ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Может, тебя в такси усадить, поздно уже… одной по улицам.
– Вот еще – тебе что, деньги девать некуда? Тут идти-то всего ничего, да и я тут всех знаю, чего бояться? Ты, главное, сама не перенервничай, больные, они это очень хорошо чувствуют. Если ты на нервах ее встретишь, ничего хорошего не получится, поняла?
Алита кивала и кивала.
– И обязательно свяжись со мной, – крикнула Ольга уже с лестницы, – я буду ждать!
Снизу донесся звук хлопнувшей двери, и Алита, чувствуя странное опустошение в душе, зашла в дом, закрыла замки и села в кресло у телефона, накинув плед. Так она и уснула три часа спустя.
Разбудил ее звонок телефона. Первое, что отметила Алита, проснувшись, что уже утро, а мама так и не появилась. Дрожащими руками она схватила трубку телефона, чуть ее не уронив, и осторожно сказала туда:
– Алло?
– Ольга Николаевна? – спросил незнакомый мужской голос.
– Нет, – ответила Алита, – но вы мне говорите. Это про мою маму, да? Вы ее нашли? Что с ней?
Мужчина на другом конце провода замялся.
– Свиридова Инга Константиновна – ваша мать?
– Да… – шепотом ответила Алита, – что с ней? Где она?
– Ее нашли на улице два часа назад. Сейчас она в восьмой больнице, в реанимации. Насчет ее состояния мне ничего не известно. Извините. Примите мои соболезнования.
– Ничего-ничего, – ответила Алита помертвевшим голосом, – спасибо вам. До свидания, – и бросила трубку.
Дрожа всем телом от какого-то внутреннего холода, застегнула пальто и, промахиваясь мимо клавиш, набрала Ольгин телефон. Ольга откликнулась после первого гудка.
– Она в реанимации, в восьмой больнице, – сказала Алита, выходя из дома.
– Сейчас буду, – отозвалась Ольга и повесила трубку.
К маме Алиту не пустили, Ольгу тоже не пустили, но она не унывала, быстро куда-то позвонила, куда-то пропала, пару раз мелькнула в коридоре, за кем-то спешащая и разговаривающая на ходу. Минут через пятнадцать вышла в коридор, села возле Алиты. Полезла в сумочку:
– Давай выйдем. Курить хочется.
Алита молча встала, пошла к холлу. Ольга шла следом, распечатывая пачку «Данхилла».
Вышли на улицу, Ольга закурила, несколько раз нервно затянулась. Сглотнула.
– Не буду говорить окольностями, состояние тяжелое, прогноз неблагоприятный.
Что-то отчетливо екнуло в груди Алиты, и мир наполнился странным стеклянным звоном, сквозь который с трудом пробивались обернутые ватой слова Ольги:
– Но бригада хорошая, я их знаю, сделают все, что возможно. Если это в человеческих силах, ее вытащат… – Затянулась, произнесла с сомнением: – Тут другое странно. Характер повреждений. Она на улице лежала с час, обморозилась местами, но это ерунда, даже третьей степени нигде нет… Тут другое – у нее еще и ожоги. Я сама не видела, но говорила с осматривавшим врачом – очень странные, говорит, ожоги. Количеством четыре, в области груди и живота, круглые, размером с пятирублевую монету, и – проникающие. То есть через все тело проходят. Такие ожоги от микроволновки бывают. Находятся сообразительные идиоты, отключают защиту, засовывают руку и включают – обычно просто из любопытства. Но когда рука, это понятно. А откуда такое на теле может образоваться – неясно. Правда, возможно, это – стигматы, по описаниям похоже, но полной уверенности у меня нет, я их никогда не видела… – Ольга несколько раз глубоко затянулась. – И еще: непонятно, как она вообще до сегодняшнего дня дожила. У нее порок сердца – паралич митрального клапана, причем, судя по всему, врожденный. Без кардиостимулятора с таким пороком люди доживают лет до пятнадцати-двадцати, не больше. А кардиостимулятора у нее-то нет и не было, вот в чем загадка.
Алита просидела в реанимации до самого вечера, пока, наконец, в коридоре не появился выискивающий кого-то взглядом врач. Алита поднялась, готовая ко всему, но увидела его улыбку и облегченно вздохнула. С такой улыбкой плохих новостей не приносят.
– Вы Свиридова?
Алита кивнула.
