ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Мы решили, что на рынке произошли серьезные изменения, — сказал я, стараясь, как можно тщательнее подбирать слова. — Конкуренция резко возросла, и слишком много компаний имеют шансы первыми прийти к финишу. Мы не можем сказать, кто окажется победителем гонки.
— Боже! Да мы же проходили через это миллион раз. Ты хочешь знать, кто победит? Мы!!
С этими словами он ткнул мясистым большим пальцем себя в грудь с такой силой, что с его губ брызнула слюна. Я заметил, что за стеклянными стенками кабинета все конструкторы бросили работу. Некоторые из них, чтобы не только слышать, но и видеть, подтянулись поближе к кабинету босса.
Мне хотелось сказать Крэгу, что я с ним согласен и что «Ревер» должна дать ему деньги. Но подобное заявление явилось бы грубым нарушением профессиональной этики и предательством интересов компании. Кроме того, это бы еще больше усугубило и без того скверную ситуацию. Джил прав — пока я работаю на фирме, мой долг выполнять решение её руководителей. А если я с этими решениями не согласен, то это всего лишь внутреннее дело компании.
— Прости, — сказал я. — Но так обстоят дела.
— Но вы не можете так поступить, Саймон. Вы связаны договором об инвестициях.
— Это не совсем так.
— Там сказано: если все промежуточные этапы нами выполнены, «Ревер» выделяет нам еще три миллиона долларов. Мы свои обязательства выполнили. И где же, спрашивается, деньги?
— Мы считаем, что не все элементы системы прошли необходимые испытания.
— Чушь! Я вполне доволен. Чего вам еще надо?
— Мы хотим, чтобы все элементы испытывались не менее трех месяцев в реальных рабочих условиях. Только после этого мы будем уверены, что они правильно поведут себя в системе.
— Тебе прекрасно известно, что подобное невозможно! Неужели вам недостаточно моего слова? Я утверждаю, что всё работает в лучшем виде.
Я с большой неохотой выложил перед ним на стол текст договора, на котором желтым фломастером были выделены слова: «право принимать решения о состоянии проекта является прерогативой венчурного предприятия „Ревер партнерс“.
Крэг прочитал фразу и недовольно скривился. Но затем его лицо просветлело, и он ткнул пальцем в документ.
— А что скажешь на это? «Подобные решения должны иметь под собой веские основания». Обращаю твое внимание на слово «Веские» и официально заявляю, что вы, грязные задницы, подобных оснований не имеете.
— Если хочешь хорошо потратиться, то дай команду своим юристам схлестнуться с нашими, — сказал я, вздыхая. — Мы все равно выиграем. А если и проиграем, то в договоре имеются еще два пункта, в силу которых мы имеем право прекратить инвестиции. Смотри правде в глаза, Крэг, если мы не хотим давать тебе денег, то ни за что не дадим.
Крэг бросил на стол договор и подошел к окну, выходящему на неглубокий овраг, именуемый «Ущельем Хемлока», и на расположенную за ним автомобильную парковку.
— Ты дал слово, Саймон, что я получу деньги, — тихо сказал он, стоя ко мне спиной.
— Знаю, — ответил я. — Сдержать его я не смог. Глубоко сожалею, что давал обещания, исполнение которых было не в моей власти.
— Я всё вложил в это дело, Саймон, — сказал Крэг. — И это не только деньги. Я бросил престижную, хорошо оплаченную работу с приличным опционом в первоклассной компании. Вот уже несколько месяцев я почти не вижу Мэри и детишек. И не только я один. Что скажешь о тех ребятах? — спросил он, махнув в сторону толпящихся за стеклянной стенкой сотрудников. — Я поклялся им, что «Нет Коп» станет победителем, и им не придется жалеть о тех двух годах, в течение которых они протирали задницы под моим началом. И теперь я должен их кинуть, потому что вы кинули меня. Я…
Он умолк и несколько секунд простоял, раскачиваясь на каблуках. Это был комок мышц в джинсах и черной обтягивающей футболке с изображенной на груди белой гантелью.
— Кто это сделал, Саймон?
— Не понимаю, о чем ты.
— Кто из них за этим стоит? Кто решил нас кинуть? Джил Эпплбей? Фрэнк Кук? Или эта женщина, как её там? Может быть, индиец?
