ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Разыскивать этого пропавшего ягненка было просто пустым номером, но чем черт не шутит?.. Маркусу все равно больше нечего было делать.
Второй пилот Шарпа, младший лейтенант по имени Форестер, закончил чтение «Пипл» и заявил:
- Мне нестерпимо хочется отлить.
- Мы почти дома, - отозвался Шарп.
Он уже был готов отказаться от поиска, набрать высоту и повернуть обратно к северу, когда вдруг ожило радио:
- Хьюи-один, говорит Киндли.
- Слушаю, Киндли.
- Как насчет небольшого патрульного полета, лейтенант?
- Если он не займет больше десяти минут. Иначе у Форестера лопнет мочевой пузырь и нам придется плыть домой. А в чем дело?
- Какая-то женщина позвонила в полицию и сказала, что видела, как в миле к югу от Юго-Западного барьера развалилось судно.
- Развалилось? Что она имела в виду? Взорвалось?
- Нет. Это и есть странная часть сообщения. Она сказала, что высматривала в подзорную трубу горбатых китов, иногда она может видеть их из своего дома, и видела, как это рыбацкое судно тридцати пяти или сорока футов длиной, по ее словам, просто развалилось на куски. Никакой вспышки пламени, никакого дыма, ничего. Оно развалилось, и все.
- Да, пустой номер. О'кей. Посмотрю, - ответил Шарп. - Это, во всяком случае, по дороге домой.
Он отжал рычаг налево, и вертолет повернул к югу.
Форестер проговорил:
- Давай быстро, а то я налью в штаны.
- Зажми его и задуши, - отозвался Шарп. - Это приказ.
Маркус оставил Юго-Западный барьер справа от себя, так чтобы солнце было прямо над головой и немного позади, стремясь избежать слепящего блеска на воде. Теперь ему было все отлично видно.
Но видеть было нечего.
Он держал курс на юг в течение двух минут, затем повернул на юго-восток. Ничего. Ничто не всплывало, ничто не качалось на воде, ничто не нарушало бесконечный покой голубых волн.
- Киндли, это Хьюи-один, - включил радио Шарп. - Я должен прекратить поиск. Там внизу ничего нет.
- Возвращайся домой, Хьюи-один. Вероятно, ничего и не было.
Шарп повернул на восток.
- Эй, - позвал Форестер и постучал по плексигласу рядом с собой, указывая вниз.
Шарп сделал вираж влево и взглянул на море. Он увидел два белых резиновых кранца, несколько досок, затем наполовину затопленную, похожую на белое одеяло, покрытое голубым туманом, крышу рубки судна.
- Уже не могу задерживаться, - сказал Шарп, - а то мы окажемся там, вместе с ней, - и установил курс 141, прямо на базу.
Маркус пересек линию рифов и был уже почти над островом, когда посмотрел направо и увидел «Капер», медленно пыхтящий в западном направлении вдоль берега.
Отправляйся домой, сказал он себе, не делай этого. Нет необходимости давать возможность Уиллингфорду второй раз выматывать тебе душу.
Затем он подумал: чихать на Уиллингфорда. Шарпа отчитывали и высокие чины, а Уиллингфорд был явно мелкой сошкой. Что еще они ему могут сделать? Вызвать к командованию? Ну и что? Он уже обдумывал другие возможности в жизни, и флот быстро отступал на второе место.
Маркус нажал на кнопку «передача» на микрофоне и вызвал:
- "Капер"... «Капер»... «Капер»... Говорит Хьюи-один.
* * *
Дарлинг с чашкой чаю в руках стоял в рулевой рубке, размышляя о том, сколько он может получить, если продаст свою масонскую бутылку - это была хорошая бутылка, редкость, ей было сто семьдесят лет, - когда раздался вызов по 16-му каналу.
Он снял микрофон с рычага:
- "Капер" слушает... перейди на двадцать седьмой, Маркус.
- Перехожу на двадцать седьмой.
- Еще какое-нибудь дерьмо? - спросил Майк.
- Не его вина в том, что случилось с плотом, - возразил Дарлинг. - Он пытался сделать доброе дело.
- "Капер", говорит Хьюи-один. Вип, примерно в двух милях прямо перед тобой находится разбитое судно. Считай, что это два-три-ноль от того места, где ты сейчас. Полторы мили от пляжа.
- Разбитое каким образом?
- Не знаю. На воде плавают обломки. У меня не осталось горючего, чтобы искать оставшихся в живых. Скорее всего, полицейский катер уже на пути к ним, но ты находишься ближе.