– Не скрою, состояние тяжелое, но стабильное. Угрозы жизни нет. – Врач ободряюще улыбнулся. – Я полагаю, мы можем надеяться на скорое улучшение. Если хотите, я могу открыть вам ординаторскую, ляжете там, но я рекомендую вам оставить свой номер телефона и идти домой – я вполне уверен, что за ночь ничего не случится. Так как?
Алита мягко улыбнулась и покачала головой:
– Спасибо вам громадное. Я пойду домой.
Алита пошла домой пешком, хотя идти было порядочно – хотелось развеяться, тем более что погода стояла теплая и безветренная. Алита шла по темным улицам, чувствуя, как отпускает напряжение, и к дому пришла, почти совсем успокоившись. Поднялась на свой этаж, полезла в карман за ключами.
– Свиридова Алита Ивановна? – поинтересовался казенным голосом незаметно возникший за спиной мужчина.
Алита встревоженно обернулась и кивнула. Мужчина отработанным жестом достал из внутреннего кармана красную корочку:
– Милиция. Капитан Вахромеев. Вам придется пойти с нами. Для выяснения.
– Почему? – встревожилась Алита, вцепившись в обшлаг пальто. – Что случилось? Я… Я никуда не пойду!
– Оказание сопротивления работнику милиции, – скучным голосом отозвался капитан Вахромеев, – влечет наказание в виде лишения свободы на срок от одного года до трех лет или штраф от 30 до 80 МРОТ. – Вздохнул и добавил: – У меня предписание доставить вас в УВД. Там все узнаете у следователя. Я все равно вас туда… отведу. Давайте не будем доставлять друг другу неприятностей.
Алиса сжалась, собираясь дальше сопротивляться, соседей разбудить, звонить знакомым, требовать адвоката, наконец, но… глубоко вздохнула и сдалась – слишком она устала сегодня. А повоевать можно будет и позже.
– Ладно, – сказала она, – ваша взяла. Ведите уж, чего там. Наручники наденете или так поведете, под прицелом?
Капитан ничего не сказал. Проводил ее на улицу; предупредительно, как обходительный кавалер, держа ее под ручку. Подсадил в стоявший неподалеку милицейский «бобик». Залез сам с другой стороны и кивнул водителю:
– Поехали.
В УВД Алиту продержали на скамейке в коридоре под присмотром хмурого милиционера минут сорок, пока «ее» следователь где-то ходил. Наконец откуда-то появился невысокий плотный тип с неприятным скуластым лицом, не глядя на Алиту, открыл дверь и бросил ей:
– Проходите.
Алита зашла и села на единственный в комнате, не считая хозяйского офисного кресла, табурет. Следователь невнятно представился и стал бродить по комнате, время от времени задавая Алите какие-то вопросы. Алита отвечала, недоумевая. У нее сложилось впечатление, что следователь сам не знал, о чем ее спрашивать, и ответов на свои вопросы даже не слушал. Алита медленно закипала, но тут зазвонил телефон.
Следователь спикировал на него из противоположного конца комнаты, как коршун на цыпленка:
– УВД, следователь Сорокин. – Помолчал, слушая ответ. Скосил глаза на Алиту: – Да, давно уже, больше часа… нет, не знаю… нет, ничего не говорила… – Оторвался от трубки: – Мать вам что-либо рассказывала сегодня?
– Нет, – ответила Алита растерянно, – она же без сознания, меня к ней не пустили.
– Нет, – сказал Сорокин в трубку, – говорит, что она без сознания… ладно… – Посмотрел на часы: – Когда?… Что?… А до этого что делать?… А основание?… Но я же не… Понял, Сер… эээ, понял вас хорошо, все сделаю. Да… До свидания. – Положил трубку, подошел к столу и сел в кресло. Повозился. В дверях возник милиционер.
– Проводите гражданку в КПЗ, – сказал следователь ему, не глядя на Алиту.
– Что?! – Алита возмущенно вскочила. – Как… За что?! На каком основании?! Я требую адвоката, я… я имею право позвонить!
Следователь поморщился:
– Не заставляйте применять силу, Алита Ивановна. Я имею полное право задержать вас на сорок восемь часов для выяснения обстоятельств. Сергей, проводи даму.
Милиционер мягко, но цепко взял Алиту за плечо, и она обмякла, сдавшись во второй раз.