Я был потрясен памятью Крэга. Он запомнил всех партнеров, которым представлял свой проект в начале года.
— Это было коллективное решение, принятое на основе консенсуса.
— Не пудри мне мозги! — бросил он, поворачиваясь лицом к мне. — По крайней мере это-то ты можешь сказать?
Он прав. Моя лояльность фирме на этом заканчивалась, тем более, что я перед ним в большом долгу.
— Фрэнк Кук, — сказал я.
— Сукин сын! Вонючий ублюдок!
— Крэг…
— Что еще?
— Ты добудешь денег.
— Брось! Нас отлично поимели, и поимели нас вы.
— Но таким образом открывается отличная возможность для других.
— Ах вот как?! Ты что, на самом деле веришь в то, что другая венчурная компания примчится к нам с тонной бабок, после того, как вы нас кинули? — презрительно произнес Крэг.
— Но ты можешь попытаться. Я дам тебе самые лучшие рекомендации.
— Да кого интересуют твои рекомендации? Они будут обращаться не к тебе, а к Фрэнку Куку, и тебе прекрасно известно, что этот дерьможор скажет.
Крэг был прав. Фрэнк четко объяснил причины, в силу которых «Ревер» выходит из проекта. Наш бывший партнер сверлил меня взглядом из-под нахмуренных бровей. Мне даже показалось, что его коротко остриженные волосы от ярости встали дыбом.
— Меня от твоего вида тошнит, — заявил он. — Убирайся отсюда!
— Крэг, я могу помочь…
— Убирайся! — рявкнул он.
Я неторопливо кивнул и пошел к выходу сквозь строй сердитых или, в лучшем случае, растерянных лиц. Мне удалось удерживать непроницаемое выражение лица до самого выхода. Оказавшись на улице, я остановился и, прислонившись спиной к стене, принялся на чем свет стоит поносить Джила, венчурную компанию «Ревер» и самого себя. Чуть расслабившись, я поклялся себе, что никогда больше не окажусь в подобном положении.
Когда я вернулся в контору, Даниэл изучал курсы акций. Парень обладал уникальным качеством. Он держал в памяти котировки акций многих компаний за несколько последних лет. Этого Даниэл достиг в результате ежедневного изучения биржевой активности на экране своего компьютера.
Когда мы учились в школе бизнеса, я с ним был едва знаком. Он отлично учился и всё время толковал о своих инвестициях. Если верить его словам, то все они имели грандиозный успех. Даниэл обладал необъяснимой способностью предвидеть возможные слияния фирм и поглощения одной компании другой, что приносило ему неплохие дивиденды. Кроме того, он каким-то шестым чувством улавливал возможные технологические прорывы и умело этим пользовался. Даниэл не делал секрета из того, что намерен быстро стать мультимиллионером. Главным инструментом для достижения этой цели наш коллега считал фондовую биржу. Даниэл обладал несокрушимой уверенностью в свое деловое чутье, тщательно просчитывая при этом все возможные риски.
В «Ревер» Даниэл пришелся ко двору, и со своей стороны считал, что служба в венчурной компании ему вполне подходит. Как-то, разоткровенничавшись, он признался, что «Ревер» ему нужен лишь как дополнительный источник информации о состоянии рынка и в качестве одного из инструментов дополнительных доходов.
— Крэг, видимо, не очень возрадовался? — спросил Даниэл, отрываясь от бумаг. — Он не пытался тебя убить?
— Почти, — ответил я.
— Но ты спасся, использовав приемы рукопашного боя, которым обучился на армейской службе?
— Нет. Я просто стоял перед ним, пытаясь сохранить спокойствие. Думаю, что вполне в этом преуспел.
— И что же ты теперь намерен делать? — поинтересовался Джон.
— Не знаю, — ответил я, тяжело опускаясь на стул.
— Чаю хочешь? — спросил Джон.
— Хочу. Спасибо.
Он вернулся через пару минут с чашкой чая для меня и с какой-то сложной комбинацией молока и кофе для себя.
— А мне? — обижено пискнул Даниэл.
— Что за дьявольщина! — воскликнул Джон и шлепнул себя по лбу. — Опять забыл.
— Ты всегда так.
— Неужели уже сорок три с четвертью? — спросил Джон, глядя на экран через плечо Даниэла.
