ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Но выстрела не последовало. Мне показалось, что Даниэл пребывает в некотором замешательстве и раздумывает, как поступить.
— Где Лайза?
— Я же тебе уже сказал. В лаборатории.
— Но еще вчера ты говорил, что собираетесь провести уик-энд вместе.
— Она появится здесь вечером. Оказалось, что работы у неё больше, чем она рассчитывала.
— Когда я входил, то слышал, как ты к ней обращался.
— Просто думал, что ей удалось вырваться пораньше.
Даниэл обежал взглядом комнату и спросил, кивая в сторону валявшейся на полу сумки Лайзы:
— Так значит, это твоя сумка?
— Нет, — ответил я.
— Ты сейчас не совсем со мной искренен, Саймон, не так ли?
Я снова молча пожал плечами.
— Что же, придется подождать её здесь. И она, надеюсь, скажет, с кем ты делился своими соображениями. Она поторопится сделать это, увидев направленный на тебя револьвер. Когда она, по-твоему, может вернуться?
Я опять ограничился пожатием плеч.
Он взглянул на старинные дедушкины часы. Стрелки показывали пять минут одиннадцатого.
— Ждем до одиннадцати, затем мы решаем, что делать дальше. Думаю, что это отличное место для наблюдения.
Он был прав. Из гостиной открывался отличный вид на болото. Лайза, возвращаясь в дом, неизбежно попадет в наше поле зрения.
Итак, мы начали ждать.
Я понимал, почему Даниэл так хочет узнать, с кем мы о нем говорили. Если выяснится, что мы никому ничего не сказали (а это так и было), то убрав нас со своего пути, он получит неплохой шанс продолжать нормальную жизнь. Конечно, при условии, что ему удастся избежать обвинения в двойном убийстве. Если же выясниться, что о его преступлениях известно другим лицам, то ему не остается ничего иного, как прикончить нас на месте и удрать первым самолетом в Южную Америку.
Любой из вариантов заканчивался нашей смертью. Мне просто не хотелось, чтобы моим последним поступком в жизни была капитуляция перед Даниэлом. Но мерзавец прав. Лайза, увидев нацеленный на меня ствол, ему сразу всё выложит.
Я уже успел прокрутить в голове все поступки Даниэла за последние несколько недель, но кое-какие белые пятна у меня все же оставались, и мне хотелось их ликвидировать.
— Скажи, имел ли Эневер какое-либо отношение к смерти Фрэнка? — спросил я.
— Нет, — со смехом произнес Даниэл. — Абсолютно никакого. У меня была идея обратиться к нему за помощью, но события показали, что в этом нет никакой необходимости. Он изо всех сил старался не замечать того, что «Невроксил-5» таит в себе опасность. Мне кажется, что он и в мыслях не допускал того, что лекарство может иметь смертельный побочный эффект.
— Но Фрэнк понимал, что здесь что-то не так?
— Да. Он встретился с каким-то врачом из Род-Айленда, который намеревался поднять шум.
— Но зачем тебе надо было его убивать? Может быть, ты сделал это из-за тех людей, у которых с подачи Сергея Делесова занял деньги?
— Дело обстояло значительно сложнее и хуже. Я сказал им, что инвестиции в «Био один» — дело верное, и на следующий день на бирже были сделаны крупные приобретения. Кто-то закупил акции компании на многие миллионы долларов. Если бы о непригодности «Невроксила-5» стало известно до того, как они избавились от акций, меня можно было считать покойником.
— Но они успели выскочить?
— Да. Благодаря твоему предупреждению, они успели сбросить акции. Так же, как и я.
— И все были счастливы?
— Не могу сказать, что они были мною довольны. Некоторое время я находился на волосок от смерти. И, скорее всего, совместного с ними бизнеса у меня больше не будет. Но, как видишь, я остался жить.
— Да, — согласился я. — Но некоторым другим повезло меньше.
Даниэл в ответ буркнул нечто невнятное.
— Итак, ты отказался от ужина в пользу делового ленча, чтобы успеть вернуться во второй половине дня в Бостон и убить Фрэнка?
— Весьма умный шаг, — улыбнулся Даниэл. — Однако это еще не все. Я успел вернуться последним рейсом в Нью-Йорк, и служащие отеля могут поклясться, что я провел весь уик-энд там.
— А затем ты воспользовался моими запасными ключами, чтобы подбросить револьвер в наш шкаф.
