ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Надо было, конечно, убраться, но сейчас убираться хотелось еще меньше. «А схожу-ка я на Ведьмин Луг», – решил вдруг Степанов.
На Ведьмином Лугу – узкой, но длинной заливной полянке, протянувшейся посреди леса вдоль русла речки, – лесник третий год подкармливал небольшое стадо косуль. Подкармливал, разумеется, сам, по собственной инициативе, отлично понимая, что, скажи он об этом хоть кому-нибудь, на его косуль немедленно найдется множество охотников, чего Степанов желал в последнюю очередь. За три года он добился неплохих результатов, и пугливые животные уже его почти не боялись, следили за ним, прядая ушами, когда он выносил к кормушке ведра с брюквой, и только неохотно отходили, когда он подходил слишком близко. Степанов все надеялся, что косули однажды позволят кормить их с рук.
Лесник скоро собрался, тепло оделся, надел охотничьи лыжи, прихватил старенький, но безотказный карабин и пошел в лес. Идти обычной дорогой, однако, ему не хотелось – как раз где-то там вчера подстрелили лося, и Степанову было неприятно выходить на это место. Поэтому он пошел напрямую через овраг. Через полчаса он пожалел об этом решении: дорога оказалась сложной даже для бывалого лесника, и, выбравшись из оврага, он порядком вымотался. Вышел на небольшую полянку, остановился, переводя дух. Окинул полянку взглядом, присмотрелся и замер: то, что он поначалу принял за сухой сук, торчащий из снега, при пристальном рассмотрении оказалось человеческой рукой.
Степанов быстро пришел в себя: ему приходилось видеть и куда более неприятные картины. Осторожно приблизившись, присел возле руки и принялся аккуратно обметать снег. Он вовсе не собирался двигать труп или тревожить какие-либо предметы (если таковые попадутся) до приезда милиции, ему необходимо было посмотреть на лицо погибшего – вдруг оно окажется знакомым. Всякое бывает, и в таком случае лучше знать об этом заранее.
Но, сметя снег с лица трупа и посмотрев на него пару минут, звать милицию лесник передумал.
Да и то: если бы кого здесь и следовало вызывать, так это съемочную группу или санитаров из ближайшей психбольницы. Потому что находка трупом человека не являлась. На всякий случай Степанов тщательно повспоминал, что ему известно о человекообразных обезьянах, но сделал это скорее для очистки совести – и так было ясно, что существо, лежащее перед ним, земной науке неизвестно. И, если уж это и следовало отнести к обезьянам, то скорее к кошкообразным. Собственно, почти ничего не мешало Степанову достать телефон, позвонить знакомому работнику саратовской газеты и в одночасье прославиться на первых страницах всех желтых газет и газетенок. Почти ничего, кроме надписи на лбу неизвестного существа: «Опусти меня в горячую воду. Вознаграждение гарантируется».
Степанов подумал минут пятнадцать, прежде чем принять окончательное решение, хотя отлично знал, что принял его в первый миг, как прочитал эту надпись. Лесник вздохнул, бросил на снег мешок с морковью, которую нес в подарок своим косулям, и со словами «ну и тяжел же ты, котяра» взвалил тело на плечи. Тянул представитель неизвестного науке вида на добрый центнер, так что уже шагов через двадцать Степанов понял, что на себе он этого кошака не дотащит, даже если идти не через овраг, а в обход, по ровному лесу. Лесник скинул тело и, бормоча: «Повезло тебе, братушка, что на меня нарвался», – принялся рубить ветки. На сборку волокуши ушло часа полтора, но зато, перекинув в нее тяжелое тело и протащив его по снегу сотню метров, Степанов уверился, что дотащит свой груз до избушки. И даже, пожалуй, дотемна.
Так оно и вышло. Времени было шестой час, когда знакомая полянка открылась за деревьями, а на дорогу выскочили Альма с Казахом и принялись облаивать пассажира волокуши.
Степанов прикрикнул на собак и, взяв тело под мышки, затащил его в баню. «Насчет горячей ванны, ты уж извини, браток, негде мне ее тут взять. А вот русскую парную я тебе обеспечу по высшему разряду», – сообщил он безмолвному телу, затащив его в не успевшую еще остыть полутьму баньки. Вытянул вьюшку, накидал дров в печь, поджег. Затащил кошака на полок и пошел таскать воду – ванну не ванну, но хоть полить горячей водой – это он сможет.