Мы все прекрасно знали, на что он смотрит. Все партнеры и сотрудники «Ревер» ежедневно смотрели на эти цифры. На котировку акций «Био один».
— Поднимаются потихоньку, — сказал Даниэл.
Джон взял толстую стопку бумаг со своего стола и бросил её перед Даниэлом.
— Наслаждайся, — сказал он.
Это была стопка так называемых «дохлых дел». Здесь были лишь дела, полученные нами по обычной почте от безумных изобретателей и чокнутых фантазеров. Кроме того, в памяти компьютеров хранилась полученная по электронной почте виртуальная «пачка» подобных документов.
— О’кей, — простонал Даниэл. — Но читать я их не стану. Мои письма с отказом в этом случае будут гораздо более вежливыми. Всё едино, ничего ценного там не окажется.
— Ты этого не знаешь, — ответил Джон.
— Перестань. Всё это — полное барахло. Только взгляни, — Даниэл постучал пальцем по верхнему документу. — Парень намерен продавать через интернет сканеры для наблюдения за НЛО.
— Не скажи. Ведь именно из «дохлых дел» я выудил проект ветряного электрогенератора.
— Вот, вот. И я о том же.
Я понимал, что хочет сказать Даниэл. Джон был страшно горд своей идеей с генератором, однако Джил зарубил её с порога.
— Во всяком случае, я подхожу к любому проекту без всякой предвзятости, — сказал Джон.
— Вот это меня и пугает, — пробормотал Даниэл.
Я попытался сконцентрироваться на работе, но не мог. Когда на тебя нападают со всех сторон, работать невозможно. Вначале меня били Фрэнк и остальные партнеры, а затем — Крэг. Крэга я мог простить. Что касается Фрэнка, то он прощению не подлежал.
Мы с Фрэнком понравились друг другу с того момента, когда он беседовал со мной перед моим поступлением в «Ревер». Когда я стал сотрудником компании, мы много работали вместе, и он с явным одобрением следил за развитием моих отношений с его дочерью. Со времени свадьбы прошло всего шесть месяцев, но его отношение ко мне уже стало более прохладным.
Фрэнк безумно любил Лайзу и страшно страдал, когда она в четырнадцать лет уехала в Калифорнию, где жила её мать. Когда Лайза вернулась в Бостон на работу в небольшой фирме, занимающейся вопросами биотехнологий, дочь и отец много времени проводили вместе. Поначалу я хорошо вписался в их компанию, но положение стало меняться, после того, как я и Лайза сочетались браком. Приглашение провести с ним уик-энд в его загородном доме на побережье — когда-то довольно случайные и абсолютно неформальные — становились все более и более частыми и настойчивыми. Появляясь у него вместе с Лайзой, я ощущал себя незваным гостем. Более того, у меня складывалось впечатление, что он приглашает дочь к себе тогда, когда я (как ему было известно) не мог приехать.
Как бы то ни было, но я мог понять его чувства. С некоторым запозданием до него дошло, что он перестанет быть главным мужчиной в жизни дочери сразу после того, как та выйдет за меня замуж. Это его тревожило. Меня, надо сказать, тоже. Лайза и я много работали, и мне хотелось проводить с ней как можно больше свободного времени — сколь мало его бы не было.
Подозрения Фрэнка о моих отношениях с Дайной, положение дел отнюдь не улучшали. К страху потерять дочь, и ревнивому отношению ко времени, которое она проводила со мной, начал примешиваться страх. Отец — и это вполне естественно — опасался, что дочь будет страдать от неверности шалопая мужа.
Да, я понимал его чувства. Но они мне не нравились. Необходимо с ним поговорить.
Он находился в своем кабинете. Каждый из партнеров имел собственный офис, причудливо декорированный конгломератом антикварной мебели и самой современной техники. Подобный антураж, по мнению Джила, должен был производить впечатление солидности и богатства. Посетитель, вступая в такой кабинет, должен был чувствовать, что имеет дело с процветающей венчурной фирмой. Новейшие компьютеры, старинные гравюры, многоканальный видеотелефон для телеконференций, удобные кожаные кресла и столы темного дерева действительно выглядели весьма пристойно.
Когда я вошел, Фрэнк разговаривал по телефону. Увидев меня, он показал на стоящее у стола кресло.
Я ждал. Он продолжал говорить, стараясь не встретиться со мной взглядом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...