ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И работать все это должно было, пока атомы не кончатся. На самом же деле работало, пока энергия не кончится. Ну а я с тоски сделал двойную рекурсию: структура делит ядро, создает свои копии, опять делит то, что осталось, опять создает, и так до бесконечности. Я думал, результат еще плачевнее будет, превратится сотня-другая молекул исходного материала в атомарный водород и все – ан нет. На протонах-то моя структурка не остановилась, дальше пошла. Более того, похоже и на кварках не остановилась. Уж хрен его знает, что там после кварков идет и насколько глубоко, но выход энергии в результате у меня получился как раз по той самой формуле, плюс-минус небольшая погрешность.
Ну, когда результат есть, теорию куда как легче придумать. Так что я под это дело теорию подогнал, посмотрел, что получилось, и холодным потом покрылся. Выходило, что по фигу, какой материал в энергию разлагать; просто, чем легче ядро, тем больше энергии нужно вначале вложить, а выход все равно будет эм-це квадрат. И энергии, получающейся из микрограмма моего тяжелого элемента, чуть-чуть не хватило, чтобы натравить эту бодягу на окружающую нерадиоактивную среду. Рекурсия, особенно неограниченная рекурсия, это, блин, страшная вещь. Аккумулятор к своему чуду я прилепил простой, но надежный – замкнутый поток и обслуживающая структура, предохраняющая от утечек. Чем больше энергии в кольце крутится, тем больше ее надо в обслуживание вкладывать, и существует, конечно, критический предел, когда сохранение кольца потребует больше энергии, чем в нем есть, и все это дело разлетится на хрен, но где этот предел… Я навскидку прикинул – за десять в Двадцать пятой джоулей зашкалило. Всю планету бы в пыль расхреначило, и была бы тут туманность Баранья Голова, блин. Моя, в смысле, голова.
Ну ладно, порадовался я везучести этой планеты в общем и себя в частности, отошел слегонца от переживаний и задумался. Микрограмм-то тот был едва ли не последний. Этой радиоактивной фигни и было-то всего ничего, да и тратил я его поначалу дай боже. По всему выходило, что надо мне к выработке энергии из обычного материала переходить. Превратил я последние крохи моего тяжелого элемента в энергию. Помаленьку, чуть ли не по молекулам отщипывая, чтобы не дай бог. Нехилые в результате получились батарейки, мегатонн на двадцать каждая. Ну и думать начал. Запустить реакцию – фигня, энергии на это пока хватит, надо ее как-то остановить еще. Решил рекурсию вглубь ограничить, передавать, стало быть, параметр, увеличивать его с каждым вложением и дальше определенного уровня не опускаться.
Заложил для начала глубину, равную трем. Запустил. Весь материал распался на хрен-его-знает-что и пшик вышел. Ну я так и ожидал. Закладываю сто – не запускается моя структурка, всю энергию из аккумулятора вычерпывает и дохнет. Закладываю десять – то же самое. Стал разбираться – понял. Параметр-то мой, тоже чуть-чуть, да энергии на себя забирает. А сколько этих параметров хранить надо? Столько же, сколько атомов в моем материале в степени глубины рекурсии. Да тут и чуть-чуть в охренительную прорву превратится. Нельзя, стало быть, параметр передавать.
Решил по времени процесс ограничить. Есть, знаешь ли, в магии возможность эдакий аналог таймера к заклинанию присобачить и обращаться к нему по мере надобности. Вот только раньше я над быстродействием заклинаний не задумывался, а тут пришлось. За сколько времени необходимое количество энергии наберется? Прикинул в уме, решил, что микросекунда – безопаснее некуда, со скважинами всякими загоняться и не стоит. Подвесил материал над столиком, прикрутил заклинание. Только вот одного не продумал – я ж по аналогии с земным компьютером прикидывал, он рекурсивные алгоритмы все равно последовательно выполняет – процессор-то один. А заклинание вполне может реальную параллельность процессов обеспечить. В неограниченном количестве этих самых процессов. Ну и опять я чуть не попал. Ладно, хоть не слишком близко стоял. Запустил свою машинку – хлоп! – и нету столика. Хороший был столик, каменный такой, основательный. А в полу – яма сантиметров тридцать глубиной, круглая такая. И видно, что яма эта – часть шара. Прикинул я пропавшую массу, смотрю на свой перстень, к которому аккумулятор прилепил, и чую, что опять Азраил меня по головке потрепал и мимо пролетел.
