ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Вадик же кивнул обрадованно:
– Ну наконец-то. По моим прикидкам, давно пора – я уж беспокоиться начал. – Обернулся к Семену: – Тут, кстати, эта… ты, в общем, не дергайся особо… короче, хозяева тут как бы не люди. И даже вообще – не гуманоиды.
Семен только брови удивленно приподнял, но что-то такое в памяти забрезжило.
– Хасстаками зовутся, а выглядят… ну ящериц видел когда?
Но Семен уже заметил местного «хозяина». Типичный такой серый варан, которых Семен вдоволь насмотрелся за два года службы. Вот только подросший раз так в четыре-пять. Очень внушительная получилась зверюга, впору было бы испугаться, если бы Семен не помнил этих хасстаков по справочнику Миллера, где они характеризовались как «разумные» и «неопасные».
Вадик проследил за взглядом Семена и кивнул:
– Во-во, он самый. Да, кстати, типы они категорически неразговорчивые, и, на мой взгляд, не факт, что вообще очень уж разумные.
Замеченный хасстак размашисто махнул хвостом, как показалось Семену, раздраженно. Вадик же продолжал:
– Раза четыре тут ездил, первый раз напугался до икоты, думал, сожрут щас, потом ничего – привык. Разговаривать они, по ходу, не умеют, что бы там себе этот Миллер не думал, но операторствуют на портале неплохо. И то счастье – тут же не только самим проходить – и коняшек протаскивать надо, в Тайге своих не водится.
Вадик спрыгнул с лошади, Семен последовал его примеру.
– Эй, желтый, мы – на ту сторону, – не глядя на «варана», громко заявил Вадик и повел свою лошадь в поводу к ближайшему зданию.
– Пяаахтьт-тес-сят три тф-фе'атсс-сать, – вдруг прозвучал громкий шипящий голос.
Семен мог бы поклясться, что ящер и глазом не повел, но звук доносился явно из его пасти. Вадик вздрогнул и удивленно обернулся:
– Че-е-его-о-о?!
Ящер пошевелился.
– Ххсс-шш. Ашш-ши орг-гхх-а'ы п'охххо присс-псс-оп'енхх к фха-шшшей реч-шши. Че'оффек, сз-сапо'инай: пьятьт-тес-сят три тф-фе'атсс-сать. Кхшшш. Поффтори.
– Пятьдесят три двенадцать, – громко сообщил Вадик и возбужденно зачастил полушепотом: – Он знает русский язык, мало того, что он умеет разговаривать, он определенно знает русский язык! Как он его выучил? Он не мог пройти по Тайге, там для них слишком холодно, он не мог и через…
Чешуйчатый двухметровый хвост нервно дернулся вправо-влево.
– Н'е т-ты. Хвф-фторой'.
– Пятьдесят три двенадцать, – послушно произнес обалдевший Семен.
– Хвф-хх-орошш-шо. – Желтые глаза закрылись, ящер замер.
Вадик покачал головой:
– Никогда не слышал, чтобы хасстаки вообще издавали какие-то звуки, а тут они аж по-русски разговаривать начали.
– Уважаемый, – обратился он к ящеру, и Семен не смог сдержать улыбки, – можно задать вам пару вопросов?
Хасстак оставался недвижим и безмолвен, но Вадик сдаваться не собирался, подождав немного, он продолжил:
– Что значит это «пятьдесят три двенадцать»? – Тишина. – Скажите, пожалуйста, через какой портал вы пришли сюда? – Тишина. – Скажите, вам известно что-нибудь о строителях порталов или о первых… – Серо-желтый хвост мелькнул в воздухе, и Вадик с руганью рухнул на пятую точку, подняв клубы пыли. Ящер приподнялся и, двигаясь с грацией и неотвратимостью ползущего с горы ледника, удалился за ближайший бархан.
– Дерьмо, – сказал Вадик, поднимаясь и отряхиваясь. – Дикие они, хасстаки эти, никакой культуры общения. Все время так: чуть что не по ним – хвостами махать начинают. Ладно, от них больше ничего не добьешься, пошли-ка лучше в портал, раньше сядешь, раньше выйдешь.
