ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Как ты думаешь? - спросил он Эдди и развел руки на пару футов.
Эдди усмехнулся, поднял руку и развел большой и указательный пальцы. Рыба была самое большее четырех дюймов длины.
Шарп услышал, как фотоаппарат Стефани отщелкивает кадр за кадром. Девушка прижала аппарат к иллюминатору и вращала объектив, надеясь съемкой наобум поймать нужную экспозицию.
- Мне казалось, тебе нужны только чудовища, - заметил Шарп.
- А это что, по-твоему? - Стефани указала на свой иллюминатор. - Господи боже, посмотрите на это!
Шарп увидел, как что-то темное мелькнуло в иллюминаторе Стефани. Он повернулся обратно, ожидая, пока животное проплывет вокруг капсулы. Это существо, казалось, не имело плавников: оно могло бы быть желтой стрелой, если бы вся пищеварительная система, кишечник и желудок, не свисала вниз из мешочка и не тянулась, пульсируя, вслед за ним. Нижняя челюсть животного была усеяна булавочными зубами, а его черные, с молочно-белыми белками глаза выступали на голове, как круглые пуговицы.
Вскоре и другие животные с любопытством и без боязни столпились вокруг капсулы, притягиваемые светом. Здесь были и змееподобные существа, у которых, казалось, вдоль спин развеваются волосы, и угри с огромными глазами и фонариками, похожими на опухоль на головах, и полупрозрачные шары, как будто состоящие из сплошного рта.
Шарп вздрогнул, когда внутри капсулы неожиданно загудел голос Дарлинга:
- У тебя там веселенький зоопарк, Маркус. Если аквариум опомнится, то я буду знать, куда опускать ловушки в следующий раз.
- Пусть они увидят эти снимки, Вип, - ответил Шарп. - Тогда они приползут к тебе на четвереньках.
Забыв о своем страхе, не обращая внимания на озноб, Шарп взял фотоаппарат, который дала ему Стефани, настроил его и встал на колени в ожидании, когда мимо проплывет следующее крошечное чудо.
26
Майк шлепнул себя по щеке, и боль на какое-то время взбодрила его. Но как только он снова стал смотреть на экран рыбоискателя, то почувствован, что веки опускаются. Он встал, потянулся, зевнул и выглянул в окно. «Эллис эксплорер» находился на расстоянии полумили, а за ним виднелась серая громада Бермуд. Помимо этого, от горизонта до горизонта на море не было никого.
Вип приказал Майку прилипнуть глазами к экрану рыбоискателя - он называл рыбоискатель гидролокатором бедняков, - и уже больше часа Майк выполнял приказ. Но изображение совсем не менялось, на экране светилась линия, которая обрисовывала дно, и прямо над ней - небольшая точка, означающая дрейфующий подводный аппарат. Больше - совсем ничего. Никакого рваного пятна, свидетельствующего о стае рыб, и уж конечно, никакого определенного признака того, что мимо проплывает что-то большое и плотное, например кит.
Обычно Майк не любил оставаться один на судне, но на этот раз дело обстояло иначе. Поблизости находилось другое судно, и там был Вип, все действия осуществлялись на расстоянии полумили и не затрагивали Майка. Ему не нужно было ничего делать самому - только наблюдать и сообщить, если заметит что-то. Самое главное, ему не нужно было принимать никаких решений.
Он не просто чувствовал себя спокойно - он был загипнотизирован неподвижным экраном и тем, как нежно море покачивало «Капер». И прежде чем успел сообразить, что произошло, он дважды обнаружил, что убаюкан этим мерным покачиванием и засыпает. Он и не проснулся бы, если бы не стукнулся головой о переборку.
Радио с треском ожило, и Майк услышал голос Дарлинга:
- "Капер", «Капер», отвечайте.
Майк взял микрофон, нажал кнопку «передача» и сказал:
- Валяй, Вип.
- Как ты там, Майк?
- Заснул почти мертвым сном. Это хуже, чем наблюдать, как высыхает краска.
- Ничего не происходит - сделай передышку.
- Так я и поступлю, - ответил Майк. - Сварю кофе, выйду на свежий воздух и повожусь с этим подлым насосом.
- Оставь радио включенным, а дверь открытой, чтобы услышать меня, если я тебя вызову.
- Хорошо, Вип. Всегда наготове.