– Я этого так не оставлю, слышите? – сказала она Сорокину многообещающим голосом. – Вам это дорого встанет.
Но прозвучало это уже неубедительно, она сама это почувствовала и безропотно позволила вывести себя из комнаты. Спустилась за конвоиром на два этажа вниз, где безропотно сдала в зарешеченное окошко сумочку, деньги (в сумме пятисот двадцати трех рублей пятнадцати копеек), часы и сотовый. При виде телефона Алита встрепенулась и заявила:
– Я имею право сделать звонок.
Конвоир поморщился, но возражать не стал:
– Пять минут.
Алита схватила трубку, но тут ее поджидало разочарование – экранчик не светился, на нажатие кнопки телефон отреагировал переливчатой мелодией, коротким анимационным роликом и – мертвой темнотой экрана.
– Тьфу, – ругнулась Алита, – говорили мне «Нокию» брать. Дайте мне городской телефон! Это мое право!
– Я передам следователю, – безразлично отозвался конвоир, пододвигая бумаги. – Подписывайте.
Алита вздохнула, молча подписала список сданных вещей и положила ручку.
– Ничего. Посидишь, не порвешься, – с этими словами конвоир втолкнул Алиту в камеру, захлопнул решетчатую дверь и удалился. Первое, что почувствовала Алита, оглядев маленькое помещение, было облегчение: она была в камере одна. Теперь уже можно было признаться хотя бы самой себе: она боялась, боялась до дрожи в ногах тех, кто мог бы оказаться соседками по нарам. Алита никогда не покупала «блатных» книжек про тюремное житье-бытье, но попадавшееся ей случайно прочитывала от корки до корки с жадностью и внутренним замиранием. Она всегда считала себя если не смелой, то уж способной постоять за себя, но описания волчьего тюремного быта пугали ее до кошмаров, от которых она вскакивала посреди ночи с задушенным криком. И теперь, увидев отсутствие соседок, она почти физически ощутила, как расслабились до гитарного звона натянутые нервы. К ней даже вернулась способность мыслить логически. «Если даже ко мне сейчас и подсадят какую-нибудь… эээ, скажем так, нехорошего человека, то у меня будет преимущество: я первая, и это – моя территория, – подумала она. – Психология, туды ее в качель». И улыбнулась. О том, что это обстоятельство может заставить новоприбывшую действовать агрессивно, она старалась не думать. Пока ситуация была нормальной. Правда, ее бы больше устроило, если бы дверь была сплошная, металлическая; тем более что, насколько она успела заметить, напротив располагались мужские камеры. Но ничего, оскорбления словом она уж как-нибудь перенесет. Да и на количество степеней свободы собственного языка она никогда не жаловалась: еще посмотрим, кто кого больше оскорбит. И Алита смело взглянула на противоположную сторону коридора. В камерах, мимо которых ее провели, сидело по нескольку человек, но в противоположной узник был тоже один. Мужчина лет тридцати сидел напротив двери с выражением совершеннейшего отчаяния на лице. Заметив внимание Алиты, он встретился с ней взглядом и тут же отвел глаза, но она успела заметить мелькнувшее выражение презрения. Холодное бешенство тут же затопило ее целиком: Алита резко подошла к двери, вцепилась в решетку и, сама удивляясь своему голосу, отчетливо выговорила:
– Ты, сволочь, никакая я не проститутка, понял!
И с удовлетворением отметила растерянность, появившуюся на его лице. Мужчина хотел что-то ответить, но не успел: загремела входная дверь, что в конце коридора, и они оба (да и не только они, надо думать) с надеждой повернули головы в сторону шума. Но это был всего лишь новый узник в сопровождении конвоира, правда, весьма нетипичный: довольно опрятного вида подросток лет двенадцати-четырнадцати. Еще одну странность сразу же отметила Алита: руки его были скованы за спиной наручниками, ярко блестевшими в свете голых ламп холодным блеском нержавеющей стали. Конвойный отпер дверь напротив и резко, даже слишком резко, закинул внутрь своего пленника. Молча закрыл дверь и пошел обратно. Паренек встал из коленопреклоненного положения, в которое его поставил рывок конвоира, и повернулся к двери.
– Слышь, мент, – сказал он звонким, чуть хрипловатым подростковым голосом.
Шаги стихли, видимо, милиционер остановился.
– Чего тебе еще? – донесся недовольный голос.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...