ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Время выходило – Рорик еще не восстановил организм после прошлого ускорения, а враг все еще не был обезврежен. Шавелар разозлился еще больше и просто прошел по коридору, снимая с голов противника странные шлемы и выдергивая из рук оружие. Толкнул образовавшуюся кучу металлических конструкций в сторону ближайшего окна, зашел за ближайший угол и вернулся в нормальный ритм. Сзади донесся звон разбитого стекла, проклятия и крики боли – Рорик не слишком церемонился, разоружая своих врагов. Выждав некоторое время, шавелар вышел обратно в коридор и сразу убедился, что его предположение было верно – его появления никто не заметил. Чем бы ни были эти шлемы, именно они помогали владельцам видеть Рорика, несмотря на далеко не самое худшее заклинание невидимости.
Но организованности отряд не потерял – бойцы стояли кругом, спиной к спине, причем четверо из них опять держали в руке оружие. «Правильно, – отметил Рорик с уважением, – у бойца всегда должно быть оружие про запас, и даже больше». Держали, правда, – все как один – в левой руке, и шавелар почувствовал по этому поводу мстительное удовлетворение. Пятый, тот, что стоял без оружия, сплюнул и повернул голову. «Сергей, – сказал он, вытаскивая левой рукой какой-то медальон из-за пазухи, – ты сказал, что эти штуки защитят нас. И что теперь?» Тот, к которому обращались, видимо Сергей, опустил оружие и открыл рот для ответа, но сказать ничего не успел: заинтересовавшийся медальоном Рорик опять ускорился и, проходя мимо группы бойцов, просто забрал его. Мужчина недоуменно вздрогнул, когда его что-то сильно дернуло за руку, после чего диск медальона исчез, оставив только обрывки цепочки. Сергей тут же заорал: «Он здесь!» – и принялся беспорядочно стрелять в разные стороны, трое вооруженных бойцов последовали его примеру, и удивительно, что последствием этой стрельбы стали только двое раненых. Одного – совершенно непричастного лейтенанта из отдела ЭБ зацепило осколком стекла от разлетевшейся вдребезги таблички, да еще одна пуля рикошетом попала в ногу стрелявшего же бойца. Химическое соединение, проходившее под обозначением «Гам-ма-3», для человека было совершенно безвредным, поэтому ранение вышло неопасным.
Лацис был неправ – шавелара уже давно «здесь» не было. Когда стрельба еще была в самом разгаре, он уже шел по холлу первого этажа, разглядывая небольшой, меньше ладони диаметром, металлический диск. Очень быстро Рорик выяснил, что диск полый, а внутри находится какое-то сложное устройство. По всей видимости, это был логический механизм. Рорик уже сталкивался с подобными в этом мире и знал, что они работают на импульсах электрической энергии, но этот экземпляр качественно отличался от всех виденных ранее. Любой электр" онщик в недоумении развел бы руками, увидев, что выходные цепи миниатюрной микропроцессорной платы просто висят в воздухе, но Рорик видел заведенные на них линии преобразователя энергии. И странные модули согласования, предназначенные, похоже, для взаимодействия с тонкой структурой человека. Похоже, эта штука могла сделать магом человека, ничего в магии не смыслящего. Это было интересно, но – не более того. Местные электрические машинки – очень хрупкие устройства. Теперь, зная принцип действия этого медальона, Рорик мог бы нейтрализовать его без всяких затруднений – стандартная первоуровневая Струя энергийсоздает статическое электричество напряжением в тысячи вольт и мгновенно выводит из строя все подобные штуки. А еще от Струи энергийпрактически невозможно закрыться. Поэтому Рорик зашвырнул медальон в стоящую поблизости коробку, очевидно, предназначенную для сбора мусора, и пошел к выходу мимо встревоженного, но все равно ничего не заметившего часового. Его поход можно было бы считать бесполезным, если бы, уже выходя из здания, он не наткнулся на двух беседующих у входа мужчин. Один из них был Рорику незнаком, зато второго он моментально вспомнил. И что странно, этот второй Рорика не только увидел – в его глазах тоже мелькнуло узнавание. Первым порывом Рорика было – немедленно атаковать.
СЕМЕН
Пацан постоял у решетки, бросая по сторонам быстрые взгляды, просвистел тихонько какой-то несложный мотив и повернулся к Семену.
– Слышь, дядя, тебе тут нравится? – поинтересовался он негромко.
