ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Доктор Палмер был тощим, темноволосым человеком, и на вид ему можно было дать сколько угодно лет — от двадцати пяти до сорока. Его моложавое лицо было изборождено морщинами, что могло говорить о сравнительно короткой, но полной тревог жизни, или совсем напротив — о более продолжительном, но более спокойном существовании. А говорил он и вовсе писклявым и скрипучим голосом тринадцатилетнего мальчишки.
— Благодарю вас за то, что согласились меня подождать, — начал я.
— Не стоит благодарности, — ответил доктор. Вид, надо сказать, у него был крайне утомленный.
— Выдался трудный день?
— После ухода от нас доктора Катарро легких дней у меня не было.
От неожиданности я едва не подскочил на стуле.
— Доктор Катарро от вас ушел? Как это понимать?
— О, простите. Я полагал, что вы все знаете. Мой коллега доктор Катарро месяц назад погиб в автомобильной катастрофе. Для нас это явилось ужасной трагедией. Замену ему пока найти не удалось.
— Примите мои соболезнования. Как это случилось?
— Он возвращался домой на машине поздно ночью и врезался в придорожное дерево всего в миле от своего жилища. Полиция считает, что доктор уснул за рулем. После него остались жена и две дочери.
— Ужасно, — неуверенно произнес я.
Палмер на миг опустил глаза. Это был знак благодарности и понимания того, что никакие слова не могут соответствовать тяжести утраты. Затем он взглянул на меня и спросил:
— Итак, чем я могу быть вам полезен?
— Если я не ошибаюсь, то доктор Катарро принимал участие в клиническом испытании, проводимом под эгидой «Био один».
— Вы не ошибаетесь.
— Не могу ли в связи с этим задать вам несколько вопросов?
— Боюсь, что я не смогу вам помочь. После гибели Тони, мы вышли из этой программы. Это было его детище, а у меня и без этого много работы.
— Но, видимо, у вас сохранились результаты испытаний?
— Может быть, их и можно найти. Но сделать это очень не просто. Дело в том, что я отослал весь файл в «Био один». Конечно, у нас хранится информация на каждого пациента, но собрать её трудно.
И здесь меня ждало разочарование. Однако я все же спросил:
— Не знаете ли вы, не наблюдались ли в вашей клинике во время испытаний негативные последствия?
— Наблюдались, — спокойно ответил доктор Палмер. — В связи с негативными последствиями у Тони возникли серьезные разногласия с «Био один». Инсульты.
— Инсульты?
— Да. У нескольких пациентов случились инсульты. И два из них имели летальный исход. «Био один» высказала предположение, что в этих случаях диагноз был поставлен неверно и больные страдали не от синдрома Альцгеймера, а от «микроинсультов». Однако вскрытие показало, что у двух жертв инсульта Болезнь Альцгемера определенно присутствовала. В ткани их мозга были обнаружены характерные узлы, свойственные лишь этому заболеванию.
— Вы не знаете, чем разрешился этот конфликт? — спросил я.
— А он вовсе и не разрешился, — ответил доктор Палмер. — Это как раз то, чем мне следовало бы заняться, но у меня пока не было времени. Как бы то ни было, но испытания я решил прекратить.
— Благодарю вас, доктор. Все, что вы сказали, представляет для меня огромный интерес, — сказал я и поднялся. Однако, прежде чем уйти, я задал ему еще один вопрос: — Да, кстати, вы не знаете, где именно произошла автокатастрофа?
— На небольшой дороге рядом с Дайтоном. Примерно в двадцати милях отсюда. Но почему вы спрашиваете?
— Просто так. Из любопытства.
Меня действительно снедало любопытство. Разве не странно, что доктор Катарро погиб в тот момент, когда стал сомневаться в безопасности «Невроксила-5» и начал в связи с этим задавать неудобные вопросы? Вряд ли это могло быть простым совпадением. Имитацию дорожного происшествия устроить очень просто.
Обратившись в службу Информации и получив адрес доктора Катарро, я без промедления двинулся в Дайтон. Мне очень не хотелось врываться в жизнь вдовы, но иного выхода у меня не было.
Обшитый досками и выкрашенный белой краской дом доктора я нашел без всякого труда. На звонок ко мне вышла миссис Катарро. Это была крошечная блондинка, с хорошо ухоженным, но тем не менее каким-то хрупким лицом. За её спиной, где-то в глубине дома во всю трудился телевизор.
