ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Отболтался, как Штирлиц: «Мужик проходил, уронил, я подобрал. А он чё, настоящий?!» – и глаза выпучил. Дали подзатыльник и прогнали.
Чики замолчал в задумчивости.
– А дальше чего? – спросил Семен. – В смысле, что не так пошло-то?
– А все не так пошло. – В голосе Чики опять прозвучала недетская злость. – Возраст такой, понимаешь. Переоценка ценностей и ниспровержение ложных кумиров. Обычные дети в таком возрасте родных родителей начинают ненавидеть, а я чем хуже? Но это я так, шучу, типа. На самом деле я задумываться начал. Пока-то оно живется неплохо, бабла – хоть подтирайся купюрами. Сладко ем, мягко сплю, казалось бы, чего еще человеку надо в этом мире? Да вот только хочется уверенности в завтрашнем дне. А вот ее-то как раз и нет ни хрена. Все киллеры рано или поздно становятся лишними. Я вообще-то. не дурак, я уже давно сообразил, что однажды стану папочке не нужен, но думал, что день этот еще далеко. Наверное, все киллеры так думают, что, мол, еще годик-то стопудово есть, а потом можно денежки накопленные прихватить – и в бега. Ну и я почему-то уверен был, что, пока паспорта не получу, мне бояться нечего. И с чего это я себе в голову вбил? Папочка-то на самом деле давно уже мне замену подыскивает. Тогда я, правда, эту фишку еще не сек, тогда у меня облом приключился с очередным моим клиентом – полковником эфэсбэшным. Уж больно этот полковник поперек дороги папочке встал, ну чисто кость в горле, – ни пройти, ни проехать, ни откупиться. Вот папочка и решил к народной мудрости обратиться: есть такая пословица – «нет человека – нет проблемы». Подозреваю я, что полкан этот моим последним заданием стать должен был – раньше папочка мне клиентов подбирал из конкурентов, да и те попадались как на подбор редкостной дерьмоватости, так что я их шлепал без никаких угрызений совести и даже как бы не с удовольствием. Ни в жисть не поверю, что папочка этого не знал и спецом не подстраивал. А тут вдруг озадачил. Видимо, рассчитывал, что по инерции я дело сделаю, а мою совесть он потом успокоит вместе со мной в одной могиле. И ведь прав был, как всегда, сука, – я бы этого полкана положил как пить дать, если бы тут такая Санта-Барбара не началась.
Чики встал, прошелся по кухне, открыл форточку:
– Жарко что-то… Ну так вот, иду я как-то по парку, что на углу Ленина и Калинина, осматриваю предполагаемое место акции – по слухам, полкан здесь гулять любит. А вот и он – легок на помине. Идет себе навстречу, ботинком листья прелые ворошит. Я мимо прохожу, вида не подавая, да только этот полковник мне вдруг и говорит: «Кирилл?» – спрашивает.
Чики посмотрел на непонимающее лицо Семена и объяснил:
– Ну это меня на самом деле Кириллом зовут – по жизни. Ну то есть родители так назвали, типа. Я их не помню, но это ж не значит, что их вообще не было. Вот этот полкан эфэсбэшный меня и спрашивает: «Кирилл?» Ну сердечко у меня екнуло, я приглядываться начал и вспоминать, где я его видел и где он меня мог видеть. Я его нигде не видел, зуб даю, – у меня память на лица просто феноменальная. Ну пораскинул я чуток мозгами – пугаться-то на самом деле нечего. Я там типа разведки проводил, так что ствола у меня с собой не было и брать меня вроде как не за что. Поэтому я и говорю осторожненько так: «Зовут, – говорю, – действительно так, да вот только я вас не знаю. Мы встречались?» А полкан смеется так загадочно в усы и говорит: «А как же – неоднократно встречались». Ну тут я совсем насторожился – брешет же, козлина. Спрашиваю аккуратненько: «И где же встречались?» Он посерьезнел так и говорит: «У родителей твоих. В доме на улице Листопадной. Я туда частенько захаживал, а тебя мне, – говорит, – и на ручках качать доводилось». Я хмыкнул: пролетел ты, дядя, как шифер над Парижем, – а сам говорю: «Ошибаетесь вы, – говорю, – я сирота, в детдоме номер два воспитывался, пока меня добрые люди не усыновили». Полкан смущенно так кивает и отвечает: мол, да, родители мои в автокатастрофе погибли одиннадцать лет назад, а что я в детском доме оказался – так в том и его вина есть, не озаботился, дескать. А сейчас, говорит, меня узнал, потому как я на отца своего похож как две капли воды. «Пойдем, – говорит, – у меня фотографии остались – покажу». Тут я опять насторожился, но уже по другому поводу. Опа, думаю, а не загоняется ли товарищ полковник по малолетним мальчикам? Вот сюрприз-то будет. Но виду не подаю, а соображаю, что так даже лучше – все же, согласись, завалить педофила-извращенца – это совсем другой расклад, нежели честного полковника ФСБ.
