ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Дарлинг почувствовал, как ярость вздымается в глубине его нутра. Ему было плевать, что действия Фрита незаконны: по мнению Дарлинга, большинство законов оказывались шлюхами, предназначенными обслуживать политиков. Но его жег - вызывал бешенство и тошноту - бездумный эгоизм этого человека, его безудержное стремление к разрушению и бессмысленному опустошению. И дело не только в том, что Фрит все еще продолжал лов при помощи ловушек, - он пользовался затопленными буями, так чтобы морская полиция не заметила их на поверхности. Какое-нибудь проходящее мимо судно может зацепить такой буй лопастями и оторвать его, или шторм сорвет ловушку, и Фрит не сможет найти ее. В любом случае она пропадет на дне, где день за днем, неделя за неделей будет убивать, убивать и убивать.
Теперь уже Фрит услышал их. Но у борта висела ловушка, и он, как только повернулся на шум и увидел подходящий к нему «Капер», выхватил нож из ножен на поясе и перерезал веревку; ловушка плюхнулась в воду и затонула.
Дарлинг не сбавлял скорости, пока не подошел на расстояние десяти ярдов к маленькому судну Фрита, затем резко свернул в сторону и потянул дроссельный рычаг назад, создав волну, которая ударила в лодку Фрита и заставила его самого зашататься.
- Эй! - закричал Карл. - Что это ты вытворяешь?
Дарлинг предоставил своему судну покачиваться рядом с посудиной Фрита. Сам же оперся на перила крыла мостика и посмотрел вниз. Фрит был мужчиной за пятьдесят, с большим животом и лысиной. Его кожа была темной и изношенной, как старое седло, а зубы желтыми от никотина.
- Просто пришел посмотреть, что ты тут поделываешь, Карл.
- Это вовсе не твое дело.
- Ты случайно не рыбу ловишь, а?
- Не волнуйся по этому поводу.
- Случайно не пользуешься ли ловушкой?
- Иди своей дорогой, Вип.
- Дай-ка посмотреть, Карл... - Улыбка Дарлинга была ледяной. - Я думаю, что ты в основном ловишь... что?.. рыбу-попугая и лещей. Так?
Фрит промолчал.
Дарлинг повернулся к Майку:
- Ну-ка, Майкл, взгляни, что он там наловил. Майк начат спускаться по трапу с мостика. Фрит вынул свой нож и поднял его:
- Никто не ступит на борт моего судна.
Со своей высоты на трапе Майк наклонился и заглянул вниз, в рыбный трюм Фрита. Затем посмотрел на Дарлинга и кивнул головой.
Вип, продолжая улыбаться, проговорил:
- Рыба-попугай и лещ. Собираешься разрезать на куски и продать отелям, да, Карл? Как свежую рыбу с Бермуд? Может, получишь пару баксов за фунт?
- Ты не сможешь ничего доказать, - заявил Фрит. Он развел руки в стороны и указал на пустой кокпит. - Ловушки? Где ты видишь ловушки?
- Мне не нужно ничего доказывать, Карл. Я не собираюсь доносить на тебя.
- О, - расслабился Фрит. - Ну что ж, тогда...
Майк был поражен, но промолчал.
- Ты знаешь, что делают рыбы-попугаи и лещи, Карл? Они пожирают водоросли, которые растут на кораллах, они очищают рифы. Без них кораллы задыхаются и гибнут.
- Будет тебе, Вип. Один человек, несколько ловушек не делают...
- Конечно, Карл. - Улыбка Дарлинга исчезла. - Один человек, который взял у правительства сто тысяч долларов и дал обещание, что прекратит ловлю с ловушкой, один человек, которому не нужны деньги, но который слишком туп, чтобы заниматься чем-то еще, один человек, которому наплевать...
- Да пошел ты, Вип.
- Нет, Карл, - проговорил Дарлинг, - пошел ты.
Он резко крутанул штурвал направо, нажал на дроссельный рычаг, и «Капер» прыгнул вперед и вбок, ударив по судну Фрита и срезав стальным носом деревянный трап для ныряния.
Фрит завизжал:
- Эй, будь ты проклят...
Дарлинг продолжал крутить штурвал, нос «Капера» толкал корму лодки Фрита. Толстяк бросился в рубку, повернул ключ и нажал рычаг включения двигателя. Мотор закашлялся, помедлил и заработал.
Дарлинг включил задний ход, так что судно попятилось и нацелилось носом на корму Фрита. Затем ударил по выступу кормы и смял его. Фрит включил скорость, дернулся прочь, пытаясь спастись.
