ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Когда я попытался выудить у неё подробности, она ответила, что ничего больше сообщить не может, так как это всего лишь её предположения. Зоя и я обсудили эту проблему с врачом, и решили продолжить прием лекарства. На Зою «Невроксил-5» действует благотворно, и, кроме того, доктор заверил, что Управление контроля пищевых продуктов и медицинских препаратов весьма тщательно контролирует все клинические испытания новых препаратов. Если бы в «Невроксиле-5» были обнаружены какие-либо отрицательные побочные эффекты, то об этом стало бы мгновенно известно.
— Тебе действительно что-то известно, Саймон? — как мне показалось, тревожно спросила тетя Зоя.
— По правде говоря, нет, — ответил я после недолгого раздумья. — Просто у меня возникли кое-какие подозрения из-за того, что я увидел на работе. Но никаких доказательств у меня не имеется.
— А каким, по-твоему, мог бы быть этот «побочный эффект»? — не сдавалась Зоя.
— Понятия не имею, — покачал головой я. — Поэтому меня и интересует, не заметили ли вы чего-нибудь.
— Не знаю, Карл, — сказала тетя Зоя, обращаясь к супругу. — Может быть, мне стоит прекратить прием лекарства?
— Когда Фрэнк рекомендовал тебе этот препарат, — беря жену за руку, произнес Карл, — у нас появилась некоторая надежда справиться с недугом. Не думаю, что нам следует отказываться от этой надежды. Я понимаю, что лекарство может не сработать. Оно даже может оказаться в какой-то степени опасным. Но ничего лучшего у нас, увы, нет.
Зоя одарила супруга полным любви взглядом, а затем сказала, обращаясь ко мне:
— Карл прав. Я не хочу терять последние остатки своих шариков, — едва заметно улыбнувшись своей шутке, она закончила: — Однако обещай сказать нам, если обнаружишь что-нибудь действительно важное.
Я, естественно, дал требуемое обещание и удалился.
27
Домой я шел пешком. Вечер выдался ясным, холодным и очень ветреным. Я застегнул пиджак, поднял воротник и втянул голову в плечи. Все, кого я встречал на улице, уже были в пальто. Утром я легкомысленно покинул дом без оного и сейчас клялся самому себе, что начну носить пальто с завтрашнего дня и не сниму его до весны.
Интересно, смогу ли я весной бродить по парку Коммон или буду к тому времени сидеть в тюрьме в ожидании суда? Будет ли Лайза находится рядом со мной или останется в Калифорнии в тысячах миль от меня, привыкая к новой жизни одинокой женщины?
Она сказала, что «Био один» сильно воняет. Но что именно там не так? И как я могу до этого докопаться?
Погрузившись в эти невеселые размышления, я шагал по Чарльз-стрит по направлению к Бикон-хилл — самого аристократичного района Бостона. Вокруг меня царила тишина. Я свернул за угол на короткую улочку, размышляя о том, что через пару минут меня встретит пустая квартира, и припоминая те чувства, которые испытывал в предвкушении встречи с Лайзой. Я вспомнил тепло проведенных вместе вечеров, так хорошо снимавших все напряжение рабочего дня.
Теперь это все кончилось.
Я чуть замедлили шаг, чтобы достать ключи из кармана брюк. Ключи я достал, но тут же выронил и нагнулся, чтобы поднять.
В этот миг я услышал над головой справа серию быстрых ударов, и мне в лицо брызнули осколки битого кирпича. Я мгновенно развернулся и упал на асфальт рядом с запаркованным у тротуара джипом. Раздалась еще одна автоматная очередь, слившаяся с ударами пуль о металл кузова машины. Теперь на меня сверху сыпалось стекло.
Я прополз под машину, вжимаясь всем телом в холодный асфальт. Лицо горело. Тишина. Если стрелок выбежит из своего укрытия, чтобы меня добить, шансов на спасение у меня не будет. Кровь так стучала в ушах, что я почти ничего не слышал. Но вот до моего слуха долетели чьи-то легкие шаги. Проклятие!
Я выполз из-под машины поднялся на ноги и, низко пригнувшись, помчался вдоль припаркованных автомобилей. В нескольких шагах от меня взревел мотор и тут же раздалась автоматная очередь. На меня брызнула очередная порция битого стекла. На сей раз пули били очень близко. Совсем рядом.