Ладно, батарейка заряжена, а что с ней делать? Это можно с паровым котлом сравнить. Есть в нем, скажем, сотня атмосфер, делаешь дырку, приделываешь к ней турбину и радуешься. А если в котле этих атмосфер пара миллиардов; а то и больше? В общем, взял я аккуратно тот перстенек и отправил заклинанием в космос со скоростью где-то километров двадцать в секунду. Есть у меня теория насчет того, что никаких параллельных миров не существует, а все эти порталы – нуль-Т кабины в одной нашей Вселенной; так что, если там, на Земле, астрономы как-нибудь увидят летящий мимо перстень, намекни им, чтоб не трогали, пусть себе дальше летит, лады?
Семен усмехнулся – заметано – и подмигнул.
– Тогда я спокоен, – улыбнулся Вадим. – Ну вот я выяснил, что микросекунда – это много. Казалось бы, чего проще, ну сделай там наносекунду или пикосекунду, а вот фигу там. И вам и нам. Не настолько этот таймер точный. У него один цикл как раз около наносекунды и длится. Плюс-минус трамвайная остановка. Поэтому меньше сотни мегаджоулей за раз у меня получить никак не выходит. Да что там сотни, обычно выходит пять-десять гигаджоулей, и ладно. Ну с этим хоть работать можно, так что особо не жалуюсь. Вот только подумаю иногда, что в котелке, в котором я себе чай кипячу, тонна тротилового эквивалента, и фигею помаленьку. А потом – ничего, опять нормально. Так и живу.
ВАДИК
Вадик вздохнул и раздраженно отодвинул клавиатуру. Зашумели, падая со стола, пустые пивные банки. Вадик задумчиво на них поглядел и принялся философствовать. Несомненно, существует некая сила, целью которой является достижение максимального уровня энтропии, возможного в системе. И не только для термодинамики. Причем в случае приложения некоей противоположной, упорядочивающей силы, первая сила возрастает экспоненциально… Иначе почему так легко написать кривую, но работающую программу и так сложно – работающую, но с красивой внутренней структурой? По логике – должно быть наоборот, а хрен там. Значит, это кому-то выгодно. Значит, здесь проявляет себя некая сила, которая противится упорядоченному. Да мы, программисты, стало быть, просто какие-то солдаты армии Порядка, бойцы первой линии в бою с силами Хаоса.
Вадик развеселился. Ткнул, не глядя, в клавиатуру и попал, конечно: «Not againnn! ARRRGhh», – прорычали динамики голосом умирающего зомби, и экран потух. Вадик потянулся, с наслаждением хрустнув позвонками, и двинулся в поход на кухню. Поле боя осталось за силами Хаоса.
– Сложность всякой программы растет до тех пор, пока не превысит способностей программиста, – пробормотал он, вытягивая из глубин холодильника запотевшую бутылку «Золотого фазана». – Я т-те покажу, превысит! – крикнул он, погрозив кулаком в сторону оставленного компьютера. – Еще посмотрим, кто кого, мазеборд твой за ногу.
Вадик с размаху уселся в низкое кресло, одним духом выпил половину содержимого бутылки и уставился в потолок. Мысли приняли благодушную окраску. Ну, Дванго сейчас наверняка бездельничает. Если, скажем, ему позвонить? И еще Нике. Или лучше Нике позвонить, а Дванго на фиг не надо? Не, лучше позвонить им обоим и еще Meгe. Мега один не придет, Мега придет с бабами. И с двумя, как минимум. Вот и консенсус. Сейшн устроим, ммм… Вадик мечтательно зажмурился и отхлебнул еще. М-да, неплохо. Но не сегодня. Да, завтра. А еще лучше – послезавтра. Потому что завтра надо сдать уже эту четырежды гребаную глюкалу, потому что иначе хрен мне, а не триста баксов. И плакали пятьсот двенадцать метров мозгов, да и холодильник пустоват чего-то. Вадик допил пиво, достал из холодильника две банки «Туборга» и решительно пошагал обратно в комнату.