К чести Степанова, следует заметить, что у него и мысли не появилось извлечь из неожиданной находки какую-то прибыль. Наверное, можно было выгодно продать это тело каким-нибудь падким на сенсации журналюгам или просто ученым. Степанов не знал, но один саратовский филиал некоего московского института заплатил бы за это тело любые деньги. Впрочем, зная об этом, он все равно не изменил бы свое решение. Еще у Степанова возникла мысль, что его неожиданный гость может оказаться причастным к той катастрофе трехмесячной давности, когда за одну ночь был уничтожен целиком небольшой закрытый городок в области. Но, даже знай он и о роли, которую сыграл Рорик в той трагедии, он вряд ли сделал бы по-другому.
Заходя через полчаса в баньку, он чувствовал некоторую тревогу, даже почти страх – а ну как это неведомое существо очнулось и готовит своему спасителю теплый прием. Но тело лежало в – теперь уже – жарком полумраке в той же позе совершенно неподвижно, и лесник даже испытал некоторое сожаление. Впрочем, прогресс присутствовал – кошак оттаивал, и его тело уже не напоминало твердостью замерзшую древесину. Снег с его одежды стаял, выглядела она немного странно, но ничего сверхъестественного в ней не было – простая кожаная куртка, пусть и непривычного покроя, узкие штаны так вообще вполне земного вида. Необычным было разве только то, что полы куртки соединялись не пуговицами, не кнопками и не молнией, а множеством петелек. Степанов оттянул веко, заглянул под губы и задумался. Если раньше еще оставалась версия о каком-то диком розыгрыше, то теперь она отпадала напрочь. Перед ним лежало иноземное существо, несомненно, разумное.
Степанову стало жарко и не только из-за прогревшейся парилки. Он вытер со лба пот и решился – раздел неподвижное, но уже ставшее податливым тело, поудивлялся незнакомой анатомии, еще раз убедившись в правильности своего вывода. Разделся сам, надел холщовый фартук, в котором обслуживал некоторых из гостей, и подбавил дров – в огонь, пару – в воздух. «Ванна ванной, – сказал он неподвижно лежащему телу, – а хорошая банька еще никому не повредила». И принялся обхаживать его веником, поливая время от времени горячей водой и поддавая пару. В какой-то момент Степанову почудилось, что лежащий перед ним кошак пошевелил рукой. Лесник перевел взгляд на лицо существа и замер – глаза были открыты и пристально смотрели на Степанова. И впрямь совсем как у кошки, мелькнула некстати мысль. Степанов прокашлялся, и тут существо исчезло. Только что лежало – и нет его, только горячий ветер пронесся по парилке. Степанов вздрогнул, осторожно положил веник и протер глаза. Открыл – на полке было так же пусто. Вот только…
– Благодарю, человек, – раздался за спиной странный голос. Если бы флейта вдруг научилась разговаривать, наверное, ее голос звучал бы именно так. Медленно и осторожно, зачем-то подняв на уровень плеч пустые руки, лесник обернулся, отлично зная, что он там увидит, и точно – недавний труп не просто ожил, но и, пожалуй, был живее всех живых.
– Здравствуйте, – сказал Степанов, – я представитель цивилизации Земли, Степанов Степан Павлович. Лесник. – И чуть не добавил: «какаю». Уж больно ситуация на тот самый анекдот смахивала.
– Рорик Койни Ша-Таль Ли-Хонта, – отозвался тем же звенящим голосом инопланетянин, – из Шавели. У тебя нет причин знать о моей миссии на Земле, кроме того, что я не желаю зла никому из жителей этой планеты.
Ни слова лжи не было в этом предложении – любой воин Шавели умел убивать врагов, не желая им зла. И по пальцам одной руки можно было пересчитать все случаи за все время существования Шавели, когда шавелар был вынужден солгать. Но Степанов об этом не догадывался.
– А что в этом… как его… Саратове-47 случилось, ты, часом, не в курсе?
– В курсе, – ответил шавелар, – но я не знаю, кто это сделал.
