сокрушающей лавиной, совсем другими красками расцветив события прошедшего дня. Он пытался убедить себя, что на той, своей, стороне у него все равно и раньше не было особенно близких людей, а теперь даже и знакомых нет. И что милиция его ищет, наверняка считая преступником. Напрасно – все разумные доводы отступали перед давящей тоской, охватившей вдруг Семена. Он промаялся почти всю ночь и лишь под утро уснул зыбким сном, искренне надеясь, что случившееся окажется очередным сновидением.
Человек ко всему привыкает. Эту нехитрую древнюю истину Семен понял спустя примерно месяц после своего пленения. Тем более что условия были в общем-то сносными. Сложнее всего оказалось привыкнуть не к новому положению, как полагал Семен, а к отсутствию мелких благ цивилизации: нормальной бритвы, обуви подходящего размера, канализации, водопровода, черт побери! С водой здесь было не так хреново, как в восточных степях, но все равно: купание (раз в месяц) являлось привилегией богачей. А рабам и слугам вода выдавалась вообще только для питья. Привыкать поэтому следовало еще и к постоянной вони. Хотя Маренах Карай, владелец доброго десятка пастбищ и основной поставщик лошадей для войска кагана, считал себя человеком чистоплотным и, вообще, любящим чистоту и порядок. У Семена по этому поводу было свое мнение, но он благоразумно держал его при себе. Тем более что хозяин старался содержать Семена в относительной чистоте: время от времени ему давали тазик грязной воды и тряпку, которой следовало обтереть не прикрытые одеждой участки тела, вымочив ее предварительно в воде. Тряпку после чего следовало выжать обратно в тазик и отдать сии предметы гигиены ожидающему слуге. Что будут делать с этой водой дальше и что с ней делали прежде, Семену узнавать не хотелось. Отмытый таким образом Семен, по мнению хозяина, становился достаточно чистым, чтобы предстать перед важными гостями.
А еще дико хотелось курить. То, что про курение здесь никто никогда не слышал, Семен выяснил довольно быстро. С тоски пытался сам скручивать «козьи ноги», заворачивая в сухой лист различные травы, но ничего, кроме недоумевающих взглядов и головной боли, не заработал. Хотя хозяин к этой причуде своего раба относился благосклонно, считая это пускание дыма забавным фокусом.
Главной ценностью Семена, как он скоро выяснил, были вовсе не его редкостные для этих мест внешние данные (хотя это тоже), куда более ценным его делало то, что он – человек с той стороны. «Из-за высоких врат». Вообще, порталы на этой стороне были явлением общеизвестным. И похоже, общеизвестным давно – они уже плотно вросли в местный фольклор. Очень многие сказания повествовали о путешествиях главного героя через высокие врата в самые невероятные места. Фантазия сказителей, не ограничиваемая рамками привычных природных и социальных законов, расцветала самым пышным цветом. Семен пытался первое время выделять из сказаний рациональное зерно, сопоставляя железных птиц с самолетами, живые дома – с автобусами, а всевозможные говорящие предметы – с радиоаппаратурой. Но потом плюнул. Если рациональное зерно и имело место, то отделить его от груд цветастых плевел не было никакой возможности.
Семеновы сопоставления, как ни странно, ему все же помогли: после одного бурного спора насчет возможности совместного потомства у железной птицы и живого дома Семен стал признанным специалистом по миру за высокими вратами. Это дало ему непрекращающийся источник информации обо всех потусторонних событиях: что бы ни случилось, так или иначе связанное с порталом, рано или поздно информация об этом событии доходила до Семена. Так, Семен, узнал, что шавеларский хан был похищен не через Северный, который в этом мире располагался далеко на востоке, и не через портал в Потьме, а через другой, находящийся где-то на местном севере и ведущий совсем даже не на Землю. И похитители – вовсе не соплеменники Семена. Впрочем, выводы насчет Земли и землян Семен сделал сам – здесь той стороне отказывали в каком-либо делении: весь мир по ту сторону являлся единым, необъятным и разнообразным, а все его жители – просто чужаками. Так что чужаки, которым собирались мстить эльфы, и чужаки, к которым принадлежал Семен, находились, по всей видимости, на разных планетах. Это известие Семена обрадовало – не то чтобы он всерьез принял слова своего пленителя, но мысль о возможной войне эльфов с людьми определенную долю беспокойства доставляла: шавеларов здесь не просто боялись, а очень боялись. Семен же вовсе не собирался доживать здесь остаток жизни.
Впрочем, участвовала в похищении, похоже, еще какая-то не то раса, не то организация – говорили об этих очень неохотно. Дать им какое-либо имя собеседники наотрез отказывались, называя их просто «те», или «не те», или «другие» – в зависимости от контекста. Семену с трудом удалось выяснить, что обитают эти таинственные типы все-таки по ту сторону, но к чужакам не относятся. И что упоминать их в разговоре не стоит. Семен про себя предположил, что речь идет об Основателях, и, на всякий случай, спросил, не «те» ли построили порталы. И получил ответ, что он дурак, что высокие врата никто не строил и стоят они с момента сотворения мира.
Адаптации Семена к этому миру поспособствовало еще одно обстоятельство, весьма, надо заметить, симпатичное обстоятельство. Семен не раз ловил на себе заинтересованные взгляды местных девушек, и, пожелай он, разница в статусе вряд ли оказалась бы большим препятствием. Особенно учитывая местный уклад жизни, который Семен определил как «ложный патриархат». Но далеко дело зашло только с одной местной – та самая танцовщица, купленная в один день с Семеном, положила на него глаз, похоже, еще в день покупки. И хотя Семен изо всех сил старался быть благоразумно осторожным, природное обаяние, первобытная красота девушки плюс энергичный напор не оставили ему никаких шансов, и очень скоро танцовщица оказалась у него в объятиях. Хотя, кто у кого оказался – это еще вопрос. Особенно Семена удручал тот факт, что их общий хозяин к новой танцовщице тоже весьма благоволил и вряд ли бы обрадовался неожиданному сопернику. Но он ничего не мог с собой поделать.

* * *
С ужасом ожидаемое неизбежное произошло где-то на третий месяц жизни Семена в этом мире. Хозяин был в отъезде, управляющий с дружками кутили в главной зале так, что, будь здание хотя бы двухэтажным, наверняка бы рухнуло. Семен как раз собирался использовать по назначению широкую мягкую кровать в гостевой комнате, как вдруг совсем рядом, за матерчатой занавеской, прозвучали шаги. Девушка негромко пискнула, вырвалась из объятий Семена и упорхнула из комнаты. Семену, однако, путь за ней был заказан – выход вел на женскую половину, где встретили бы его совсем неласково – охрана там была вышколенная. Ко второму же выходу из комнаты уверенной (судя по звукам шагов) поступью приближался кто-то неизвестный. Так что Семену оставалось только неслышно горестно вздохнуть и воспользоваться опытом незадачливых любовников всего мира – залезть под кровать. Что он и сделал.
Смутно различимые в полумраке ноги приблизились к кровати, под которой лежал Семен, и остановились. Чей-то голос иронично хмыкнул, раздалось шуршание, и на пол упало что-то мягкое, в котором Семен скорее угадал, чем увидел, свои штаны.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...