Чики-Кирилл встал, вышел в коридор и, судя по коротким разнотонным звукам, набрал какой-то номер на телефоне. Семен вскинулся было, но тут же решил, что Чики наверняка знает, что делает, поэтому ничего не сказал. А тот продолжал, повысив голос:
– А что завалить его и без ствола смогу – так это я не сомневался, найдется же у него дома ножик какой-нибудь, хлеб резать хотя бы. Я ж не только со стволом, я и с пером неплохо поднатаскался. Короче, почапали мы к нему домой, дома он лезет в сервант и на самом деле достает альбомы с фотографиями. Показывает… Алло. Здравствуйте. Позовите, пожалуйста, Готовцева Сергея. – Последние фразы были произнесены тише и, очевидно, в трубку. – Вышел? А, ну передайте ему, что Крест звонил, просил перезвонить на номер 32-17-67… Ага, до свидания.
Чики повесил трубку и вернулся в кухню.
– Сталбыть, посмотрел я, что скажешь – действительно похож. Ну да мало ли совпадений бывает, так что одной это фоткой он бы меня ни хрена не убедил, но углядел я рядом еще одну, на ней – улыбающаяся молодая женщина. И вот смотрю я на эту фотографию, а сердце будто кто-то на шампур насадил и поворачивает медленно. Хочу спросить у полкана, кто это такая, но понимаю, что, если говорить начну, разревусь, как девчонка. Вот сижу, сжав зубы, желваками играю. Короче, и спрашивать ничего не надо, и так все ясно. Поверил я ему, короче. Да и другие доказательства нашлись – то же свидетельство мое о рождении, в первую очередь. Хотя после маминой фотографии мне никаких доказательств уже и не нужно было. Порасспрашивал я его насчет родителей моих, и выяснился тут интересный факт: папа-то мой в ФСБ работал, тогда еще майором, и была версия, что автокатастрофу ему подстроили. А подозреваемый был – приколись, кто – Ромашин Павел Викторович, по кличке Кардинал. Сечешь фишку? Плотно мой бывший папа на хвост моему будущему папочке сел тогда, и Кардиналу это, естественно, не нравилось. Правда, только подозрения эти так подозрениями и остались – улик не нашлось. Вот такие вот пироги с котятами, приколись. Покруче, чем в бразильском сериале сюжет. Ну сразу я перед полканом этим раскрываться не стал, попрощались тепло, свалил я. А потом, дня три уже спустя, как-то в отсутствие папочки, приходит один чел и приносит кучу бумаг. Обычно я никогда не смотрел в папочкины бумаги – не любил он этого дела, сильно не любил, но тут зачем-то я в них заглянул. И что я вижу? Несколько тонких папок, а в них – личные дела воспитанников детдомов. Девяти-десяти лет от роду. Я аж похолодел. Мать-моржиха, думаю, никак папочка мне замену подыскивает? И чую сердцем, что – да, собираются меня в расход выводить. Ну я на следующий же день этого полковника подкараулил и все ему выложил. Он аж сел, бедолага. Вот с тех пор и стал я киллер не простой, а ссученный. Полковник этот оказался головастый, не хуже папочки, – мигом хитроумную комбинацию соорудил, так что. папочке, типа, совсем не с руки стало меня устранять. Некоторое время, по крайней мере. А за это время сдал я папочку нашим доблестным чекистам со всеми потрохами тепленького. Полковник мой мне обещал, что папочку они возьмут со дня на день. Видимо, что-то где-то утекло, иначе…
Но тут зазвонил телефон. Чики вскочил, чуть не опрокинув полупустую чашку с остывшим уже чаем и бросился в коридор:
– Алло… Да, я, день добрый… Когда?… Хорошо… Да, а как же – моя работа… Да, не помешает… Просто человек, хороший, между прочим, человек, помочь бы ему надо… Хорошо, вот адрес – улица Линейная, 18, квартира 70… Хорошо… До свидания.