— Тоже неплохая идея, — ухмыльнулся Даниэл. — И она почти сработала.
— А кто убил доктора Катарро?
— Русские. Они должны были разобраться и с тобой.
— А как насчет Джона? Зачем тебе нужно было его убивать?
— Это было необходимо. Он вспомнил, что Фрэнк говорил ему что-то о «Невроксиле-5», и позвонил мне, чтобы узнать, не говорил ли твой тесть на эту тему и со мной. При этом Джон сказал, что звонил тебе и что ты придешь к нему, чтобы обсудить проблему лекарства. Я понимал, что необходимо немедленно заткнуть ему рот.
— И ты выстрелил ему в спину.
— Здесь у нас не Дальний Запад, дружок, и я должен был сделать это ради собственного спасения. А в этом нет ничего плохого.
— Ничего плохого?! — воскликнул я, будучи не в силах скрыть изумления.
— Я жив, Саймон, и впредь намерен делать все, чтобы как можно дольше оставаться в этом приятном состоянии.
Даниэл совсем не походил на убийцу. Этот бледный, тощий и казавшийся недалеким человечек, был создан, если судить по облику, для того, чтобы горбиться за компьютером, а вовсе не размахивать револьвером. Но я хорошо знал Даниэла. Его отличала чудовищная алчность, и кроме того, он был бесконечно уверен в своем умственном превосходстве над всеми остальными. Именно в силу своего характера Даниэл оказался перед дилеммой — или Фрэнк или он. Все его моральные взгляды подчинялись лишь собственным интересам. Даниэл знал, что его могут убить, и что он может спасти себя убийством коллеги. Поэтому он без колебаний пошел на убийства, обеспечив себе при этом надежное алиби и сделав главным подозреваемым меня.
А убив однажды, он был вынужден убивать снова и снова.
Мы молча поджидали Лайзу. Она сказала, что вернется домой до того, как позвонит Гарднер Филлипс — то есть до одиннадцати пятнадцати. Я припомнил, что Лайза обожает опаздывать. Раньше эта привычка меня раздражала, но теперь я молил Бога о том, чтобы она вернулась как можно позже.
В кухне громко шипел кофейник.
— Принести тебе кофе? — спросил я.
— Кофе не надо! Сиди, где сидишь!
Я остался на месте. Стоящие у стены часы тикали все громче и громче. Даниэл пытался казаться спокойным, но с каждой минутой это показное хладнокровие давалось ему все труднее. Он все время ерзал на стуле, а над его верхней губой выступили мелкие капельки пота.
Мне тоже было не по себе. Первоначальная бравада, с которой я ожидал выстрела, успела испариться. Теперь, когда мне удалось избежать тюрьмы, остаться в живых после покушения и наладить семейную жизнь, смерть представлялась совершенно неуместной. Ну и мерзавец же это Даниэл! Джон был совершенно прав в своих оценках этого типа.
Половина одиннадцатого.
Зазвонил телефон. Это был пронзительный трезвон допотопного аппарата, не знакомого с современной цифровой системой. Звонил Гарднер Филлипс. Я протянул руку к трубке.
— Не трогай! — выпалил Даниэл. — Оставайся на месте!
Пришлось повиноваться. Мы оба молча смотрели на телефон, а тот надрывался, чтобы привлечь к себе внимание. Филлипс, вне сомнения, был человеком упорным. До того, как аппарат умолк, я успел насчитать тридцать звонков. Считал я, как вы понимаете, подсознательно. Когда наступила тишина, Даниэл заметно успокоился.
Мысли кружились в моей голове в каком-то бешеном вихре. Я не сказал Гарднеру Филлипсу, где нахожусь. Он знал только номер телефона. С помощью полиции адвокат без труда сможет установить мое местонахождение и направить помощь. Копы будут здесь уже через двадцать минут.
Но сделает ли он это? Я сказал, что дело важное и не терпит отлагательства, но о том, что это вопрос жизни и смерти, я не говорил. Скорее всего, Филлипс подождет полчаса и позвонит снова.
Но через полчаса я уже стану покойником.
Без четверти одиннадцать. Время моей кончины неуклонно приближалось. Единственным утешением служило лишь то, что Лайза к этому моменту, видимо, опоздает, и у неё, таким образом, имеются шансы остаться в живых. Боже, помоги ей выжить!
Без пяти одиннадцать.
