ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн,   действующие идеологии России, Украины, ЕС и США  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Джил с мрачным видом следил за этой перепалкой. Между его ближайшими помощниками возникло открытое противостояние, и это ему крайне не нравилось.
— Достаточно, — сказал он, — дискуссия закончена, совещание закрывается.
Дайна ответила на слова Джила улыбкой и тут же принялась собирать свои бумаги. Но атмосфера напряжения в помещении не исчезла. Так бывает, когда проносится шквал, и вся природа затихает в ожидании следующего удара стихии.
***
— Почему ты не мог за себя постоять? — спросил я у Джона, когда мы вернулись в свою комнату. Мы были вдвоем, поскольку Даниэл отправился к Джилу, чтобы обсудить с ним какой-то вопрос. — Арт оставил тебя барахтаться в одиночку, и если бы не Дайна, он вообще бы вывернулся из этого дела совершенно не замаранным.
— В препирательствах с Артом я не вижу никакого смысла, — пожал плечами Джон. — Это только ухудшило бы положение. Как только дела в «Нэшнл килт» пошли не так как надо, Арт сделал все, чтобы неудача ассоциировалась с моим именем. Я ничего не мог с этим сделать.
— Ты должен был постоять за себя, — упрямо повторил я. — Меня хотели уничтожить в связи с «Нет Коп», но я сумел выжить.
— «Нэшнл Килт» катится в сточную канаву, — печально покачал головой Джон и тяжело опустился на стул. — Дайна же, по существу, сделала политическое заявление. Я не мог выступить так, даже если бы и захотел. С этой работы мне следует уходить. И я это сделаю. Клянусь.
— Перестань! Нельзя же капитулировать только из-за того, что какой-то единичный проект оказался провальным.
— Дело вовсе не в отдельном проекте, — ответил Джон. — Это место вообще перестало мне нравится. Меня, в отличие от всех остальных, мало волнуют деньги.
— Как это «мало волнуют»? Ты же окончил школу бизнеса, где тебе несколько лет внушали, что нет ничего важнее бабок.
— Так может думать Даниэл, — ответил серьезно Джон, не подхватив моего ироничного тона. — Я же так не считаю.
— Даниэл у нас — единственный и неповторимый, — заметил я.
— Вообще-то он полный урод. Иногда он забавен, но по сути своей парень — полное дерьмо. Да, ему не откажешь в остроумии, в сообразительности, в уме, но он постоянно и везде хочет выступать первым номером. Кроме того, он забавляется, выставляя других в глупом или смешном свете. Не знаю, как со стороны, но мне кажется, я — совсем не такой.
Эта тирада была столь не характерной для Джона, что я не знал, как на неё ответить.
— У моего отца, к сожалению, такая же психология, — вздохнул он. — Папаша разработал для меня грандиозный жизненный план. Школа бизнеса, работа в венчурной фирме и первые, сколоченные мною миллионы.
— И ты считаешь себя обязанным действовать согласно этому плану? — спросил я.
Джон напрягся. Однако взглянув на меня и поняв, что я над ним не издеваюсь, спокойно продолжил:
— Дело в том, что мой отец вполне доволен, когда ему кажется, что я его слушаю. Он сразу перестает ко мне приставать. Я поступил в Дартмутский университет, затем там же в школу бизнеса… Ты спросишь зачем? Да просто для того, чтобы от меня отстали. А заклинания наших преподавателей я никогда серьезно не воспринимал.
— Чем бы ты ни занимался, рядом с тобой обязательно окажутся моральные уроды, — заметил я.
— Верно, с того момента, как Фрэнка… — Джон неожиданно умолк, будучи не в силах справиться с нахлынувшими на него чувствами. — С того момента, как убили Фрэнка, — повторил он, взяв себя в руки, — я непрерывно думаю, к чему все это? Думаю, что настаёт время прийти к отцу, сказать ему, что я есть на самом деле и зажить своей жизнью. И это, как мне кажется, скоро случится.
Я сочувственно улыбнулся. Смерть на разных людей действует по-разному, и нет ничего странного в том, что неожиданный уход Фрэнка заставил Джона задуматься о смысле жизни.