— Да? — сказала она.
— Миссис Катарро, меня зовут Саймон Айот, и мне хотелось бы задать вам пару вопросов о вашем супруге.
Она посмотрела на меня с некоторым сомнением, но хорошо сшитый костюм, дружелюбная улыбка и английский акцент сделали свое дело.
— Хорошо. Входите.
Она провела меня в гостиную. Девочка лет четырнадцати валялась на полу перед телевизором, по которому показывали какую-то комедию положений.
— Не могла бы ты его выключить на секунду, детка? — поинтересовалась миссис Катарро.
Девочка в ответ лишь состроила недовольную гримасу.
— Бретт! — скомандовала миссис Катарро. — Я сказала — выключи телевизор!
Это был чуть ли не крик. Девочка неохотно выполнила приказ и вышла из комнаты, бросив на меня негодующий взгляд.
— Прошу нас извинить, мистер Айот, — сказала женщина, усаживаясь на диван. — Мое терпение совсем не то, что было раньше. Девочки-подростки… Одним словом, вы понимаете.
Мои знания о девочках-подростках приближались к нулю, но я, тем не менее, согласно кивнул, сопроводив кивок сочувственной улыбкой.
— Вы были другом Тони, не так ли?
— Нет. Но меня интересует один проект, с которым он работал перед смертью.
— В таком случае вам следует поговорить в клинике с Виком Палмером.
— Я это уже сделал, миссис Катарро. И он мне очень помог. Но мне хотелось бы задать пару вопросов и вам. Не возражаете?
— Попытайтесь. Но у меня нет никакого медицинского образования. Сомневаюсь, что смогу быть вам полезной.
— Не проявлял ли ваш муж беспокойства в связи с «Невроксилом-5», клинические испытания которого он проводил незадолго до смерти»?
— Да, проявлял, — ответила она, немного подумав. — Он непрестанно об этом твердил. Состояние дел с этим лекарством его очень угнетали.
— Он, случайно, не упоминал, в чем была суть проблемы?
— Упоминал. Насколько я помню, четверо из его пациентов получили после приема препарата инсульт. И, кроме того, он в этой связи упоминал компанию, занятую производством лекарства — «Био»… что-то.
— «Био один», — подсказал я.
— Точно. «Био один», как мне кажется, оставила предупреждения мужа без внимания. Более того, по словам Тони, фирма делал все для того, чтобы скрыть результаты или поставить их под сомнение. Его тревожило то, что участвующие в клинических испытаниях пациенты могли умирать и в других частях страны. Лишь в его клинике было два летальных исхода.
— Понимаю. И что же он намеревался предпринять?
— Первым делом переговорить в компании. А если разговор оказался бы безрезультатным, то он собирался обратиться в Федеральное Управление контроля пищевых продуктов и медицинских препаратов.
— Но дело до этого, насколько я понимаю, так и не дошло?
Миссис Катарро бросила на меня вопросительный взгляд. Создавалось впечатление, что ход её мыслей был тем же, что и у меня… Она сдвинула брови, а на челюсти появились желваки.
— Не думаете ли вы, что…
Мне не хотелось её тревожить. По крайней мере сейчас, когда я действовал интуитивно, не имея никаких доказательств.
— Но это же была автомобильная авария, миссис Катарро, не так ли? Не сомневаюсь, что полиция провела тщательное расследование.
— Да, — ответила женщина, и мне показалось, что она вот-вот разрыдается.
— Большое спасибо. Вас не затруднит позвонить, если вы что-то вспомните относительно испытаний? — сказал я, нацарапал на визитке номер своего сотового телефона и вручил карточку ей.
— О «Ревер партнерс», — произнесла она, бросив взгляд на визитку. — В таком случае вы, видимо, хорошо знали Фрэнка Кука?
— Да, — ответил я и спросил: — Вам, кончено, известно о его смерти?
— Я не могла о ней не слышать, — ответила, кивая в сторону телевизора.
— Вы были с ним знакомы?
— Да. Тони знал его, конечно, лучше, чем я. Они были знакомы Бог знает сколько лет. Последний раз мы встретились с ним в доме общих друзей незадолго до гибели Тони. И вскоре после этого был убит Фрэнк.