Майк повесил микрофон на рычаг, еще раз взглянул на рыбоискатель, убедился, что изображение не изменилось, и сошел вниз.
Экран рыбоискателя продолжал светиться. В течение некоторого времени изображение оставалось неподвижным, как фотоснимок. Затем с правой стороны экрана, приблизительно на трети расстояния от дна, появилось новое изображение. Оно было плотным - единая масса - и начало медленно двигаться поперек экрана, к подводному аппарату.
27
Тварь претерпела некоторые изменения. До сего времени, пока она росла и взрослела, она жила в благоприятных условиях, дрейфуя по течению, питаясь любой пищей, какая попадалась на ее пути. Но изобилие пищи кончилось; теперь пассивное существование уже не гарантировало выживания.
Инстинкты твари не изменились - они были генетически запрограммированы, непреложны, - но изменилось побуждение к выживанию. Она стала более энергично приспосабливаться к окружающей среде. Тварь больше не могла прожить, подбирая что придется, обстоятельства заставляли ее стать охотником.
Дрейфуя в месте слияния двух потоков, огибавших вулкан, тварь вдруг заволновалась: появилось что-то, что нарушало нормальный ритм моря.
Существо почувствовало изменения в своей среде обитания, как будто внезапно в его мир хлынула новая энергия. В воде возникло слабое, но настойчивое пульсирование, мелкие животные заметались во все стороны, испуская биосвечение, более крупные задвигались поблизости, незаметно меняя давление воды.
Маленький и сравнительно слабый человеческий глаз не смог бы заметить вообще какой-либо свет, но огромные сетчатые оболочки глаза твари были заполнены палочками, которые вбирали и отмечали даже малейший проблеск света.
И теперь они обнаружили нечто гораздо большее, чем проблеск. Где-то в пространстве, внизу, двигался источник света, испуская пульсирующий звук и будоража животных.
Тварь ничего не ела много дней и, хотя не реагировала на время, все же подчинялась естественным биологическим циклам.
Она втянула воду в полость внутри тела и выбросила ее через воронку, направляясь к источнику света.
Она начала охоту.
28
- Ты, кажется, совсем замерз, Маркус, - проговорила Стефани.
Шарп кивнул:
- Это ты правильно подметила. - Он скрестил руки на груди, засунул ладони под мышки, но никак не мог перестать дрожать. - А как это ты умудряешься не мерзнуть?
- Я одета в несколько слоев: слой шерсти на слое шелка, а тот - на слое хлопка. - Она повернулась к Эдди. - А где кофе?
Эдди показал рукой:
- Вон там, в коробке.
Стефани протянула руку, открыла пластиковую коробку и вынула термос. Она налила полный стаканчик и передала его Шарпу.
Кофе был крепким, кисловато-горьким, без сахара, и резким, но, когда он разлился по желудку, Шарп обрадовался теплу.
- Спасибо, - проговорил он.
Маркус взглянул на часы. Они находились внизу почти три часа, дрейфуя на глубине двух с половиной тысяч футов, приблизительно в пятистах футах над дном, и не видели ничего, кроме мелких странных существ, которые с любопытством собрались вокруг капсулы, а затем исчезли во тьме.
- А что, если я посажу ее на дно? - предложил Эдди в микрофон.
В ответ раздался голос Дарлинга:
- Почему бы и нет? Может, увидите какую-нибудь акулу.
Эдди подал рычаг управления вперед, и капсула начала опускаться.
Дно походило на те снимки поверхности Луны, которые видел Шарп: бесплодное пыльное холмистое пространство. Подводный аппарат создал небольшую волну давления, со дна поднялся ил и по мере движения аппарата волнами разошелся в стороны.
Внезапно Эдди выпрямился и закричал:
- Господи!
- Что? - спросил Шарп. - Что там такое?
Эдди указал на иллюминатор Шарпа, Маркус затенил глаза и прижал лицо к стеклу.
Змеи, подумал Шарп вначале. Целый миллион змей кишит над падалью.
Но затем, присмотревшись внимательнее, он решил: нет, это не могут быть змеи, это угри. Но нет, и не угри - у них есть плавники. Это были рыбы, рыбы какого-то странного типа, корчащиеся, извивающиеся и раздирающие плоть. Куски плоти падали и плыли прочь. На них мгновенно набрасывались, поглощали и превращали в молекулы стаи других, более мелких стервятников.