– А с чего бы… – начал лесник, но Рорик его перебил:
– К сожалению, я не располагаю свободным временем вести беседы, я должен приступить к выполнению своей миссии. Тебе было обещано вознаграждение. У тебя есть желание, каким оно должно быть?
– Е. – Степанов задумался. – А чего попросить-то можно? Сажем, если я сто миллиардов баксов попрошу, что – притащишь?
– Предполагаю, что под словом «баксы» подразумевается денежная валюта некоего государства. Следует ли мне предоставить копии банкнот, неотличимые от настоящих ни одним из применяемых на этой планете методов, либо изъять эту сумму из реального оборота? Замечу, что и тот и другой способ имеет свои отрицательные стороны с точки зрения мировой экономики, поскольку затребованная тобой сумма достаточно велика.
Степанов выпучил глаза и отвесил челюсть:
– Ты серьезно?… Господь с тобой, на фига мне такие бабки, чтобы меня тут же шлепнули, что ли? Не-не, окстись, я пошутил. Ты б лучше вот чего… Природу я люблю, понимаешь. Ну и ты это, если бы в этом ключе, что-нибудь эдак… повернуть. Ну например…
Но Рорику не было надобности слушать дальше, он с самого начала разговора ясно видел, что будет лучшим подарком этому человеку – про деньги можно было и не говорить. Эмпатийное связываниеподходило лучше всего. Если еще запитать его от внутреннего источника… Шавелар шевельнул ладонью.
– Теперь и на продолжении всей твоей жизни ни одно животное не причинит тебе вреда. Нужды и желания любого животного будут тебе понятны, а твои желания будут понятны им. Доволен ли ты таким подарком?
– Ну… а как это – мои желания будут понятны им? Это… – Лесник осекся. Отвечать на его вопрос уже было некому – банька была пуста, через распахнутые настежь двери внутрь тек холодный туман, а по снегу от бани тянулась в лес цепочка следов. Степанов заглянул в предбанник, на стол, куда он сложил снятую с шавелара одежду – той не было. Вот шустрик. Оделся сам и вышел наружу. Собаки дружно облаивали лес в направлении уходящей цепочки следов, но на этот раз Степанов явственно слышал в их лае растерянность, недоумение и даже – некоторый страх.
– А ну заткнитесь! – крикнул он собакам раздраженно.
Те моментально заткнулись. Казах убежал за дом, а Альма повернулась к Степанову и с явной обидой негромко поскулила. «Вот те раз, – ошарашенно подумал лесник, – что же это получается?»
– Ну-ну, не обижайся, погорячился, с кем не бывает, – виновато сказал он Альме. О чудо – та немедленно повеселела (Степанову даже поблазнило, что собака улыбается) и, виляя хвостом, побежала вслед за кобелем. Лесник же так и остался стоять на тропинке, качая головой.
Он будет молчать об этом всю жизнь. Только через двадцать два года, лежа на смертном одре, Степан Степанофф, председатель Международного фонда защиты дикой природы, бывший всемирно известный дрессировщик, сознается своим сыновьям о произошедшем с ним чудесном случае. Разумеется, сыновья ему не поверят, но вида Не покажут.
РОРИК
Назначение комнаты, температура которой позволила ему очнуться от «сна души», осталась для Рорика загадкой. Точнее, ее назначение он видел ясно – да хоть на собственном примере, и линии Бытия вокруг просматривались в обе стороны достаточно ясно. Насколько ему было видно, эта комнатка предназначалась для того, чтобы на деревянную площадку в ней ложился раздетый человек, которого другой человек начинал хлестать сложенными в пучок ветвями некоего местного растения. Это было похоже на наказание, но, очевидно, им не являлось. В конце концов Рорик решил, что это какой-то местный ритуал, и перестал об этом размышлять.
В первую очередь после пробуждения Рорик выяснил, где он находится и сколько времени прошло, пока он старательно изображал из себя мертвеца. Ответы на оба вопроса его обрадовали: был он совсем неподалеку от того места, на котором пролежал все это время, и лежал он три местных месяца. Имей он тогда возможность сам выбрать время пробуждения, выбрал бы примерно столько же – срок достаточно долгий, чтобы все заинтересованные лица убедились в его смерти, и достаточно короткий, чтобы не опоздать с выполнением своей миссии.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...