Машина ехала по улице, и я снова услышал выстрелы. Судя по звуку, стреляли из пистолета. Затем раздался визг тормозов, стук захлопывающихся автомобильных дверей и топот ног. Я замер на месте и, осторожно высунув голову из-за оставленного у тротуара мотоцикла, увидел стоящую посередине проезжей части улицы и явно брошенную машину.
Со всех сторон до меня доносился рев сирен, и через минуту улицу озарил мерцающий свет проблесковых маячков, и по ней забегали многочисленные люди в синей униформе. Ко мне, задыхаясь, подбежал молодой человек в джинсах и простой кожаной куртке.
— Вы в порядке?
Я сразу узнал в нем того латиноамериканского типа, который несколько недель тому назад шел за мной в парке Коммон.
— Да, — сказал я, поднимаясь. — Похоже, что так.
Лицо мое горело и оно казалось мне каким-то влажным. Я провел по нему рукой и поднес ладонь к глазам. Кровь.
— Вы ранены?
— Нет, — ответил я. — Всего лишь осколки кирпича. — Похоже, что мне вас следует поблагодарить, — выдавив подобие улыбки, произнес я.
— Пустяки. Парню удалось смыться. Вам повезло — вы имели дело с профессионалом.
Да, мне действительно повезло. Так же как в тот день в Армаге, когда пуля разворотила не мою физиономию, а лицо Бинна. Хорошо, что на сей раз никто не пострадал.
Руки мои тряслись так, что я не сразу смог поднять оброненные мною ключи. Справившись с ключами я выпрямился и несколько раз глубоко вздохнул, чтобы восстановить дыхание и унять бешеное биение сердца. Я позволил увести себя в дом, где тут же налил себе изрядную порцию виски, предложив выпить и своему спасителю, на что тот, естественно, ответил отказом.
Оказалось, что его зовут Мартинез. Он задал мне обычный вопрос, не знаю ли я людей, которые хотели бы меня убить. Я ответил, что таких людей не знаю. И Мартинез и я прекрасно понимали, что вопрос был задан лишь для проформы. Вскоре в моем скромном жилище появился целый взвод как знакомых, так и вовсе не известных мне личностей.
Среди них были Коль, бостонский партнер Махони и фельдшер скорой помощи, который обработал мое поцарапанное лицо. Наконец, появился и сам Махони.
— Значит, в вас стреляли? — радостно спросил он.
— Да, как мне кажется, — ответил я.
— Вам повезло, что мы организовали за вами наблюдение.
— А я и не знал, что у меня имеется личный телохранитель. И сколько же времени продолжается эта слежка?
— Недели три, наверное. И не всегда. Большую часть времени наблюдение не ведется. Нам надо экономить.
— Рад, что в этот вечер вы не поскупились на бабки.
Махони сел, а Мартинез приготовился записывать.
— Вы можете предположить, кто это сделал?
— Ваш друг сказал, что это был профессионал. Я, к сожалению, не знаком ни с одним из профессиональных киллеров. Кроме того, мне не известно, кто из знакомых мне людей имеет автомат.
Кроме Арта Артшуля, неожиданно для себя вспомнил я, но вслух произносить этого не стал.
Махони заметил мою нерешительность и спросил:
— Что вы подумали?
Я поведал им об интересе Арта к разного рода оружию.
— Хорошо, мы это проверим, — сказал сержант и тут же спросил: — Может быть, нам еще что-нибудь следует знать о мистере Артшуле?
— Нет. Ничего особенного. Просто он меня недолюбливает.
— Это почему же? — вопросительно вскинул брови Махони.
— Я начал задавать неудобные вопросы.
— О чем?
— О «Био один».
— Значит, о «Био один»? О проекте, который намеривался обсудить с вами покойный Джон Шалфонт?
— Да. Именно так.
— А какие именно проблемы возникли в связи с «Био один»?
— Не знаю. Об этом я и спрашивал Арта. Разве вам это не известно?
Допрос, учиненный сержантом, начинал выводить меня из себя. В меня только что стреляли. Мои нервы были напряжены до предела и мне казалось (хотя Махони задавал вполне логичные вопросы), что он собирает доказательства моей причастности к организации покушения на самого себя.
