ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Не смейтесь. Моя церемония требует самого серьезного отношения. Ричард удивленно моргнул.
— О, мне уже страшно. Вы собираетесь протащить меня до пристани под килем?
Луиза с улыбкой протянула ему полотенце.
— Это не исключается, если вы будете плохо себя вести, но нет, я имела в виду кое-что другое. Возлияние.
— Отличная мысль. И что именно?
— Джин с тоником. И только по одной порции.
— Согласен. Можно мне смешать?
— Да. А я приготовлю закуску.
— Ни одного аиста, зато полно самых разных птиц, — лениво заметил Ричард, потягивая джин с тоником. Он сидел на палубе, опершись спиной о пиллерс, вытянув ноги, надвинув козырек бейсболки на глаза. — Просто фантастическое разнообразие.
Луиза лежала в шезлонге, накинув на купальник белую блузку и водрузив на голову соломенную шляпу с широченными полями, украшенными розовыми бутонами.
— Согласна. Не терпится пофотографировать? Вылавливая из стакана оливку, Ричард весело покосился на разомлевшую от жары девушку.
— Не сейчас. Я безумно наслаждаюсь вашей воскресной церемонией.
— Отлично. Теперь, чтобы поддержать репутацию этого райского местечка, должен подняться ветер. А если верить прогнозу, он должен быть северным или северо-восточным, то есть мы сможем дойти до дома под парусом.
— Вы никогда не ночуете на яхте?
— Конечно, ночую.
— И вы не боитесь, что какие-нибудь темные личности заберутся на яхту и украдут вас? Луиза расхохоталась.
— Меня не так-то легко украсть. Я занималась каратэ.
— Похоже, вы получили всестороннее образование.
— Папа не уставал повторять, что беспомощные женщины достойны сожаления. Он учил меня приемам борьбы. Он же научил меня управлять яхтой.
— А ваша мать?
— Она умерла, когда мне было шесть лет.
— Значит, в вашей жизни было больше мужского влияния?
— Да. Папа часто говорил мне: «Тебе по силам научиться всему, что умеет Нейл», и в большинстве случаев он оказывался прав. — Луиза умолкла, лицо ее стало печальным. — Он умер четыре года назад.
— Мне очень жаль.
— А ваши родители живы?
— Да. Оба.
— Вы часто видитесь с ними?
— Не очень… Взгляните на тех пеликанов. — Девушка последовала взглядом за его протянутой рукой и улыбнулась: два огромных пеликана, переваливаясь с боку на бок, ковыляли вдоль берега.
Они помолчали немного, затем Луиза спросила:
— Готовы к ленчу?
Ричард улыбнулся, и его улыбка подействовала на нее самым странным образом: внутри все будто растаяло.
— Всегда готов.
За ленчем они непринужденно болтали... словно знали друг друга много лет. Говорили о книгах, о кухне разных народов, о музыке, о кино. Луиза даже призналась, что, несмотря на устойчивую аллергию к непоседливости брата, она мечтает когда-нибудь отправиться с ним в Африку.
— Удивляюсь, что он до сих пор не взял вас с собой, — заметил на это Ричард.
— Ну, я не хочу в короткую экспедицию. Я бы хотела поехать на несколько месяцев, а для этого нужно соединить пару отпусков. Но это обязательно случится. — На нее вдруг снизошло вдохновение. — Вот куда вы должны поехать! Нейл ничего не говорил… Послушайте, если он вдруг вспомнит о вас и вернется домой, я с ним поговорю. Я, конечно, ничего не могу обещать, но в его следующей экспедиции должно найтись место для фотографа.
Ричард Мур не сразу отреагировал на заманчивое предложение. В его синих глазах, устремленных на девушку, появилось странное выражение.
— Благодарю вас. Вы всегда так близко к сердцу принимаете проблемы подопечных брата? Луиза скорчила гримаску.
— Мне уже говорили, что я слишком усердствую в своем альтруизме.
— Нейл говорил?
Луиза опустила помрачневшее лицо, но в голосе ее прозвучало озорство:
— А я всегда отвечаю, что нечего критиковать меня, раз он сам то и дело подкидывает в дом каких-то бедолаг!
— Однако вы не ограничиваетесь подкидышами. Я лично был свидетелем спасения щенков, вы упоминали детей-инвалидов. Есть еще Эми, не говоря уж о Фреде и Мардж.
Луиза пожала плечами.
— Может, я просто люблю совать нос в чужие дела.
