ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Вот как?
— Именно. Ты, наверное, слышал, что я намерен устраниться от дел в «Ревер».
— Догадываюсь.
— Фирма небольшая и слухи в ней распространяются быстро, — улыбнулся Джил. — Ты, конечно, понимаешь, что я хочу оставить компанию в максимально хорошей форме.
— Естественно.
— Но в связи с моим уходом возникает вопрос о наследнике.
Это уже становилось интересно.
— Понимаю.
— Вначале я думал, что мое место займет Арт. После смерти Фрэнка он остался вторым по старшинству партнером. Кроме того, он ведет наш самый удачный проект.
Я кивнул, соглашаясь.
— Но в последнее время Арт неважно себя чувствует, и я не уверен, справится ли он с работой. И это ставит меня перед выбором.
Он замолчал, чтобы отпить мартини. Выбором? Каким выбором? А я считал, что остался всего лишь один кандидат. Неужели он имеет в виду Рави? Да, Рави, бесспорно талантливый инвестор, но он всегда хочет, чтобы его оставляли в покое, если вопрос не касается прямо его проекта. Взвалить на свои плечи ответственность за всю фирму Рави определенно не пожелает.
— Это может быть Дайна, или… — продолжил Джил, -…мне придется пригласить со стороны опытного специалиста в сфере венчурного капитала.
Подобной возможности Дайна не учитывала, подумал я, а если и учитывала, то со мной своими мыслями на этот счет не делилась.
— Я не намерен просить тебя, Саймон, поддержать ту или иную сторону. Я прошу тебя о совсем другом — полярно противоположном. Нельзя допустить, чтобы после моего ухода «Ревер» пал жертвой междоусобной борьбы. Поэтому я прошу тебя дать мне слово, что ты продолжишь работать, вне зависимости от того, кто станет во главе компании. Ты хороший человек, Саймон, и ты нужен фирме.
Он внимательно смотрел на меня, ожидая моей реакции. Я попал в довольно сложное положение, поскольку уже обещал Дайне выступить в случае необходимости на её стороне. Ну что я могу сказать ему сейчас?
— А ты не мог бы подождать с уходом? По крайней мере до тех пор, пока ситуация не прояснится?
— Теоретически это возможно. Но дела с моими почками обстоят довольно скверно. Доктора говорят, что скоро я могу оказаться на диализе.
— Не может быть! Когда именно?
— Это они скрывают, — фыркнул он. — Боятся, что в случае ошибки я привлеку их к суду. Одним словом, это может случиться и через шесть месяцев и через шесть лет. Как бы то ни было, но я в полной мере хочу насладиться временем, когда еще способен свободно передвигаться. Так же считает и моя жена. Поэтому я и хочу разобраться с «Ревер», как можно скорее.
— Я тебя понимаю.
— Итак, ты обещаешь мне, что останешься в фирме, кто бы ни стал партнером-управляющим?
Я был очень многим обязан Джилу. Перед Дайной у меня никаких особых обязательств не имелось.
— Да, Джил, останусь, — твердо сказал я.
— Спасибо, Саймон, — устало улыбнулся он.
Из «Девоншира» я сразу двинулся к Джону. Он жил в районе Саут Енд, в трехэтажном доме, втиснувшимся между салоном живописи и агентством по торговле недвижимостью. Геи почему-то предпочитали селиться именно в этой части города. Впрочем, люди с нормальной сексуальной ориентацией тоже не чурались этих мест.
Джон, увидев меня, удивился, но в дом все же пригласил. Он сменил свой рабочий костюм на джинсы и свободную полотняную рубашку навыпуск. До этого мне всего лишь раз довелось побывать в его квартире. Выглядело жилище Джона очень мило, несмотря на то, что в нем явно присутствовало влияние минимализма. Простые деревянные полы, стеклянный стол, несколько симпатичных модерновых светильников и столь же модерновых ваз. Постеры, прославляющие научно-фантастические творения в области литературы и кинематографии (о большинстве этих шедевров я никогда не слышал) оживляли стены. Одна из стен была украшена громадным изображением тореадора. В комнате находился телевизор с гигантским экраном, а несколько полок были до отказа забиты видеокассетами. Я вглядывался в обстановку, но никаких признаков необычной сексуальной ориентации Джона не видел. Но экспертом в этом деле я не являлся и поэтому мог просто не заметить кодовых сигналов.