Майк поднялся по трапу и встал рядом с Дарлингом на крыле ходового мостика.
- Собираешься потопить его?
- Он потопит себя сам.
Дарлинг посмотрел назад, на солнце - все еще довольно высоко над горизонтом, все еще сверкающий желтый шар.
Фрит бежал, направляясь на восток, Дарлинг держался позади, на расстоянии десяти ярдов, угрожая столкновением, но не нападая, мешая Фриту каждый раз, когда тот пытался сделать поворот, все время принуждая его двигаться на восток.
- До меня не доходит, что ты хочешь сделать, - пробормотал Майк.
- Сейчас дойдет.
- Ты гонишь его к каналу.
- Не совсем.
Майк подумал немного, понял наконец замысел Випа и улыбнулся.
Дарлинг гнал Фрита еще около пяти минут, все время сверяясь с солнцем, светящим в спину, и рифами, маячащими впереди. Затем слегка потянул назад дроссельный рычаг, и «Капер» замедлил ход, а Фрит начал удаляться.
Фрит оглянулся и заметил, что отрывается. Он что-то прокричал, но ветер унес слова, тогда он показал Дарлингу средний палец.
Вип отвел дроссельный рычаг назад в нейтральное положение, и «Капер» остановился.
- Всего хорошего, Карл, - прокричал Вип. - Приятно провести день.
Он указал на нос судна. Не далее чем в пяти футах, едва покрываемая водой, темнела первая гряда иззубренных желтых коралловых вершин.
- Думаешь, выйдет? - спросил Майк. - Он знает эти рифы.
- Ни один человек не знает их, Майкл, если не может их увидеть.
* * *
Карл Фрит избежал одной вершины, затем другой.
Не спеши, сказал он себе. Может, водоизмещение твоей посудины всего и три фута, но некоторые из этих желтых мерзавцев находятся на глубине меньше одного фута.
Он притормозил, замедлив ход, и немного отдышался.
Будь он проклят, самодовольный ублюдок. Кто такой этот Вип Дарлинг, позволяющий себе указывать человеку, как ему зарабатывать на жизнь? Вип и сам не очень-то преуспевает в этом, если судить по тому, что слышал Карл. Казалось бы. Вип должен как-то сочувствовать. Рыба-попугай имеет важное значение? Лещи тоже? Смех, да и только: это же бросовая рыба, всем это известно.
Вип просто злится, потому что у него тогда не было ловушек, за которые он мог бы содрать кое-что с правительства.
Ну и ладно. Все в порядке. Вип сказал, что не собирается выдавать его, и, каким бы человеком ни был Вип, он держит свое слово. Он хочет, чтобы это было между ними, ну что ж, Фрит тоже хочет, чтобы это оставалось между ними. В один прекрасный день Карл выйдет в море и, может быть, просто срежет буи Випа, всю эту дребедень, которую он вылавливает для аквариума. Такая работа не для мужчины.
Во всяком случае, ясно, что Вип не придает этому слишком большого значения, иначе он сделал бы что-нибудь более серьезное, а не просто загнал его на мель. Невелика беда. Все, что нужно сделать, это просто развернуться и...
Фрит посмотрел на запад. Он ничего не мог разглядеть, только слепящие желтые вспышки солнца на покрытой пятнами морской глади. Ни характера воды, ни коралловых вершин, ничего. Все равно что смотреть на лист оловянной фольги при полной луне.
Он понял, что попал в западню. Он не мог идти в восточном направлении, потому что там коралловые вершины просто-таки выступали над поверхностью воды. Он не мог идти и на запад, потому что ничего не видел. Ослепленный, он непременно разодрал бы дно судна. К тому же наступало время отлива, он помнил это еще с утра, так как сверился с таблицей приливов, чтобы наверняка найти свои буи.
Он мог подождать до захода солнца - и что тогда? Попытаться выйти в темноте? Даже не думай об этом.
Ему придется подождать до утра. Он выбросит якорь и подождет, выпьет пива и поспит, и...
Но он не рискнет этого сделать. Если поднимется ветер, то он будет вынужден двинуться глубокой ночью. А какой ожидается ветер? Он не потрудился проверить. Тогда это казалось ненужным.
Фрит не мог видеть судна Випа. «Капер» был где-то там, в солнечном блеске. Фрит закричал:
- Будь ты проклят!
* * *
Дарлинг наблюдал, как судно Фрита замедлило ход и остановилось. Он представлял себе: вот Фрит думает, что все в порядке, а потом оглядывается и смотрит на солнце.