Про Тайгу Семен читал, неоднократно видел фотографии и полагал просто скучным местом: ну подумаешь, деревья и деревья. Но, выйдя на ту сторону и окинув взглядом открывшийся пейзаж, только и смог, что присвистнуть. Портал стоял на высоком лысом холме, одиноко торчащем посреди исполинского леса. Чистое и восхитительно прозрачное небо странного лазурного оттенка, прозрачнейший воздух, позволявший, казалось, заглянуть даже немного за горизонт, и – лес. Недвижимый, однотонный, непрерывный, насколько хватало взгляда. Он был похож на замерший перед бурей океан, на спящего исполинского зверя и на грозовой фронт, каким он выглядит сверху, из иллюминатора летящего самолета. Возможность просто спуститься и идти по нему казалась малореальной, так же как без акваланга спуститься на дно моря. Вадик вытянул из здания портала слабо упирающихся лошадей, провел их мимо недвижимо замершего хасстака, совершенно неотличимого от оставшегося на той стороне, и посмотрел на Семена:
– Впечатляет? Это еще ничего, вот спустимся – там ощутишь. Уж на что я во всякие эти телепатии, эмпатии и прочую мистику не верю и то тут задумываться начинаю… Да шевелись ты… завтрак туриста!
Последнее относилось к особо упрямившейся каурой. Две подседланные лошади стояли, прядая ушами и время от времени тихонько всхрапывая, но особого беспокойства не проявляли. Вадик кивнул:
– Тоже чуют чего-то. Всякий раз так – бояться не боятся, но беспокоятся. Ты еще посмотришь, как они по лесу пойдут – след в след на цыпочках.
Семен представил идущую на цыпочках лошадь и хмыкнул.
Чем ниже они спускались, ведя лошадей в поводу, и чем выше поднимались кроны великого леса, тем сильнее на Семена накатывало ощущение величественного спокойствия. Казалось, кто-то, непредставимо мудрый и древний, наблюдает за ними пристальным, но равнодушным взором. Заходя под первые кроны, Семен даже задержал дыхание. Исчезни вдруг воздух под кронами, он даже не очень бы удивился, но воздух не исчез, в нем только появился тонкий и терпкий аромат, чем-то похожий на запах раскаленного металла. В лесу, против ожидания, не было темно – деревья стояли достаточно редко, исполинские стволы в три-четыре обхвата готическими колоннами взлетали вверх на десятки метров и только там, в вышине, раскидывали полупрозрачные кроны, заливая землю внизу призрачным холодно-зеленым светом. Под ногами поскрипывал хрупкий серый мох, похожий на лишайник. Ощущение было – как в храме. Никогда не страдавший особой религиозностью Семен, сам не ожидая, пробормотал:
– Сюда молиться приходить надо.
– Ага, – так же негромко отозвался Вадик. – Что Борхес проводником был в молодости, ты, наверное, знаешь, а вот знаешь ли, что он сказал, первый раз вернувшись из Тайги?
Семен только отрицательно помотал головой.
– А вот что: «Я видел Бога. Он велик».
Семен вдруг заметил цепочку следов, тянущуюся вперед, и окликнул Вадика, указывая вниз:
– Тут вроде недавно кто-то проезжал?
Но Вадик не встревожился:
– Я и проезжал. Года полтора назад. Местный лишайник растет не быстрее кораллов, следы в нем остаются лет на сто. А поскольку ни ветра, ни осадков тут не бывает, они и выглядят так, будто их час назад оставили.
– А… – откликнулся Семен. – А ничего, что мы тут… наследим?
– Ну, во-первых, это, по-моему, такая ерунда и мелочь по сравнению со всем этим лесом, что и внимания обращать не стоит, а во-вторых, мне с чего-то кажется, что все важное тут сосредоточено в деревьях, а мох – так, случайность. Вот выцарапывать инициалы на дереве я бы поостерегся даже думать. Молнией пришибет, как пить дать.
Семену вспомнилось из какой-то книги, что в восьмидесятые одна экспедиция даже пробы местной Древесины брала и вроде ничего с ней не случилось, но все равно мысль о причинении какого-то вреда дереву вызывала дискомфорт. Интересно, каково им было пробы брать? Семен представил и поежился. Вадик тем временем продолжал:
– Вдобавок этот мох тут не везде – к вечеру кончится. Хотя лучше бы был везде, с направлениями здесь туговато – ориентиров никаких, по следам идти все же легче.
Семен подумал. А как же те, кто проехал здесь пятнадцать лет назад?
– А что, кроме тебя, здесь никто не ездил?