Я позвонил Крэгу и поделился с ним хорошей новостью о «Нет Коп». Но разделить до конца его восторженный энтузиазм я был не в состоянии. Меня не оставляла мысль о водолазах. Если они нашли револьвер, то мне грозят крупные неприятности. Но я ничего не мог с этим сделать. Конечно, можно было взять паспорт и направиться в аэропорт. Искушение поступить именно так было довольно сильным, однако я понимал, что бегством от грозящей мне опасности все равно не избавиться. С опасностью мне предстояло бороться здесь.
Так я мучался вплоть до времени ленча. Когда, оставаясь за своим столом, я приканчивал булочку, за дверью послышались шаги. Я поднял глаза и увидел, что в офис входит сержант Махони. Сержанта сопровождали два детектива и Джил. Последний выглядел очень суровым.
— Добрый день, — выдавил я, дожевывая булку.
Махони мое приветствие полностью проигнорировал.
— Я хочу пригласить вас, мистер Айот, проследовать со мной в офис Окружного прокурора. Там вам придется ответить на некоторые вопросы.
19
— Вы видели этот предмет раньше? — спросил Махони.
В руках он держал серебристо-серый револьвер. Этого оружия я никогда не видел. Несмотря на это, я оставил вопрос сержанта без ответа.
Всё это происходило в Салеме в канцелярии окружного прокурора. На этот раз Махони официально зачитал мои права, и я в осуществлении этих прав потребовал присутствия Гарднера Филлипса. Махони со своей стороны тоже привел подкрепление в лице помощницы окружного прокурора по имени Памела Лейзер. Дама была прекрасно ухоженной блондинкой лет около сорока. Она держалась сухо и весьма деловито. Свое рукопожатие я сопроводил улыбкой. Однако заместитель прокурора ответить мне тем же сочла невозможным.
Гарднер Филлипс весьма настойчиво потребовал, чтобы я в ходе допроса не раскрывал рта. Адвокат, словно коршун, следил за сержантом, ожидая, когда тот допустит какую-нибудь ошибку или оговорку. Юрист выглядел компетентным специалистом, полностью контролирующим положение. Однако меня смущало то, что во время нашего короткого обмена мнениями перед допросом, он не проявил никакого интереса к попыткам клиента убедить его в своей невиновности. Адвокат хотел лишь знать, какими уликами против меня располагает следствие, и как эти улики были получены.
— Перед вами револьвер «Смит-Вессон» три-пятьдесят семь. «Магнум». Его использовали в убийстве Фрэнка Кука.
Никакого ответа.
— Вам известно, где мы его обнаружили?
Это было мне известно. Но своими знаниями я с ним делиться не стал.
— Револьвер находился в пластиковом пакете, — Махони продемонстрировал мне видавший виды пакет с логотипом фирмы «Бутс». — Вы его узнаете? Насколько я понимаю, пакет появился из английского магазина.
Молчание.
— Мы обнаружили пакет и револьвер в реке рядом с Эспландой. Там, где обычно занимается бегом ваша супруга. Каким образом, по-вашему, оружие могло там оказаться?
Никакого ответа.
— Его бросила в воду ваша жена, не так ли?
Я продолжал молчать, строго следуя указаниям адвоката.
— У нас имеется свидетель, который видел, как ваша супруга бежала по улице, держа в руках пластиковый пакет с каким-то тяжелым предметом внутри. Другой свидетель видел, как она бежала обратно, но уже с пустыми руками.
Эти слова звучали для моего уха совершенно убийственно.
Махони продолжал громоздить друг на друга уличающие меня факты. И его логика выглядела весьма убедительно. Согласно этой логике, я испытывал к Фрэнку неприязнь за то, что тот плохо относился ко мне на службе. Кроме того, у нас возник конфликт из-за денег и из-за того, что он подозревал меня в неверности жене — его дочери. Но и это еще не все. Я остро нуждался в средствах, для того, чтобы моя сестра могла возобновить судебный процесс, и мне было известно, что благодаря успеху «Био один» состояние Фрэнка может увеличиться на несколько миллионов долларов. Одним словом, я отправился в «Домик на болоте», где между нами возникла ссора, в ходе которой я его и застрелил. Орудие убийства я спрятал, но его нашла Лайза. Она поспешила выбросить револьвер в реку, так как полиция могла произвести повторный обыск. Как преданная супруга, она меня защитила, но продолжать совместную жизнь после обнаружения орудия убийства не смогла. Поэтому она и ушла.