Чики повесил трубку и вернулся в кухню с явным выражением облегчения на лице.
– Все, они будут брать папочку. Сегодня вечером на него и всю его шайку четыре машины ОМОНа отправят. Готовцев – это тот самый полковник, сейчас сюда приедет. Ментовня-то вся на ушах стоит, пока там чекисты все нужные шестеренки провернут, пока что… короче, нам пока по городу лучше пешком не шляться. Готовцев меня к себе отвезет, да и тебя может приютить – дом у него большой.
Семен подумал, покачал головой:
– Спасибо, не стоит – у меня есть надежное место. А вот если вы меня туда довезете – буду благодарен.
Чики кивнул:
– Без вопросов.
Посидели молча, каждый думал о своем. Семен – о том, что же такого случилось здесь, что сделало невозможным обнародование информации о порталах, Чики думал неизвестно о чем, но явно о чем-то приятном. Семен вдруг обратил внимание на пепельницу на столе. Сглотнул.
– Слушай, ты случайно… не куришь? Три месяца не курил, полжизни за сигарету готов отдать.
– Курить – здоровью вредить, – отозвался Чики, но встал и вышел из кухни. Вскоре вернулся, бросил на стол перед Семеном початую пачку LM и зажигалку.
– Держи.
Семен вцепился в пачку, как голодный пес в кусок мяса:
– Спасибо громадное!
– Это не мне спасибо, это Жабе. Она курит, кто-то ей сказал, что от этого худеют. Только здесь не дыми, в ванную иди – не выношу этого запаха.
Семен с готовностью закивал и встал, но тут прозвенел дверной звонок.
Готовцев Семену понравился. Спокойный, немногословный, уверенный в себе и в правоте своего дела человек. Поздоровался с Семеном, перекинулся парой слов с Кириллом. Не задавая никаких вопросов, просто порекомендовал Семену «не светиться на улице» дня два-три, после чего все спустились к машине.
– Ты Толмача знаешь? – спросил вдруг Готовцев у Кирилла, когда они уже сидели в машине.
– Ювелира, что ли? – откликнулся Кирилл. – Который рыжье левое да горячее сплавлял? Знать не знаю, но видел пару раз.
– Опознать сможешь? – радостно вскинулся полковник.
– А то, – кивнул Кирилл.
– Стой. Поворачивай к конторе, – сказал Готовцев водителю и обернулся назад. – Тогда мы сначала опознание проведем, годится? А то у нас подозреваемых на роль Толмача аж четверо, и ни один не колется.
Кирилл только кивнул. А Семен напрягся – он не слишком уютно чувствовал себя в машине, опасаясь, что ничего ему не задолжавший полковник ФСБ просто сдаст его ментам. Но опасался он зря – «Волга» затормозила у монументального здания на Афанасия Никитина, и Готовцев, бросив: «Минут пятнадцать, не больше», – забрал Кирилла, и они оба исчезли за высокими дубовыми дверями.
Семен вышел из машины, вытащил пачку сигарет. С наслаждением затянулся. Пробормотал тихонько, даже глаза прижмурив от удовольствия: «Кайф…» Водитель завистливо следил за его действиями и в конце концов не выдержал:
– Не угостишь?
Семен молча полез за пачкой. Закурили оба, ведя вялотекущий разговор ни о чем. Семен краем глаза следил за дверями, ожидая скорого выхода Готовцева с Кириллом (или с группой захвата), так что на очередного одинокого выходящего внимания сначала не обратил. Но только сначала.
Выронил сигарету.
Мало того, из дверей здания ФСБ только что вышел самый натуральный эльф, Семен мог поклясться, что это – именно тот эльф, что встретился ему в автобусе в Саратове-47, в той, закончившейся два месяца назад, прошлой жизни.
Развесистая структура, выглядевшая, как странный сетчатый цветок, быстро распустилась над плечом шавелара. Семен замер – он не знал, что это, но чувствовал, что – оружие.
Тот самый эльф! Сотни мыслей и десятки вариантов промелькнули в голове Семена за пару секунд, он понимал, что не может противопоставить шавелару ровным счетом ничего, но не идти же, как барашек на убой! Он еще не успел принять никакого решения, но решение принял эльф – наклонил вбок голову и спросил странно модерированным звенящим голосом:
– Поговорим?
Семен вздрогнул. Посмотрел почему-то на водителя. Водитель же удивленным взглядом смотрел на Семена – он только что услышал прозвучавший из пустоты вопрос и сейчас думал, как к этому отнестись.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...