И в этот момент я увидел Лайзу. Возвращаться домой она, видимо, решила по лесной тропинке, и теперь приближалась к дому с той стороны, которую пока мог видеть только я. Но уже через несколько секунд ей предстояло пройти перед большим окном гостиной, и Даниэл не мог её не увидеть.
Я смотрел на Даниэла, но периферическим зрением видел, как подходит к дому Лайза. Она улыбалась, пытаясь привлечь мое внимание, так как пока не знала о присутствии в доме еще одного человека. С того места, где она находилась, Даниэла пока видно не было.
Когда до окна оставалась лишь пара ярдов, я приступил к действиям.
— Не знаю как ты, а я хочу кофе, — произнес я, неспешно, чтобы, не дай Бог его не напугать, поднялся со стула и направился в кухню.
— Оставайся на месте! — рявкнул он, следя за каждым моим движением.
Я помнил, что Даниэл убил Фрэнка и Джона выстрелом в спину. Не исключено, что он не решится стрелять в друга, глядя ему в глаза.
Поэтому я шел медленно, обратившись к нему лицом и подняв руки над головой.
— О’кей. Ты можешь держать меня на мушке. Но я хочу кофе.
— Стой, или я стреляю!
Я чувствовал, как по моему телу катится пот. Это не была пустая угроза. Мерзавец действительно готов стрелять. За окном, к которому Даниэл теперь стоял спиной, я скорее чувствовал, чем видел присутствие Лайзы. Я понимал, что малейшее движение глаз в направлении окна заставит Даниэла обернуться. В этом случае мы оба — покойники. Я почувствовал, что Лайза остановилась. Увидев Даниэла, она пригнулась и исчезла из моего поля зрения.
— О’кей, о’кей, — примирительно произнес я и двинулся назад к стулу.
— Саймон, я тебя намерен убить, и ты это знаешь, — сказал он. — Время пока еще не пришло, но если ты не оставишь мне выбора…
Я сел на стул и мы снова стали ждать. Интересно, что предпримет Лайза? Я очень надеялся на то, что она убежит и призовет копов. Старинные дедушкины часы показывали без двух минут одиннадцать. Времени на то, чтобы меня спасти, у неё не оставалось. Но его было вполне достаточно, чтобы спастись самой и спасти нашего будущего ребенка.
Моя собственная смерть, от которой меня отделяла лишь минута, становилась реальностью. Мне было очень страшно, однако уверенность в том, что Лайза и ребенок в безопасности, придавала мне силы. Теперь мне их должно хватить на то, чтобы умереть.
Даниэл, видя, что назначенный им срок неумолимо приближается, похоже, собирался духом. Его тело напряглось, а на лице выступили капельки пота. Оказалось, что хладнокровное убийство после беседы с жертвой — не такое простое дело.
Часы пробили одиннадцать.
Даниэл поднялся со стула и облизал губы. Револьвер в его поднятой руке слегка подрагивал.
— Думаю, что она не вернётся, — сказал он.
— Похоже на то, — спокойно согласился я.
— Встань!
Я поднялся со стула.
— Повернись спиной!
Я не пошевелился. Если мне и предстоит умереть, то я умру стоя, глядя в глаза убийце. Я не собирался молить его о пощаде. Лайза вне опасности. Так же, как и наше будущее дитя. Теперь оставалось лишь с честью умереть. Даже сейчас, в последний миг перед смертью, это имело для меня огромное значение.
— Повернись спиной, тебе говорят!!
Даниэл почти визжал. Я поймал его взгляд и с удовлетворением увидел, что вся ситуация ему крайне не нравится.
И в этот момент я услышал, как за окном заработал мотор автомобиля. Это был ровный гул восьмицилиндрового двигателя моего «Моргана». Лайза уезжала, и он уже не мог её остановить.
— Что это? Неужели Лайза?
Я кивнул и широко улыбнулся.
— Значит, она вернулась? — он облизал губы. — Значит, она меня видела? — теперь в его голосе доминировали панические ноты.
Я услышал, как изменился звук мотора. Это Лайза переключила скорость.
— Мерзавец!! — взвизгнул Даниэл и поднял револьвер.
Мотор «Моргана» взревел, но уже через мгновение стих. Деревянная стена дома вначале слегка прогнулась, а затем вдруг начала медленно валиться на нас.
— Что за… — он повернулся к стене.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...