Мы присели, он предложил мне выпить пива, и я согласился. Открыв бутылку и для себя, Джон сказал:
— Ну и говенный же день выдался.
— Тебе так не понравилось пребывание в Лоуэлле?
— Если мне придется поехать туда еще раз, я просто спалю это место. Клянусь. Почему мы не позволяем компании умереть быстро и безболезненно? Вместо этого мы собираемся обратиться к главе одиннадцатой Закона о банкротстве, дабы защититься от кредиторов. Что касается меня, то я просто вручил бы ключи от фирмы банку-кредитору, чтобы тот бесплатно вручал одеяла с изображением черепашек ниндзя каждому ребенку, который решится открыть у них счет. — Сделав большой глоток пива, он спросил: — Итак, что привело тебя в наши края?
— Я хотел задать тебе пару вопросов, которые могут показаться слегка…нетактичными.
— О чем? — внезапно напрягшись спросил, Джон.
— Я недавно встречался с одним фотографом.
— Ну и что?
— Парень дал мне вот это.
Я передал ему конверт. Он открыл его, достал снимки, взглянул на них, его лицо окаменело и он закрыл глаза.
— Итак, чего же тебе от меня надо? — спросил Джон.
— Я хочу расспросить тебя о нём.
— К чему это?
— Мне надо выяснить, кто его убил.
— Я не знаю, кто это сделал.
Я вопросительно вкинул брови, а Джон погрузил лицо в ладони. Я молча наблюдал за ним. Наконец он поднял голову и произнес:
— Я его любил.
Я продолжал молчать.
— Вечером, накануне его смерти, мы поссорились. Последний раз я его видел в субботу утром, когда убегал в ярости. Теперь мне страшно жаль, что мы с ним расстались на такой ноте.
— Сочувствую.
— Это было ужасно, — продолжал Джон. — И самое страшное во всем этом деле, что я ни с кем не мог поговорить, чтобы облегчить душу. Во всяком случае, ни с кем из тех, кто знал Фрэнка, — я видел, что он лишь ценой огромных усилий сдерживает слезы.
— И из-за чего же вы поссорились? — как можно более мягко спросил я.
— Я встречался с другими мужчинами, а Фрэнку это не нравилось. Но эти встречи ровным счетом ничего не значили. Так… Просто случайные связи.
— Но разве сам Фрэнк не…
— Нет. Я был у него единственным любовником. Мне даже кажется, что он не видел в себе гея до тех пор, пока не встретился со мной. Фрэнк держал все это в страшной тайне. Я пытался убедить его быть более открытым, но он меня не слушал. Думаю, что Фрэнк испытывал острое чувство вины. Через это проходим мы все, и чем скорее от подобного чувства избавишься, тем лучше.
— И по этой причине рухнул его брак? — спросил я.
— Фрэнк осознал это значительно позже, а вначале он считал, что просто утратил сексуальное влечение к своей супруге. Правда и тогда он знал, что чем-то отличается от других, но считал себя асексуальным.
Я всё это не очень понял, но сказанное Джоном прекрасно объясняло тот стиль жизни, которому в течение пятнадцати лет следовал Фрэнк.
— Я сделал для него доброе дело, — просто сказал Джон, — заставил его осознать, кем он на самом деле является.
— У тебя есть какие-нибудь версии его убийства?
— Нет. Вначале мне казалось, что это мог быть ты, но в глубине души я не верил, что ты способен на подобные поступки.
— Копы считают, что Фрэнка прикончил я. Но они заблуждаются, и мне следует им это доказать. Теперь я вижу, что ты, как и я, не имеешь к преступлению никакого отношения.
Это было не совсем так. Я по-прежнему не знал, связан Джон с убийством или нет, но я должен был выразить ему свое доверие, чтобы он в свою очередь поверил мне.
— Но не пройти мимо одного простого факта — кто-то его убил, — продолжал я. — Мне известно, как много значил для тебя Фрэнк, и ты должен помочь мне найти убийцу.
Джон неуверенно покачал головой.
— В таком случае, ответь хотя бы на мои вопросы. Тебе это не повредит, а мне сможет помочь.
— О’кей, — с видимой неохотой согласился Джон.
— Что особенно беспокоило Фрэнка в последнее время перед гибелью?