— С другой стороны, — словно рассуждал вслух Ричард, — вы просто якорь спасения для Нейла.
— Не представляю, как бы он обходился без меня, — ухмыльнулась Луиза. — Иногда, конечно, он сводит меня с ума, но страшно подумать, что с ним стало бы, если бы ему негде было дух перевести! А так у него есть спокойный дом.
— Ему повезло. Не хотите еще поплавать? Они поплавали, затем подняли якорь и отправились домой. Ветер усиливался. Луиза стояла за штурвалом, а Ричард управлялся с парусами, и «Джорджия-2» словно летела по волнам.
Все переменилось почти мгновенно. Черные клубы туч затмили заходящее солнце, и в неожиданно потемневшем небе засверкали молнии.
— Мы должны успеть, — крикнула Луиза. — Надвигается очень сильный шторм!
— Может, убрать паруса?
— Обязательно! Помочь? Я могу включить авторулевой.
— Не надо, я справлюсь. Просто приведите яхту в порт как можно быстрее, — откликнулся Ричард, пытаясь перекричать вой ветра.
— Есть, шкипер!
Но они были лишь на полпути к дому, когда стихия разбушевалась не на шутку. Ветер сменился на встречный, юго-восточный, и его бешеные порывы вздыбили огромные волны. Затем словно разверзлись небеса. Полил сильнейший дождь. Аккомпанируя раскатам грома, застучал по тенту и палубе град.
— Мы не доберемся до порта. Я ничего не вижу! Идите сюда, — во весь голос закричала Луиза.
— Что вы предлагаете? — спросил Ричард, ныряя под тент.
— Это самый сильный шторм за последние годы. — Луиза вгляделась во тьму и не увидела ничего, кроме стены дождя и крупных градин. — Нам надо найти какое-то убежище, но проблема в том, что не видно бакенов. Если мы их не найдем, то сядем на мель. Ой! — Она изо всех сил вцепилась в штурвал, когда новая волна обрушилась на яхту. «Джорджия-2» содрогнулась, однако снова неустрашимо рванулась вперед.
— И где же ближайшее убежище?
— Подветренная сторона Соверен-Айленда. Остров защитит нас от ветра, и там глубоко, можно бросить якорь. О, черт! — воскликнула Луиза и тут же засмеялась, увидев блеснувший с левого борта зеленый огонек, и резко крутанула штурвал. — Теперь новая проблема. Как бы не проскочить бакены.
Ричард не мог отвести от нее изумленных глаз. И он и она вымокли до нитки, ситуация была не из приятных, но в одном он не сомневался: Луиза Браун абсолютно не напугана, разве что возбуждена. Итак, ваши отвага и компетентность не уступают вашей красоте, мисс Браун, подумал Ричард, а вслух сказал:
— Кажется, град прекратился и дождь ослабевает. Что скажете, если я проберусь на нос и буду впередсмотрящим?
— Отличная мысль. Только, ради Бога, крепче держитесь, ветер очень сильный. Если я не ошибаюсь, мы должны пройти еще три зеленых огонька с левого борта. Потом ищите на воде красный и желтый огни — этот бакен обозначает подход к острову, который нам нужен. И на всякий случай я включу прожектор.
Новая волна ударила в борт, и Луиза, чуть не выпустив из рук штурвал, с трудом вернула яхту на курс.
— Послушайте, я передумала. Беритесь за штурвал, я буду впередсмотрящим. Я знаю, что искать, а вы сильнее меня.
— Нет, — возразил Ричард. — Не хватало только, чтобы вы свалились за борт и…
— Не спорьте, мистер Мур, — скомандовала Луиза, вытаскивая из ларя два спасательных жилета. — Вот на этом есть карабин, я зацеплюсь за мачту и никуда не денусь. Вы тоже, на всякий случай, наденьте жилет.
В следующее мгновение она уже карабкалась по крыше каюты, а Ричард, бормоча сквозь зубы ругательства, натягивал спасательный жилет. Затем, следуя ее указаниям, он провел «Джорджию-2» через самые свирепые волны, какие видел в последние годы залив, к подветренной стороне Соверен-Айленда.
— Молодец, — похвалила вернувшаяся Луиза. Якорь был спущен, и яхта болталась в относительно спокойной воде, хотя вокруг еще бушевал шторм. — Неужели это я лепетала утром о защищенных водах? И все же в наших краях это явление необычное.