- Хорошо, Маркус. Пойду и проверю. - Дарлинг хотел повесить микрофон, но, охваченный добрыми чувствами, нажал кнопку опять. - Эй, Маркус! Наверно, в выходные я выйду в море, если это тебя интересует.
В голосе Шарпа послышалось облегчение:
- Я бы сказал, даже очень... то есть если меня не заставят мыть отхожие места.
Дарлинг повесил микрофон на рычаг, перевел приемник обратно на 16-й канал и обратился к Майку:
- Видишь? Окажи другу услугу, и тебе устроят хорошую головомойку. Ничего себе новость.
Он нажал рычаг дросселя и следил, как стрелка тахометра поднялась с 1500 оборотов в минуту до 2000.
- Почему флот прицепился к Маркусу? - спросил Майк.
- А как ты думаешь? Потому, что его сиятельство блудливый Сент-Джон добрался и до них.
Дарлинг заметил, что слишком часто в последнее время начал выходить из себя, и это удивляло его самого. Ему следует следить за собой и не позволить скатиться до паранойи.
Они с Майком возвратили поврежденные снасти аквариуму и рассказали то немногое, что им было известно по поводу случившегося. Дарлинг начал объяснять, как, по его мнению, могли бы быть улучшены новые снасти, но заместитель директора - щупленький нервный чернокожий мужчина, чью бородку клинышком в стиле Ван Дейка Дарлинг всегда считал маскировкой мышиной внешности, - сказал:
- Боюсь, что это не нужно.
- Что именно не нужно?
- Мы собираемся... э-э... прервать наш договор с вами.
- Что? Почему?
- Видите ли, это было... э-э... - он не решался взглянуть на Дарлинга, - дорогое оборудование... в конце концов.
- Акулы - животные крупные... в конце концов... Господи, Мильтон, если ты хочешь, чтобы я устанавливал снасти на глубину в десять футов, конечно, никто их не тронет. Но ты хочешь, чтобы я подвешивал их на глубине, где, между прочим, кое-что происходит, и желаешь, может быть, чтобы я действительно вылавливал что-то интересное, и вот поэтому существует риск. В этом все дело.
- Да, но... Боюсь, что дело окончено.
- А кто будет ловить для вас этих тварей?
- Ну, это еще следует решить.
Дарлинг глубоко вздохнул и закрыл глаза, пытаясь подавить гнев - и страх, в этом следовало бы признаться, - при мысли о восьмистах долларах в месяц, растворяющихся в воздухе.
- Это Сент-Джон, да?
Мильтон посмотрел в сторону, на телефон, как будто умоляя его зазвонить.
- Я не...
- Управление жизнью дикой природы. Он решил, что Управление жизнью дикой природы приберет к рукам и аквариум... правильно?
- Вы делаете поспешные...
- Он намерен забрать мои восемьсот долларов в месяц и применить глубинные сети и другие приспособления? А если вдруг он не выловит никакой дряни, то сможет отнести это на счет разливов нефти в Калифорнии.
Дарлинг знал, что он прав. Мильтон покрылся потом, его глаза рыскали из стороны в сторону:
- Ради самого неба, Вип...
- Верно, Мильтон. Я слишком бурно реагирую. - Дарлинг прошел к двери и открыл ее. Он увидел Майка, разговаривающего с черепахой, такой старой, что о ней говорили, будто это подарок Бермудам от королевы Виктории. - Но знаешь что? Я больше сожалею о вас. Я не очень-то много зарабатываю, но, по крайней мере, мне не приходится зарабатывать свои деньги, целуя задницу этой ирландской ящерицы.
Дарлинг был убежден, что Сент-Джон видел в нем угрозу своей власти, противника создания небольшой империи. Сент-Джон решил прибрать Дарлинга к рукам... или уничтожить его.
Но больше всего мучило и грызло Випа то, что день ото дня становилось все более очевидно: Сент-Джон добивается в этом успеха. Он обладал для этого всеми необходимыми средствами.
* * *
- Вон там, - сказал Майк, указывая на какой-то плавающий деревянный предмет.
Предмет был размером три на пять футов, к нему был прибит кусок полового покрытия, а по бокам свисали два обрывка цепи.
- Трап для ныряльщиков, - проговорил Дарлинг. - Подними его на борт.
Майк вышел на палубу, схватил багор и отправился к корме, в то время как Дарлинг поднялся по трапу на крыло мостика.