– Не-а, – откликнулся Вадик. – Смысл? На Землю короче через Надежду или Южный переправляться, а все остальные порталы на Тайге отсюда тысячах в шести кэмэ минимум. Ошизеешь туда на лошадках переться. Да и жрать тут нечего ни людям, ни лошадям, так что еще припасов везти надо уймищу. Хотя вокруг портала несколько троп было, но куда ведут – хрен знает. Я-то отсюда поперся, дабы портальщиков в заблуждение ввести. На Южном и уж тем более на Надежде меня-то наверняка поджидают с распростертыми объятиями, а в Тайге был шанс, что меня не очень ждут. Уж больно мне антибиотики однажды потребовались. Я когда собирался, сглупил, набрал в аптечку до хрена всякого, аж промедола у вояк знакомых настрелял, а про обычный пенициллин забыл. Так что приперся через Тайгу, навешал им макаронных изделий на уши с полтонны, вроде прокатило.
К вечеру мох и в самом деле потихоньку кончился, и лошадки зацокали по затвердевшей в камень голой земле. Вадик достал из глубин халата какую-то прямоугольную пластинку и теперь частенько с ней сверялся. «Видимо, компас», – подумал Семен. Спросил.
– Не, – ответил Вадик, – компас здесь не работает. На горе у портала еще показывает что-то, а в лесу с ума сходит. То ли в почве металлов много, то ли сами деревья магнитные, хрен знает. Это энергетический локатор – я на портал нацеливаюсь. На Земле от такой штучки толку ноль, там в энергетической картине полная каша, а здесь хорошо работает – помех практически нет.
Заночевали, когда совсем стемнело. Идея развести костер даже не обсуждалась, Вадик повесил на ближайшее дерево какой-то магический светильник, заливший окрестности совершенно электрическим светом, достал спальники. Обстановка как-то не располагала к беседе, поэтому поужинали и легли спать.
Семен полагал, что спать будет тревожно, но, к удивлению своему, отлично выспался. Вадик уже возился у котелка.
– Эх, – сказал он, заметив, что Семен проснулся, – давненько я так безмятежно не спал. Надо бы тут санаторий организовать. «У Морфея» назвать… Народ бы валом валил.
Вскоре снова начался мох и Вадик начал хмуриться и чаще поглядывать на экран своего «локатора». В конце концов вынес вердикт: «Вроде правильно идем, но в прошлый раз мха не было, точно помню». Семен только плечами пожал.
На дорогу они наткнулись часа через три. Вообще-то это была не дорога, это были следы множества проскакавших здесь когда-то лошадей и, похоже, еще нескольких повозок. Но при этом следы были порядком округлившиеся, оплывшие, и результат больше всего походил на обычную колею, каких до черта в любом пригородном лесу.
– Хо, – сказал Вадик, – люди… Здесь были люди. Но давненько.
Достал локатор, сверился:
– Идет вроде туда, куда надо. Ну нашим легче, пойдем по тропе. Еще через час наткнулись на остатки лагеря. Вытоптанная полянка, округлые проплешины в местах, где стояли шатры. Семена лагерь не заинтересовал, но любопытный Вадик слез с лошади, прошелся вокруг. И небесполезно.
– О, – привлек Семена удивленный выкрик, – глянь-ка.
Вадик подошел, держа в руках какую-то ветхую тряпку.
– Что это? – спросил Семен без особого интереса: подумаешь, тряпка какая-то.
– Плащик детский, – отозвался Вадик, – и прикинь что, – с Земли. Тут лейбл сохранился.
Семен захолодел. Получив от Вадика подтверждение, что с Танатоса на Землю никто не ездил лет сто, как минимум, он было уже успокоился, но, получается, рано.
– Фабрика «Новая заря», восемьдесят пятый год. Цена семьдесят три рубля пятнадцать копеек, – прочитал, щурясь, Вадик. Мотнул головой. – От, блин, братья-земляне. Везде намусорят.
– Восемьдесят пятый, – сказал Семен задумчиво, – все сходится.
– Что сходится? – Вадик пристально посмотрел на Семена. – Сдается мне, брат, темнишь ты где-то.
Семен вздохнул и начал рассказывать.

* * *
– Так что как бы не оказалось, что переходить вообще некуда, – закончил он свой рассказ.
– М-да, – сказал Вадик. – Ну насчет, есть ли куда переходить, это мы уже через пару часиков узнаем. Тут до портала недалеко осталось. А вот про все остальное… Чую, не обошлось тут без даргов, есть тут народец такой хитрый, слышал я намеки какие-то про шавеларов, да внимания не обращал. Ну да ладно, вернусь, поспрашиваю.
До портала добрались, когда день уже начал клониться к вечеру. Посмотрели из-за деревьев – портал жил ленивой беззаботной жизнью.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...