– Какого, спрашивается, я тебя выключал? – спросил он у безмолвного компьютера и с отвращением ткнул в кнопку «Power».
– «I'm alive!» – торжествующе проревели колонки.
Проблема, если вдуматься, двух байт не стоила. Всего-то нужно – получить данные с пяти устройств. Вот интерфейс, вот его описание. Запустить цикл типа «пока не надоест» и в цикле же опрашивать эти пять устройств – чего уж проще. Но – некрасиво. Поскольку теоретически может возникнуть ситуация пропадания данных, особенно если устройств будет не пять, а хотя бы десять. Поэтому Вадик замутил хитрейшую систему на прерываниях, кладущую данные в общий буфер, использующую отдельные потоки для каждого устройства, семафоры, критические участки… в общем, все, как у людей. Зато устройств эта система могла поддерживать очень много. Почти неограниченно. Заказчик, правда, утверждал, что их и пять-то бывает не всегда, но этот факт Вадика не волновал. Заказчик, как известно, никогда сам не знает, чего хочет. Программисту виднее. Сегодня заказчик говорит – пять, а завтра у него их пятьдесят пять. Так что на фиг. Ибо не фиг.
Задумчиво поводив мышкой, Вадик вздохнул и решительно ткнул курсором в пиктограмму MSDEV. Зловредная система немедленно отреагировала сообщением, что «на диске С заканчивается свободное место». Вадик поморщился и привычно потянулся закрыть раздражающее окошко, но вдруг вспомнил: «Блин, я ж у них винт под это дело выбил! Чё ж я торможу-то?» Все дела были немедленно забыты, Вадик бросился в прихожую.
Сама программа весила немного, но пара тестовых файлов данных занимала без малого сорок мегабайт – на дискете не потаскаешь. Вадик скинул было все на флэшку, но древний компьютер заказчика ее не признал. Соответственно Вадик тут же вытребовал себе жесткий диск, приведя кучу убедительнейших аргументов. И стал счастливым обладателем гигабайтового Seagate, стараясь, чтобы выражение его лица соответствовало именно счастью, а не тому, что он действительно почувствовал, – в его домашней машине крутилось два под завязку забитых 160-гигабайтовика. Но с паршивой овцы – хоть гигабайт. Могли бы и двухсотник какой-нибудь древний в закромах откопать, стошестидесятники с таким соседом от отвращения сдохли бы.
«Куда ж я его засунул? – бормотал Вадик, роясь в пакете. – А, вот!» И потащил подсоединять, сгорая от нетерпения. Поскольку главной целью получения винта от заказчика был вовсе не недостаток места (что место – пару фильмов из доброй сотни потереть – вот тебе и место, хоть попой ешь). Цель была в другом – у всех людей есть маленькие слабости, и Вадик не был исключением – его тщательно скрываемой слабостью были секреты. О нет, совсем не те пошлости, которые «А я вот что знаю, только ты никому не говори» – громким шепотом. И даже не те, которые «коммерческая тайна». Нет, его страстью были те документы, которые, будучи распечатаны, в обязательном порядке несут на себе штамп «совершенно секретно», или, как минимум, «для Служебного пользования». Слабость, вне всякого сомнения, опасненькая. Но Вадику это только добавляло самоуважения.
Впрочем, разросшаяся (особенно за последний год) коллекция секретов, в которой попадались оченьгорячие экземпляры, вполне возможно, и самого генсека ООН, заставила бы уважать Вадика. Посмертно, скорее всего. Вадик это понимал и о своих пристрастиях и находках помалкивал. Более того, когда в прошлом году его червь притащил с какого-то американского сервера пару документов, имеющих отношение к 11 сентября, Вадик решил серьезно пересмотреть вопрос доступности данных. За тысячу с лишним баксов, при помощи одного умельца, один из его жестких дисков обзавелся дополнительным блином, увидеть который из системы было вовсе не просто. Вадик сам написал программу шифровки данных. И сам разработал единственный способ доступа к скрытому участку: установленный в системе Far Manager, как две капли воды походил на одноименное детище Евгения Рошаля. Он и размер имел такой же. Более того, глубоко-глубоко, в нулевом кольце, крутился драйверочек, который следил за тем, чтобы всякий желающий посмотреть код программы или скопировать ее, получал не то, что на самом деле, а опять же оригинальный far.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...