С высоты двенадцати футов над поверхностью воды ему были видны плававшие повсюду обломки, некоторые на фут были покрыты водой, другие качались на поверхности: кранцы, планки, подушки, спасательные жилеты. Воду покрывали пятна радужной пленки: это масло просочилось из двигателя, когда судно пошло ко дну.
- Подними все это на борт, - крикнул Вип Майку.
Целый час он лавировал среди обломков, и Майк подбирал предмет за предметом и забрасывал в кокпит.
- Хочешь подобрать и это? - спросил Майк, указывая на белый деревянный четырехугольный предмет четырех футов шириной и двенадцати футов длиной, который болтался на глубине фута-двух под водой.
- Нет, - ответил Дарлинг с крыла мостика. - Это крыша. - Затем что-то пришло ему в голову, и он крикнул: - Подожди, - поставил рычаг в нейтральное положение и спустился по трапу.
Он взял прикрепленный к двадцатифутовому тросу крюк и бросил его на дрейфующую крышу. Крюк зацепился за дальний край, Дарлинг потянул и приподнял угол крыши над водой. Он увидел цвет внутренней стороны щита - цвет зеленого горохового супа.
- Это судно Лукаса Коувена, - сказал он, выпуская щит обратно в воду и сворачивая трос.
- Откуда ты знаешь?
- Я видел, как он прошлой весной красил судно. Он красил все внутри рубки в зеленый цвет детского поноса. Сказал, что купил краску на распродаже.
- Какого черта он делал здесь?
- Ты знаешь Лукаса, - пожал плечами Дарлинг. - Вероятно, у него была какая-нибудь идиотская идея, как быстро заработать пару долларов.
Они знали Лукаса Коувена более двадцати лет и всегда смотрели на него, как на человека, страдающего болезнью «почти»: почти все, чем занимался Коувен, могло принести ему средства для существования - почти, но не совсем. Он не мог приобрести достаточное количество ловушек для рыбы, чтобы окупить расходы на содержание судна, а когда ловушки были запрещены, у него не оказалось никакого другого занятия. Он брался за все ради нескольких баксов: возил воду, красил дома, строил причалы, - но он никогда не занимался чем-то достаточно долго", чтобы это дело превратилось в стабильный источник дохода.
- Как можно на этом месте заработать пару долларов? Здесь ничего нет.
- Нет, - согласился Дарлинг. - Здесь нет ничего, кроме «Дарема».
- Никто не ныряет к «Дарему». Во всяком случае, никто, у кого есть голова на плечах.
- Это верно. Давай посмотрим.
Дарлинг поднял резиновый кранец. На нем не было никаких отметин, никаких царапин, никаких рубцов или следов огня.
- У Лукаса стоял двигатель «Дженерал моторс», да? - спросил Майк.
- Ага, шестьсот семьдесят первый.
- Значит, не это вызвало взрыв. Может быть, плита, работающая на пропане?
- Может быть. Но, господи, такой грохот услышали бы даже в Сент-Джорджесе.
Дарлинг подобрал кусок планки с утопленным в ней винтом.
- Но тогда что же вызвало взрыв? Он возил взрывчатые вещества?
Дарлинг проговорил:
- А он вообще не взрывался. Суди сам: ничего не обуглено, никакого дыма, никаких разрушений, какие бывают при взрыве. - Он приблизил нос к дереву. - Никакой вони. Ты бы почувствовал запах, если бы это дерево подверглось действию жара. - Он бросил планку на палубу. - Судно каким-то образом внезапно развалилось.
- От чего? Здесь нет ничего, на что бы он мог натолкнуться.
- Не знаю. Может, киты-убийцы? Это было деревянное судно. Киты-убийцы могут превратить такую посудину в щепки.
- Киты? На расстоянии голоса от пляжа?
- Ну тогда сам и придумай объяснение. - Дарлинг вновь почувствовал, как внутри его поднимается гнев. Майк всегда хотел получить готовый ответ, а у Дарлинга, кажется, запас таких ответов становился все меньше и меньше. - Что еще? НЛО? Марсиане? Проклятая Зубастая Ведьма?
Он бросил планку на палубу.
- Ну, Вип... - начал Майк.
Дарлинг, теперь уже злясь на себя, проворчал: «Вот дерьмо» - и пнул спасательный жилет, который взлетел над палубой и свалился бы за борт, если бы Майк не перехватил его.
Майк уже хотел отбросить жилет в сторону, когда что-то привлекло его внимание:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...