— Известно, поскольку мы проводим расследование, — с кислым видом признал сержант. — Однако, если согласиться с тем, что в данном случае действовал наемный киллер, то не могли бы вы высказать свои соображения о том, кто мог бы его нанять?
— Не знаю. Видимо тот же человек, который убил Фрэнка и Джона?
— В тех случаях жертвы были знакомы с убийцей. И Кук и Шалфонт были убиты выстрелом в спину из ручного оружия. Здесь же мы видим совершенно иной modus operandi.
Я вдруг ощутил, как на меня навалилась страшная усталость. Я пожал плечами и сказал:
— Вы — детектив, а я — всего лишь несчастный обыватель, в которого стреляли. Вам и решать.
— Но, как мне кажется, стрельба для вас дело довольно привычное, — произнес Махони со своей гнусной полуулыбкой. Как я догадывался, он намекал на мою военную службу в Ирландии. Эта ремарка меня страшно разозлила, но я сдержался, ограничившись лишь гневным взглядом.
Махони нехотя поднялся со стула.
— Мы еще обязательно встретимся, — сказал он с порога. Мартинез бросил на меня сочувственный взгляд и вышел вслед за сержантом.
***
Это была скверная ночь. Я долго не мог уснуть, а когда, наконец, забылся, то сразу оказался на улицах западного Белфаста. В принципе, моя служба в Ирландии была войной нервов, когда я каждую секунду ждал выстрела, которого, как правило, не бывало. Однако закончилось все очень печально. Рядом со мной от пули в голову погиб капрал полка «Конных копейщиков» Бинн. В моем сне улицы были шире, и на них негде было укрыться от огня. Я точно знал, что в пятидесяти ярдах от меня в брошенном доме укрылся снайпер. Мне же надо было двигаться в направлении этого дома. Каждый следующий шаг давался мне все труднее и труднее. Повернуться и убежать я не мог, а ноги мои, как мне казалось, были налиты свинцом. В тот момент, когда у меня возникло желание броситься вперед, чтобы все быстрее закончилось, я проснулся.
Мой мозг, совершив своего рода сальто мортале, привел меня в пограничное пространство между сном и явью. Время потеряло всякий смысл. Минуты превратились в часы, а ночь стала казаться бесконечной.
Когда я все же погружался в сон, то снова оказывался в Белфасте. В пять тридцать утра, отказавшись от дальнейших попыток уснуть, я с трудом выбрался из постели. Голова кружилась, а глаза, как мне казалось, были засыпаны песком. Выглянув из окна гостиной, я увидел на улице синюю полицейскую машину. А один из её пассажиров оказался настолько внимательным, что сразу заметил движение занавески. Я помахал ему рукой, и он ответил мне кивком. Сержант Махони для разнообразия настолько расщедрился, что поставил под моими окнами охрану. По крайней мере на эту ночь.
Я попал в трудное положение. Кто-то хотел меня убить. Этот человек имел достаточные средства и необходимые знакомства для того, чтобы нанять вооруженного автоматом профессионала. Он, вне сомнения, сделает еще одну попытку. Через неделю я вполне могу стать трупом.
Оставалось надеется, что Махони проведет тщательное расследование в «Био один». Сержант, хоть и ненавидел своего подследственного, был не настолько глуп, чтобы возложить на него ответственность за организацию своего собственного убийства. Однако рассчитывать на то, что он раскроет это дело до того, как пуля прошьет мой череп, я не мог. Я содрогнулся, в очередной раз вспомнив, какой урон голове может нанести единственный точный выстрел.
Я не знал, сможет ли полиция меня защитить и захочет ли она вообще это сделать, однако я хорошо понимал, что никто и ничто не может предоставить мне гарантии безопасности против умелого и решительного профессионального киллера.
В офисе я появился очень рано — еще до семи. В нашей конторе никто, как правило, не приходил на работу ранее восьми утра. Первыми начинали трудовой день Даниэл и Дайна; остальные подтягивались позже — примерно к половине девятого. Мне хотелось завершить задуманное еще до того, как кто-нибудь смог бы меня увидеть. Поэтому я сразу двинулся в кабинет Арта.
На пяти выдвижных ящиках деревянного шкафа, в котором хранились файлы, значилось: «Био один». Однако шкаф был на замке. Проклятие!
Я некоторое время искал ключ.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...