ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он помахал ей она ответила тем же, потом повернулась и пошла по газону к дому.
Шарп принес Дарлингу кофе и остался стоять рядом с другом на крыле ходового мостика. Они смотрели на северо-восток, на то место у края глубокой воды, где раньше на якоре стоял «Эллис эксплорер».
Какое-то время оба они молчали, а затем Дарлинг спросил:
- Тебе нравилась эта девушка?
- Да, я даже думал... ну, не важно, не имеет значения.
- Конечно, это имеет значение.
Тэлли поднялся на мостик и встал в стороне. Он казался нетерпеливым и был возбужден.
- Часто выходили в море, док? - поинтересовался Дарлинг.
- Несколько лет тому назад, собирал осьминогов. Но никогда ничего похожего на это не было. Всю жизнь я ожидал именно такого случая, возможности найти гигантского кальмара. Это мой дракон.
- Теперь это уже дракон, да?
- Я думаю о нем именно так. Поэтому я и назвал мою книгу «Последний дракон». Человечеству нужны драконы, они были нужны всегда, чтобы объяснять непонятное. Вы видели старинные карты? Когда люди наносили на них неведомые земли, они писали: «Здесь обитают драконы», и этим было сказано все. Я провел всю жизнь за чтением и созданием книг о драконах. Понимаете ли вы, какое это вознаграждение - в конце концов приблизиться к одному из них?
- Мне кажется, док, - заметил Дарлинг, - что некоторых драконов лучше оставить в покое.
- Но не для ученых. - Внезапно Тэлли указал на что-то и закричал: - Смотрите!
Полдюжины летающих рыб бросились врассыпную от носа судна, пролетев над водой пятьдесят с лишним ярдов, прежде чем шлепнуться в воду. Лицо Тэлли засветилось от удовольствия.
Они наткнулись на полосу саргассовых водорослей - плавучие пятна желтой растительности, не связанные между собой, но тем не менее тянущиеся одна за другой к горизонту, как муравьи.
- А они всегда составляют прямую линию? - спросил Тэлли.
- Похоже, что так. Это какая-то тайна, как и икра, которую мы видели. Я не могу понять, что это за штука, откуда она появляется и куда уходит.
- Какая штука? Как она выглядит?
Дарлинг описал огромные студенистые продолговатые предметы с отверстием посередине и рассказал, как они поворачивались вокруг своей оси будто для того, чтобы подставить все стороны под солнечные лучи.
Тэлли задавал вопросы, выспрашивал у Дарлинга подробности и с каждым ответом становился все более возбужденным.
- Это яичный мешок, - наконец сказал он. - Никто раньше не видел их. По крайней мере, за последние сто лет. Как вы думаете, сможете ли вы отыскать еще?
- Никогда нельзя знать наперед. Я ни разу не видел ни одного до того дня. А теперь увидел целых два. Мы пытались выловить один из них, но он развалился.
- Да, так и следовало ожидать. А как только вяжущее вещество - кокон - распадается, животные, находящиеся внутри, гибнут.
- Что за существа живут в таком мешке?
Тэлли оглядел водное пространство, затем медленно повернулся и посмотрел на Дарлинга:
- А как вы думаете, капитан?
- Откуда мне знать?.. - Дарлинг помолчал. - Господи! Маленькие детеныши кальмара? В этом желе?
- Сотни, - подтвердил Тэлли. - Может быть, тысячи.
- Но они погибнут, верно? - спросил Шарп.
- Обычно так и бывает. Большинство из них гибнут.
- Кто-нибудь съест их, - предположил Дарлинг.
- Да, - сказал Тэлли. - То есть в том случае, если там, в воде, останется кто-нибудь, кто сможет это сделать.
44
- Вы когда-нибудь читали Гомера? - спросил Тэлли, доставая из одного из своих ящиков и передавая Дарлингу шестидюймовый крюк из нержавеющей стали. - Гомера с моря цвета темного вина.
- Не смогу сказать, что я делал это, - ответил Дарлинг, нацепил на острие крюка макрель и бросил рыбу в кучку с другими.
- Это парень, который написал «Илиаду», - пояснил Шарп.
Он прикреплял шарниры к петлям крюков, затем привязывал шестифутовые вожаки из титановой проволоки к каждому шарниру.