- Он будет ждать до утра, - предположил Майк.
- Только не Карл. У него не хватит терпения.
Они задержались еще на несколько минут, дрейфуя у края мелководных рифов.
- Может, ты и прав, - заметил Дарлинг, берясь за дроссельный рычаг.
В этот момент они услышали, как взревел двигатель Фрита.
- Нет, не прав, - проговорил Майк и усмехнулся. Они прислушались к шуму мотора над тихой водой, услышали, как он увеличивал обороты, затем замирал: судно продвигалось вперед и пятилось назад.
- Он нащупывает дорогу, - сказал Дарлинг. - Как слепой.
Через некоторое время они ощутили в ногах легкое содрогание, переданное водой через стальную обшивку «Капера», а затем услышали низкий скрежещущий звук, за которым внезапно последовало завывание двигателя Фрита.
- Он таки напоролся, - подытожил Дарлинг, засмеялся и хлопнул Майка по плечу. - Загнал себя на риф, быстро и основательно.
- Хочешь, чтобы я вызвал полицию? - спросил Майк. - Они могут выслать резиновую лодку.
- Пусть поплавает. Ему будет полезно разрядиться. - Дарлинг развернул судно на запад. - Кроме того, у нас есть дело.
- Какое?
- Поломать ловушки этого ублюдка.
- Он сообщит о нас в полицию, - возразил Майк. Затем задумался. - Нет, наверно, теперь он не сделает этого.
* * *
К тому времени когда Дарлинг обогнул мыс при входе в Мангровую бухту, синева неба начала быстро сменяться фиолетовым оттенком и уходящее солнце окрасило облака на западе в оранжево-розовый цвет.
Одинокая лампа освещала пристань, а под ней, пришвартованная к свае, стояла белая двадцатипятифутовая лодка с подвесным мотором. Слово «ПОЛИЦИЯ» было выписано на ее борту синими футовыми буквами.
- Господи, - проговорил Майк, - он уже донес на нас.
- Сомневаюсь, - возразил Дарлинг. - Карл дурак, но он не сумасшедший.
Два молодых полицейских - белый и чернокожий - стояли на пристани, оба одетые в форменные рубашки, шорты и носки до колен. Они наблюдали, как Дарлинг осторожно подвел судно к пристани, и приняли от Майка носовую и кормовую чалки.
Дарлинг был знаком с этими полицейскими, у него с ними не возникало недоразумений - не больше, чем со всей морской полицией, которую он считал плохо обученной, перегруженной и не имеющей достаточно снаряжения. Эту пару он брал с собой в море в их выходные дни и помогал научиться понимать рифы, показывал более короткие проходы к немногим глубоководным каналам, ведущим к Бермудским островам и от них.
Тем не менее он предпочел оставаться на ходовом мостике, интуитивно чувствуя, что высота придает ему вес в их глазах.
Он оперся о перила, поднял палец в приветствии и поздоровался:
- Колин... Барнет...
- Хей, Вип, - проговорил Колин, белый полицейский.
Барнет спросил:
- Можно подняться на борт?
- Валяйте, - согласился Дарлинг. - Что привело вас сюда так поздно, ребята?
- Слышали, ты нашел плот, - сказал Барнет.
- Довольно точно.
Барнет поднялся на судно и указал на плот, лежащий поперек кокпита:
- Это он?
- Да, это он.
Барнет посветил фонариком на плот и нагнулся к нему.
- Господи, да от него воняет.
Колин не двинулся с места и нерешительно произнес:
- Вип, нам придется забрать его.
Дарлинг помолчал.
- А почему? Кто-нибудь предъявил на него права?
- Нет... не совсем так.
- Тогда он мой, разве нет? Основной закон по спасению имущества: тот, кто нашел, оставляет себе.
- Да... - Казалось, что Колин чувствует неловкость. Он не поднимал глаз от своих ног. - Но не на этот раз.
- Значит, так. - Дарлинг пережидал, ощущая муть гнева и стараясь подавить ее. - Что же это значит?
- Доктор Сент-Джон, - сказал Колин. - Он хочет забрать его.
- Доктор Сент-Джон. - Теперь Дарлинг понял, что непременно проиграет, а его вспыльчивость возьмет верх. - Понимаю.
Лайам Сент-Джон был одним из немногих людей на Бермудах, которых Дарлинг удостаивал своего отвращения. Ирландский иммигрант второго поколения, он учился в школе в Монтане и окончил какое-то штампующее дипломы заведение, которое наградило его докторской степенью.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...