Одно из похожих на угря или змею существ отделилось от пищи, попятилось прочь и, сбитое с толку или разъяренное светом, напало на модуль. Оно ткнулось мордой в иллюминатор Шарпа и било по нему, как будто для того, чтобы вобрать всю капсулу в свой желудок. Его морда вся превратилась в пасть, по краям которой находились похожие на пилы зубы, а в центре торчал ищущий язык. Тело заворачивалось как штопор в неистовом стремлении заставить зубы просверлить дыру в добыче.
Миксина, понял Шарп, один из демонов ночных кошмаров; она просверливает отверстия в более крупных животных и, вгрызаясь в них, доводит до гибели.
Эдди направил аппарат на лохматый клубок миксин и носом капсулы разогнал их, и тогда Шарп смог увидеть, чем они кормились.
- Кашалот! - воскликнул он. - Это нижняя челюсть кашалота. Ты видишь, Вип?
- Да.
Голос Дарлинга звучал подавленно и издалека.
- Что же, черт возьми, может убить кашалота?!
Дарлинг не ответил, но в наступившей тишине Шарп внезапно подумал: «Я знаю». И покрылся потом. Он напрягал глаза, пытаясь разглядеть что-либо за пределами освещаемого пространства. Рыбы метались туда-сюда, не пропадая насовсем из поля зрения, но внезапно исчезая и появляясь: призраки, пересекающие рубеж света. Своим присутствием они успокоили Маркуса. Когда-то Вип сказал, что, пока рыба находится поблизости, не нужно беспокоиться по поводу акул, потому что рыба понимает электромагнитные импульсы, которые предупреждают, что акула намеревается напасть. А человек понимает это слишком поздно. Так что беспокоиться нужно, когда рыба исчезает.
Но с другой стороны, напомнил себе Шарп, архитеутис - не акула. И поднял свой фотоаппарат к иллюминатору.
29
Глаза твари вбирали все больше и больше света, а другие органы отмечали усиление вибрации в воде. Что-то было поблизости, и это что-то двигалось.
Органы обоняния твари не обнаружили признаков жизни в этом предмете, не дали подтверждения о добыче. Если бы тварь была не такой голодной, она, возможно, проявила бы больше осторожности, могла бы продержаться во тьме и выждать. Но требования плоти побуждали мозг быть безрассудным, поэтому она продолжала двигаться вперед, к источнику света.
Вскоре тварь увидела свет, крошечные булавочные головки свечения, прорезающие черноту, и все ее тело ощутило толчки вибрации, исходящие от этого предмета.
Движение означало жизнь; вибрация означала жизнь. Поэтому, хотя и не почувствовав еще запах жизни, тварь решила, что этот предмет живой.
Она бросилась в атаку.
30
- Этой твари здесь внизу нет, - сказал Эдди. - Мы поднимаемся.
Он потянул на себя рычаг управления.
Шарп взглянул на цифровые показатели на приборной доске. Цифры начали меняться с 970 метров на 969 - до невозможности медленно, подумал Шарп и попытался мысленно заставить цифры мелькать быстрее. Он вздохнул и стал массировать пальцы ног, опасаясь, не отморожены ли они.
Внезапно капсулу тряхнуло, она завалилась на сторону. Шарпа сбило с колен, и он ухватился за поручень. Капсула выровнялась и продолжала двигаться вверх.
- Что это было, черт возьми? - воскликнул Шарп.
Эдди не ответил. Он наклонился вперед, его плечи напряглись. Стефани спиной прижалась к переборке, а руками уперлась в палубу.
- Что это было, Эдди? - задала она тот же вопрос.
- Я не видел, - ответил пилот. - Такое ощущение, как будто мы попали в воздушную яму или над нами проплыло какое-то судно.
- Ты хочешь сказать, это было течение?
Голос Дарлинга по громкоговорителю заявил:
- Такого быть не может. Там внизу нет никаких течений. - Вип помолчал. - Но там что-то есть.
Когда слова Дарлинга дошли до сознания Шарпа, он внезапно почувствовал тяжесть в животе, как будто там находился мешок с камнями. «О господи, - подумал означалось».
Он увидел, что фотоаппарат откатился в сторону, подобрал его, проверил, настроен ли он, и отрегулировал фокус. Маркус заметил, что пальцы плохо подчиняются ему.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...