- Именно, - подтвердил Тэлли. - Есть люди, и я один из них, кто считает, что Гомер три тысячи лет тому назад вел речь о гигантском кальмаре. Он назвал его Сциллой, и вот как он описал его:
Ног двенадцать у Сциллы, и все они тонки и жидки,
Длинных шесть извиваются шей (на плечах), а на шеях
По голове ужасающей, в пасти у каждой в три ряда
Полные черною смертью обильные частые зубы...
...Из мореходцев никто похвалиться не мог бы, что мимо
Он с кораблем невредимо проехал: хватает по мужу
Каждой она головой и в пещеру к себе увлекает...
Тэлли улыбнулся.
- Яркое описание, как вы считаете?
- Для меня это звучит так, - сказал Дарлинг, прикрепляя проволочные вожаки к одному из приспособлений Тэлли со складывающимся зонтиком, - как будто у этого вашего Гомера было двенадцативольтовое воображение. - Он оттащил зонтичную снасть через палубу и положил ее вместе с двумя другими.
- Ничего подобного, - возразил Тэлли. - Вообразите себя моряком в те далекие времена, когда драконами и чудовищами объясняли все непонятное. Предположим, вы встретились с архитеутисом. Как бы вы описали его людям, оставшимся дома? Или даже в теперешние времена. Предположим, что вы были на транспортном судне, перевозящем войска во время Второй мировой войны, и какой-нибудь кальмар напал на ваш корабль. Как бы вы описали огромное чудовище, которое поднялось неизвестно откуда и пыталось оторвать рулевой пост вашего судна?
- А они делали это? - спросил Дарлинг, пристегивая верхнее кольцо одной из снастей с зонтиком к отрезку кабеля, соединенного с нейлоновым тросом.
- Несколько раз у Гавайских островов.
- А почему бы гигантскому кальмару вдруг нападать на судно?
- Никто не знает, - покачал головой Тэлли. - Это и есть самое удивительное.
Рядом с ними внезапно разразился треск винтовочных выстрелов - тридцать выстрелов так быстро следовали один за другим, что слились в единый звук раздираемой ткани. Все трое резко повернулись и увидели Мэннинга, стоящего на корме со своей боевой винтовкой в руках. За судном, среди кровавых кусков разнесенного в клочья буревестника, плавали перья.
- Зачем ты это сделал? - спросил Тэлли.
- Немного практики, Герберт, - сказал Мэннинг, выбросил пустую обойму из винтовки и вставил новую.
* * *
Им потребовался целый час, чтобы опустить снасть, которую Тэлли окрестил «Фаза-один» всей программы. От полудюймового троса длиной в три тысячи футов на разных уровнях, на расстоянии друг от друга, веером расходились шесть зонтичных снастей. На каждой снасти на титановых вожаках было закреплено десять наживок. Проволоку было невозможно сломать, крючки были несгибаемые и имели четыре дюйма ширины у основания - такие большие, что единственным животным, которое могло бы соблазниться попробовать один из них, была акула. И если акула действительно попадет на крючок, размышляли они, то ее метания разошлют сигналы несчастья, которые усилят действие приманки. А если архитеутис заглотнет один из крюков, он начнет хлестать своими многочисленными руками и (как теоретизировал Тэлли) запутается еще во многих крюках так, что в конце концов потеряет подвижность.
- Сколько предположительно весит этот зверь? - спросил Дарлинг, когда Тэлли описал свой план.
- Невозможно сказать наверняка. Я взвешивал только мертвых кальмаров. Думаю, большой кальмар может весить пять или даже десять тонн.
- Десять тонн! Я не могу взять мертвую тушу в десять тонн на борт судна, а эта штучка едва ли окажется мертвой. Я, возможно, смог бы буксировать десять тонн, но...
- Никто не просит вас делать это. Мы подтянем его лебедкой, и, когда Осборн убьет его, я вырежу из его плоти куски для образцов.
- Чем? Вашим перочинным ножом?
- Я видел, что у вас внизу есть цепная пила. Она работает?
- Вы честолюбивы, док, признаю это за вами, - сказал Дарлинг. - Но предположим, тварь не пожелает играть по вашим правилам?
- Это животное, капитан, - ответил Тэлли. - Просто животное, никогда не забывайте об этом.
Когда трос был спущен, Дарлинг и Шарп связали в ряд три четырехфутовых розовых пластиковых швартовых буя, прикрепили их к концу троса и спустили за борт.
- А что теперь? - спросил Шарп.