— Как и вы, Луиза, как и вы, — медленно произнес Ричард, помогая ей освободиться от спасательного жилета. И, словно это было вполне естественно, обнял ее, насквозь промокшую и очень хорошенькую.
Луиза и не думала сопротивляться. Поцелуй Ричарда Мура потряс ее до глубины души. Словно все электричество, накопленное небесами, разрядилось между ними…
Они отпрянули друг от друга, жадно глотнули воздуха. Ошеломленная Луиза уставилась на Ричарда широко распахнутыми глазами.
Поразительно! Никогда прежде она не реагировала так ни на одного мужчину. Ни разу в жизни не испытывала такого непреодолимого физического желания. И она не могла, да, впрочем, и не пыталась скрыть свое возбуждение. Ее кожа разгоралась от его прикосновений, от взгляда его синих глаз.
Удар грома словно расколол сгустившийся воздух. Яхта дернулась, фонарь под потолком закачался, обливая их волнами золотистого света. Луиза снова глубоко вздохнула. Ричард провел рукой по ее мокрым волосам. Они со странной печалью улыбнулись друг другу, но улыбки испарились, как только он снова притянул ее к себе. Луизе не терпелось освободиться от блузки, единственного, что разделяло их, кроме ее бикини и его плавок.
Оглушительный гром загрохотал прямо над их головами, новая вспышка молнии озарила голубоватым светом близкий берег, они вздрогнули и прижались друг к другу, но и в их телах бушевала буря.
Луиза откинулась на его сомкнутые руки, пробежала пальцами по его плечам. Ричард наклонил голову и поцеловал ее в шею, потом губами отвел в сторону воротник блузки, а ее пальцы уже боролись с тугими петельками. Она сгорала от наслаждения, чувствуя его губы на своей груди…
Во время всего, что последовало за этим, они оба не проронили ни слова.
Сквозь туман, окрашенный зарей в цвет спелых абрикосов, Луиза вела «Джорджию-2» в Саутпорт, к пирсу яхт-клуба. Мусор на поверхности воды — единственное, что напоминало о ночном шторме.
— После вчерашнего кошмара невозможно поверить в этот покой, — пробормотала Луиза.
Ричард, сидевший в шезлонге, поднял глаза на ее напряженную спину.
— Да.
— Если пришло лето, жди штормов. Правда, сейчас только конец октября, так что еще рановато. Может, лето будет долгим и жарким.
— Может быть. Луиза, я… Она оборвала его на полуслове:
— Мы всего в десяти минутах от пристани. Пожалуйста, приготовься швартоваться. Прости, что тороплю тебя, но в четверть девятого я должна быть в школе.
— Сейчас только половина седьмого.
— Неважно.
— Хорошо.
Ричард натянул на голову бейсболку и отправился выполнять поручение.
На пристани их ждал сюрприз — Нейл собственной персоной, долговязый, темноволосый и очень возбужденный.
Луиза на мгновение закрыла глаза. «Только этого мне не хватало!»
Вернувшись домой, Луиза первым делом бросилась в душ. Автоматически готовясь к рабочему дню, она пыталась обдумать ситуацию, но, к сожалению, мозги отказывались функционировать так, как ей хотелось бы. Надев янтарно-желтую блузку под черный льняной костюм с короткой прямой юбкой и длинным жакетом с короткими рукавами, черные лаковые туфли на небольшом каблуке, она спустилась в кухню, повесила на спинку стула сумочку, прислонила к стене портфель.
Ричард готовил завтрак, Нейл сидел за столом и продолжал оправдываться за свою рассеянность.
Луиза вздохнула: видимо, опекать Нейла — ее судьба. А может, она слишком избаловала его своими заботами? Парню тридцать один год, а он до сих пор не проявил ни малейшего намерения жениться, хотя в жаждущих женщинах недостатка не было никогда. Может, их привлекает сочетание наивности и внутреннего огня? Может, они рассчитывают повернуть энтузиазм и энергию Нейла в новое, семейное русло? Как же они ошибаются! Им и в голову не приходит, что жизнь с Нейлом — сплошной кошмар. Если бы они это знали, то обходили бы его за тысячу миль.
— Ричард, ты даже не представляешь, как мне стыдно, — повторил Нейл Браун, наверное, в десятый раз. — Понять не могу, как это я забыл, — добавил он с абсолютно искренним недоумением.
Луиза отвернулась и мельком увидела, как Ричард кусает подрагивающие губы, однако голос его прозвучал вполне серьезно:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

загрузка...