Мне страшно хотелось сказать сержанту, что тот полностью заблуждается. Или, по крайней мере, наполовину. Но я вручил свою судьбу Гарднеру Филлипсу и должен был следовать его указаниям. Поэтому я промолчал. Помощница окружного прокурора внимательно следила за ходом допроса. Хотя дама не проронила ни слова, у меня сложилось впечатление, что как Махони, так и адвокат работали, в основном, на неё.
В конце концов допрос закончился, и меня повели по коридору. Меня пока не арестовали и строго формально я был вправе удалиться, однако Гарднер Филлипс пожелал «перекинуться парой слов» с Памелой Лейзер. Проходя мимо предназначенного для ожидающих посетителей места, я неожиданно увидел Лайзу. Рядом с ней на диване сидел средних лет человек в сером костюме.
— Лайза!
Она обернулась. На её лице промелькнуло изумление, но улыбки я не увидел.
Я двинулся к ней.
— Лайза…
Гарднер Филлипс крепко взял меня за локоть и потянул в сторону.
— Но…
— Неужели вы полагаете, что ваша здесь встреча с ней является простой случайностью? — спросил он. — Вы должны избегать всяких разговоров с ней. Особенно здесь. Рядом с вашей женой её адвокат. Я с ним поговорю.
Когда я уходил, она смотрела на меня без всяких эмоций, так, как смотрят на совершенно незнакомых людей. Этот взгляд меня окончательно добил.
Меня поместили в комнату для допросов, в которой из мебели были лишь стол да пара стульев. Гарднер Филлипс тем временем отправился на беседу с помощницей окружного прокурора.
Отсутствовал он довольно долго, и это не могло не пугать. Теоретически я еще мог уйти, однако понимал, что эта свобода окажется очень краткой. Процесс, как говорится, пошел, и арест был уже не за горами. После этого меня ждут тюрьма, суд и безумство прессы. Даже если меня и оправдают, жизнь моя изменится до неузнаваемости. А что будет, если они сочтут меня виновным?
Я был рад, что в случае с револьвером Лайза оказалась на моей стороне. Она была единственным существом, с которым я мог говорить обо всём этом деле — существом, на которое за последние два года я привык полагаться и которому бесконечно доверял. Если бы я был уверен, что она и во всем остальном — на моей стороне, то выносить превратности следствия мне было бы значительно легче. Но дело, увы, обстояло совсем не так. Её нежелание сотрудничать с полицией проистекало из остатков лояльности к супругу и тех крошечных сомнений в моей вине, которые у неё еще сохранились. А я же, как никогда, нуждался в её полном доверии.
Наконец, вернулся Гарднер Филлипс.
— Я поговорил с помощницей окружного прокурора, — сказал он. — Достаточных для ареста улик они пока не собрали. Связать револьвер с вами будет довольно сложно, при условии, что вы и Лайза откажетесь сотрудничать со следствием. Мы можем поработать со свидетелями, которые утверждают, что видели Лайзу. Все бегуны похожи друг на друга. Особенно в темноте. Но арест близко. Очень близко. Я был вынужден согласиться на то, что вы добровольно сдадите им свой паспорт, а я вас немедленно к ним доставлю, если они сочтут необходимым вас арестовать. Это означает, что я должен постоянно знать ваше местонахождение.
— А с адвокатом Лайзы вы говорили?
— Да. Она использовала положения Пятой поправки к Конституции и отказалась давать показания, которые могли бы быть использованы против неё. По счастью, это означает, что она не сможет свидетельствовать и против вас.
— Итак, что следует ожидать в ближайшее время? — спросил я.
— Полиция попытается найти новые улики против вас. И чтобы вас уличить, они будут рыть землю. Нам остается надеяться, что они не найдут чего-либо действительно серьезного.
— Они ничего не найдут.
Филлипс полностью проигнорировал это замечание. Складывалось довольно неприятное впечатление, что он считает меня убийцей Фрэнка. Не исключено, правда, что ему было на это просто плевать. Подобное безразличие приводило меня в ярость. Больше всего я хотел, чтобы все те, кто меня окружают, верили в мою невиновность. До сих пор лишь Джил заявил об этом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62
Загрузка...

научные статьи:   расчет возраста выхода на пенсию в России,   схема идеальной школы и ВУЗа,   циклы национализма и патриотизма  
загрузка...