- Нет смысла трогать их пару часов, - сказал Дарлинг. - Давай поедим.
* * *
После ленча Тэлли распаковал некоторые ящики, установил видеомонитор и проверил пару видеокамер, в то время как Мэннинг сидел на одной из коек и читал журнал. Дарлинг сделал знак Шарпу следовать за ним наружу. Судно дрейфовало рядом с буями, но немного быстрее их, поэтому теперь буи отстали на сто ярдов от кормы.
- Док прав насчет одного, - заметил Дарлинг, наблюдая с кормы за розовыми бочками. - Все, что запутается в этих снастях, поймет, что оно попалось.
- Я не думаю, что Тэлли хочет убить его.
- Нет, этот тронутый просто хочет увидеть проклятую тварь и изучить ее. В этом вся беда с учеными, они просто не понимают, когда природу лучше предоставить самой себе.
- Может быть, если он будет биться о снасти, то прикончит сам себя?
- Точно, Маркус, - сказал Дарлинг с улыбкой, - но на случай, если у зверя окажутся свои собственные идеи на этот счет, давай приготовимся. Принеси мне багор.
- Для чего?
- Мы подготовим себе небольшую страховку.
Дарлинг спустился по трапу через кормовой люк и скрылся в трюме.
Когда Шарп разыскал багор на носу и принес его на корму, Дарлинг стоял у люка трюма в средней части судна и открывал картонку размером в две обувные коробки. На боку картонки было выведено только одно слово иностранными буквами.
- Что это? - спросил Шарп.
Дарлинг запустил руку в коробку и вытащил то, что выглядело как колбаска шести дюймов в длину и приблизительно трех дюймов в диаметре, покрытая темно-красной пластиковой оболочкой. Он протянул это Шарпу, улыбнулся и сказал:
- "Семтекс".
- "Семтекс"! - воскликнул Шарп. - Господи, Вип, это же оружие террористов.
Он слышал о «Семтексе», но никогда не видел его. Это было современное взрывчатое вещество, изготовляемое в Чехословакии и используемое наиболее искушенными международными террористами из-за того, что оно было чрезвычайно мощным, легким в обращении, а самое главное - надежным. Только глупый и одновременно неуклюжий человек мог привести его в действие по ошибке. Кассетный проигрыватель, который взорвал авиалайнер «Пан-Ам-103», был набит «Семтексом».
- Где ты его раздобыл?
- Если бы люди знали, что летает вместе с ними по всему миру, Маркус, они никогда бы не покидали дома. Оно прибыло вместе с частями компрессора, который я заказал в Германии. Наверно, просто произошла ошибка при упаковке. Только богу известно, куда предназначалось это вещество. Вначале я не знал, что это за чертовщина, не знал этого и таможенный инспектор, но я подумал: зачем отдавать что-то, что в один прекрасный день может пригодиться? Поэтому я сказал ему, что это смазка. Ему было все равно. Только пару недель спустя я увидел в книге рисунок «Семтекса» и понял, черт меня побери, что я хранил в гараже. - Дарлинг повернул конец «колбаски» к Шарпу. Она была цвета омлета. - У нас здесь его достаточно, чтобы оторвать конец Бермуд и отправить его до самого Гаити. Но есть одна небольшая проблема.
- Какая?
- У нас нет детонаторов. Вероятно, Майк снес их на берег и забыл принести обратно. Майк не любит... - Дарлинг помолчал, судорожно вздохнул и поправился: - не любил ходить в море с тем, что могло нас потопить.
- Наверно, мы сможем сделать детонатор, - сказал Шарп.
- Что тебе для этого нужно?
- Бензин... обычное горючее.
- Внизу есть канистра для подвесного мотора.
- Глицерин. У тебя есть стиральный порошок «Люкс»?
- На камбузе, под мойкой. Такой?
- Нет. Мне нужен «спусковой крючок», что-то, что произвело бы зажигание. Лучше всего подошел бы фосфор. Если у тебя есть коробка кухонных спичек, мы могли бы...
- Пустяковое дело. У Мэннинга есть пара сотен обойм фосфорных трассирующих пуль. Сколько нужно?
- Всего одну. Маленький кусочек может наделать больших дел. Но, Вип... я никогда еще этого не делал. Я читал об этом, но я никогда не делал на практике.
- Я тоже никогда не гонялся за десятитонными кальмарами, - ответил Дарлинг.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...