— Множество вещей. А если быть точным, то он жил в постоянном напряжении. И не только в связи с работой. Это состояние стресса он переносил скверно.
— Что волновало его, кроме работы?
— Прежде всего — ты. С тебя все и началось.
— С меня?
— Да. Он был убежден, что у тебя роман с Дайной. Дело дошло до того, что он даже меня об этом спрашивал. Я ответил, что ничего не знаю, но все видели, что вы находитесь в замечательных отношениях и очень много работаете вместе.
— Да, своими подозрениями он меня сильно допек, — сказал я. — Должен сказать, что в своем недоверии ко мне он явно перехватил через край.
— Мне тоже так показалось. Но ты же знаешь, как Фрэнк боготворит Лайзу. Я думаю, что его страшно пугало то, что его дочь может оказаться в том же положении, в котором оказался он.
— Не понимаю.
— Я говорю об отношениях между ним и мною, — пояснил Джон. — Мы были связаны по работе, имея при этом близкие отношения. Это вызывало у Фрэнка постоянное чувство вины. Потом он узнал, что я встречаюсь с другими мужчинами. И это явилось для него сильнейшим ударом. Ему, видимо, казалось, что в силу своей неполноценности он не только погубил семью, но не смог удержать и меня. Одним словом, Фрэнк боялся, что дочь будет страдать так, как страдает отец. Бедняга с параноидной настойчивостью повторял это снова и снова. Ну и, наконец, наша ссора в пятницу. В тот вечер он не выдержал и взорвался.
— Как это произошло?
— Фрэнк заявил, что не понимает и не приемлет моей неверности. А то, что я гей, не может служить оправданием. — Немного помолчав, Джон продолжил: — Я пообещал исправиться, но он не поверил, и я ушел.
— Когда это произошло?
— Около часу ночи, — ответил Джон, довольно успешно сдерживая слезы. — И больше я его не видел, — он снова замолчал, борясь с нахлынувшими воспоминаниями. — На следующий день Фрэнк мне позвонил, но помириться мы так и не сумели. Когда я в свою очередь позвонил ему, никто не снял трубку, и звонка позже от него не последовало.
— Сочувствую, — сказал я, понимая, что Джон нуждается в более теплом утешении, которого я, увы, предоставить ему не мог. — С этим вопросом ясно. А что его беспокоило в компании?
— Да, положение в «Ревер» его явно чем-то мучило, — с глубоко вздохнув, произнес Джон. — Но что именно, я не знаю. Разговоров о фирме и о работающих там людях он пытался избегать. В те моменты, когда мы работали в паре, разговор велся только о конкретном проекте. Вне офиса мы о делах практически не толковали. Но что-то его определенно снедало.
— А ты не думаешь, что это могло быть связано с предстоящим уходом Джила?
— А разве он уходит? — спросил Джон, а глаза его от изумления округлились.
— Да, уходит. Прости, но я думал, об этом-то Фрэнк не мог тебе не сказать.
— Нет, — ответил Джон. — О внутренней политике фирмы мы уж точно никогда не говорили.
— А как он оценивал Арта?
— Считал его полным ничтожеством. Как мне кажется, они друг друга терпеть не могли.
— Что он говорил о пьянстве Арта?
— А я и не знал, что Арт пьет. Тебе похоже, известно о жизни в офисе гораздо больше меня.
— Похоже на то, — согласился я. — Но поговорим о другом. Меня очень удивляет то, что полиция не узнала о ваших отношениях.
— Она узнала.
— Что?!
— На это, правда, потребовалась пара недель. В «Домике на болоте» они нашли отпечатки моих пальцев. Я сказал, что работал там вместе с Фрэнком над нашими проектами, и они мне поверили. Но после серии лабораторных исследований копы пришли к выводу, что я занимался в «Домике на болоте» не только трудовой деятельностью. В бостонской квартире Фрэнка я никогда с ним не встречался — он был слишком осторожен для этого, — но после того, как копы потолковали с моими соседями, они узнали, что Фрэнк нередко бывал у меня. Кроме того, они проверили компьютер Фрэнка и обнаружили в электронной почте письма, которые окончательно прояснили ситуацию.
— Неужели они не начали подозревать тебя в убийстве?
— Начали, — кивнул Джо. — Но всего лишь на пару дней или около того. Но у меня было железное алиби.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...