Эти слова заставили меня окаменеть.
— Ваш муж рассказывал Фрэнку о своих сомнениях по поводу клинических испытаний? — спросил я после довольно продолжительной паузы.
— Рассказывал, — ответила она, немного подумав. — Более того, насколько я помню, они обсуждали эту проблему довольно долго. Фрэнк имел к «Био один» какое-то отношение. Так же, как и вы, насколько я понимаю.
— Да, миссис Катарро. Именно так. Я вам очень признателен.
— Вы уверены, что Тони не…
Она пыталась сложить в уме два и два, и я не сомневался в том, что в конечном итоге у неё получится четыре.
— Не знаю, миссис Катарро, — вздохнул я. — Именно это я и пытаюсь выяснить.
Я оставил её стоящей на пороге, и мне показалось, по её хрупкому лицу потоком струятся слезы.
30
Я занял номер в мотеле на окраине Провиденса. Весь день я не забывал поглядывать назад через плечо, но хвоста за собой так и не заметил. Поужинал я в малозаметном дешевом ресторане, ужин, как вы понимаете, тоже оказался ничем не примечательным. Утешало лишь то, что я, наконец, чувствовал себя в абсолютной безопасности.
Теперь я точно знал, почему убили Фрэнка. Доктор Катарро поделился с ним своими сомнениями относительно «Невроксила-5», и когда Фрэнк стал задавать неудобные вопросы, его устранили. После него погиб доктор Катарро, а следом за ним — Джон. Как только я тоже стал проявлять неуместное любопытство, меня попытались убить.
Кто стоял за всем этим? Список возможных кандидатов был довольно велик, но первые две строки в нем занимали хорошо известные люди: Арт Альтшуль и Томас Эневер. Однако никаких доказательств их причастности к преступлениям у меня не было. Необходимо было получить как можно более полные сведения о клинических испытаниях «Невроксила-5».
Оставалась еще одна клиника, которую мне предстояло посетить. Я не знал, в какой лечебнице выступала в качестве испытуемой тетя Зоя, но я предполагал, что больница находится в самом Бостоне. Тетю Зою, наверняка, привлекли к третьей фазе испытаний, и я надеялся на то, что её клиника не попала в список медицинских центров, перечисленных в Медицинском журнале Новой Англии.
Несмотря на поздний час, я набрал её номер. Трубку снял Карл, голос его звучал как-то странно. В нем угадывалось сильное напряжение.
— Карл? Говорит Саймон Айот.
— Привет, Саймон. Как поживаешь?
— Прости, что звоню так поздно…
— Не беспокойся, я все равно только что вернулся из больницы.
— Из больницы? — я знал, что последует за этими словами. — Тётя Зоя?
— Да, — ответил хрипло Карл. — Вчера вечером у неё случился инсульт.
— Боже! Как она? Насколько все серьезно?
— Очень серьезно, — ответил Карл. — Она пока жива, но доктора говорят, что повреждения мозга носят обширный характер. Зоя в коме, и медики не надеются, что она из неё выйдет. Так что это — всего лишь вопрос времени.
Меня охватило отчаяние, и я не мог произнести ни слова.
— Саймон? Саймон? Ты еще там?
— Да, я здесь. Мне так её жаль, Карл.
На другом конце провода на какое-то время повисла тишина. Затем он спросил:
— Это тот самый побочный эффект, о котором ты говорил?
Мне захотелось ему соврать, мне не хотелось, чтобы он считал себя или меня виноватым в том, что случилось с его женой. Но врать было нельзя хотя бы потому, что он скоро все сам выяснит.
— Да, — ответил я.
— Проклятие! — выкрикнул он, и вздохнул, и этот вздох заставил меня содрогнуться. — Думаю, что я не должен был настаивать на том, чтобы Зоя продолжала лечение… Как ты считаешь?
— Ты ничего не знал, Карл. Так же, как и я. Теперь мы все узнали, но понимание пришло слишком поздно.
— Да, ты, наверное, прав, — смертельно усталым тоном произнес Карл.
— Кончаем беседу, тебе надо выспаться. Передай мои лучшие пожелания Зое.
— Обязательно, — ответил он и повесил трубку.
Я лег на спину и уставил невидящий взгляд в потолок номера.
Еще один хороший человек умирал во имя грядущей славы «Био один».
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...