– Чего? – опешил Семен.
– Чего-чего, – передразнил его пацан. – Ты тупой, что ли? Я спрашиваю: тебе тут что, понравилось, или ты бы лучше домой пошел?
Семен пожал плечами:
– Не. Не понравилось. А толку?
Паренек подвинулся поближе и с хитрецой поглядел на Семена:
– Толк всегда найти можно, если поискать. Ты, дядь, не торопись, ты прикинь обстоятельно, насколько тебе тут не в кайф. Тебя вот за что взяли?
– Да ни за что, – буркнул Семен. Рассказывать свои злоключения этому приблатненному пацаненку ему совершенно не хотелось.
– Во, блин, удивил. – Паренек хихикнул. – Тут любой тебе то же слово в слово скажет. Да ладно, я не прокурор, ты сам честно себе подумай: от того, что ты здесь останешься, тебе очень плохо будет? Хуже, чем если ты лыжи отсюда навостришь?
Семен помрачнел, открыл рот, но ничего не сказал, а просто кивнул.
– Ну вот. – Паренек оживился. – А' мне здесь не просто плохо будет, мне тут будет песец. Потому что, если я здесь, это значит, что папочка меня сдал. Я ведь, блин, просто шел себе спокойно домой, а тут эти козлы, мусора, в смысле. Ты вот когда-нибудь видел, чтобы мусора к таким пацанам, как я, без дела цеплялись?
– Нет, – автоматически ответил Семен, подумал и удивился: – И в самом деле, с чего это они? И наручники опять же…
Паренек нехорошо улыбнулся:
– Ну браслеты мне за дело нацепили. Я их там обидел немножко. Хорошо быть ребенком. Мужика, вроде тебя, они бы за такое на месте урыли. А мне так ничего, браслеты что – фигня. Во, глянь. – Паренек пошевелил плечами и продемонстрировал Семену свободные руки.
– Вот это фокус, – восхитился Семен.
– Да какой тут фокус? – поморщился пацан. – Они ж мне просто велики размеров на пять. Не делают у нас наручников для детей, блин. Я уж не стал по этому делу пургу гнать, решил – так сойдет. Ладно, это все лесом, давай по делу позвучим. Так выходит, что, раз менты в меня вцепились, значит, папочка им наводку дал. Мусора тут у него все прикормленные, ему это – что два пальца. А стало быть, папочка знает, что я ссучился, и вот-вот приедет Шиза со своими шестерилами и отвезет меня в уютный подвальчик на окраине. И придет ко мне там полярный зверь песец. Через некоторое время. А что будет в это время, я и думать не хочу. Поэтому выходит, что валить мне надо отсюда да побыстрее. И ты мне в этом поможешь.
– Как? – Семен напрягся.
Паренек осклабился:
– Твоя первая роль будет проще, чем в том анекдоте, помнишь: «Я – гонец из Пензы»? Твоя задача будет – очень натурально стонать и держаться за живот. Типа какую-то инфекцию сейчас ты проглотил. Давай начинай.
– Что, вот так вот и начинать? – запинаясь спросил Семен, чувствуя натуральный холодок в животе.
– А чего ждать-то? Время щас – не наш кореш. Стони давай.
Семен прислонился к стене, схватился за живот и, чувствуя себя полным идиотом, застонал.
Пацан поморщился:
– Громче.
Семен застонал громче. Пацан сплюнул:
– Да, блин, актер из тебя хреновый. Ну да ничего, это дело поправимое, – и грамотной подсечкой уложил Семена на пол. «Ты чего?» – хотел было возмутиться Семен, но не успел – от жуткого удара в живот перед глазами поплыли круги, и пару секунд Семен только хватал ртом воздух. Издаваемые же после этого стоны и хрипы не оставили бы равнодушным и самого Станиславского.
Паренек же времени зря не терял: пока Семен изображал рыбу на берегу, грянулся в решетку всем телом и завопил:
– Эй, мент! Мусор! Тут человек умирает, ему с животом плохо!
В коридоре послышалась возня и звяканье ключей.
– Сюда! Сюда! – прокричал паренек и, обернувшись к Семену, поинтересовался едва слышно: – Еще врезать?
– Не надо, – мрачно ответил Семен и застонал с хрипением.
– Во! – Паренек тайком показал большой палец, подмигнул и, сделав встревоженное лицо, обернулся к решетке. Семен закрыл глаза.
– Ну чего там? – недобрым голосом поинтересовался из-за двери давешний конвоир.
– Человеку плохо, живот прихватило, вот.
– Ыыы-хррр, – сказал Семен и прислушался. Милиционер провел дубинкой по прутьям решетки и крикнул в коридор:
– Эй, Сникерс! Поди сюды, тут один клиент больного из себя корчит, подстрахуешь.
Послышались приближающиеся грузные шаги, и чей-то, должно быть, того самого Сникерса, густой голос с ленцой поинтересовался:
– Тута, шо ли? Ну дык открывай.
Прозвякали ключи, но тут откуда-то сбоку донесся еще один голос:
– Эй, начальник, не ведись на понт, подстава это.
Звяканье затихло, и наступила нехорошая тишина.
– А это что за голос из параши? – спросил после недолгого молчания первый милиционер.
– Точно тебе говорю, начальник, подстава. Я слышал, как они договаривались дурку сыграть.
– Вот даже как? Слышь, больной, чё люди говорят?
– Ы-ы-ы-ы, – простонал Семен, и столько тоскливой обреченности звучало в этом стоне, что Станиславский аплодировал бы стоя.
– Живот, говоришь, болит? Не-е, мужик, не болит у тебя живот. Но, тля буду, ща заболит. И не только живот. Давай, Сникерс, полечим больного.
Ключи звякнули еще раз, и дверь со скрипом открылась.
Больше Семен с закрытыми глазами лежать уже не мог. Он быстро вскочил и прижался спиной к стене. Открывшаяся взору картина его ничуть не удивила: два милиционера, один среднего роста, зато другой ростом под потолок и весом, пожалуй, за центнер, стояли, поигрывая дубинками, у входа и с одинаково нехорошим выражением на лице следили за Семеном. Тот, который поменьше, усмехнулся:
– Слышь, Сникерс, может, нам в доктора пойти? Ты глянь, мы еще к лечебным процедурам не приступили, а у больного уже значительное улучшение.
– Гы, – сказал Сникерс, – гы-гы. – И оба двинулись на Семена.
«Вот теперь точно попал», – подумал Семен и ошибся. В дело вступил четвертый участник этого действия, про которого все остальные как-то позабыли. Со стороны стражей правопорядка это было непростительной ошибкой. Наручники описали в воздухе сверкающую дугу, завершившуюся у виска первого из них. Милиционер ничком рухнул на пол. На физиономии Сникерса возникло озадаченное выражение.
Воспользовавшись моментом, Семен пронырнул под дубинкой к упавшему милиционеру, точнее к его кобуре. Кобура оказалась застегнутой. Ощущая затылком неотвратимо приближающиеся три четверти метра твердой резины, Семен остервенело рвал из кобуры пистолет. За спиной послышалась возня, сдавленные вздохи, и, так и не получив по голове дубинкой, Семен наконец выдернул пистолет, схватил его как придется и, разворачиваясь, прошипел страшным шепотом: «Не шевелись, убью!» И замер от представшего взору гротескного зрелища. Здоровенный милиционер, тихо подвывая, лежал на боку в той же позе, в которой недавно пребывал Семен. Правда, руки к телу тот прижимал пониже, прикрывая некую более ценную часть тела. А вокруг, как пчела вокруг медведя, крутился Семенов неожиданный соратник, награждая поверженного блюстителя правопорядка размашистыми ударами. Впрочем, продолжалось это недолго – получив пару раз ботинком по затылку, милиционер затих. Паренек перевел дух и улыбнулся Семену:
– Хорошо удар держит, вошь цветная. Ладно, я как чувствовал – гады надел, был бы в кроссовках, было бы туго. Чего там у тебя? Макаров?
– Э, – только и сказал Семен, опуская пистолет.
– Точно, макар. Это нормально, пойдет, – паренек присел возле милиционера, – а то кое-где ментов пэсээмами вооружают, прикинь. Из него ж только застрелиться, если что… Блин, тяжелый – помоги.
Семен, недоумевая, помог перевернуть лежащего, но тут же заметил кобуру и понял. Пистолета, однако, в кобуре не обнаружилось. Обнаружился там сотовый, практически раздавленный, и небольшая пачка купюр, свернутая в трубочку и перетянутая резинкой.
– Вот урод, – произнес паренек и разочарованно выпрямился. – Дай ствол.
– Зачем? – удивился Семен.
– А ты что, с ним обращаться умеешь?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...