ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ричард дважды моргнул и заговорил уже совсем другим тоном:
— Как ее зовут?
— Миллисент... но мы зовем ее Милли. — Луиза поудобнее взяла ребенка и поцеловала в головку.
— Мы? Значит, Нейл в городе и участвует в этом обмане. Как ты убедила его? Я велел ему связаться со мной в экстремаль... если я тебе понадоблюсь.
— Какая любезность! Так вот что вы обсуждали в его кабинете перед твоим отъездом! Ты же сказал мне, что ты не…
Ричард пожал плечами.
— Правильно. Я не вдавался в детали, но…
— Значит, ты решил, что я тут зачахну без тебя, — съязвила Луиза. — Ты ошибся, Ричард. Я не нуждалась в тебе тогда, и я не нуждаюсь в тебе сейчас, так что…
— А вот и я! Опоздала, как всегда! — Запыхавшаяся Ева подбежала к коляске. — Прости, Лу, меня задержали. Надеюсь, она не очень ревела… Черт возьми! Глазам своим не верю. Ричард Мур!
— Собственной персоной, — сухо подтвердила Луиза. — Нет, она не плакала. Ты успела. Правда, Милли, лапочка? Все в порядке, твоя мама здесь. — Она снова поцеловала девочку и передала Еве, с издевкой глядя в изумленные глаза Ричарда, затем развернулась и вышла из сада.
— Так и думал, что найду тебя здесь. Луиза мельком взглянула на него, но промолчала. Она сидела на вершине дюны, смотрела на море, изумительно синее, лишь с легкой рябью на почти зеркальной поверхности. Ричард сел рядом с ней.
— Могу я сказать в свое оправдание, что принял желаемое за действительное?
— Ты можешь сказать все, что хочешь. Он изучал ее профиль, строгий, несмотря на легкий румянец и выбившиеся пряди.
— Девочка очень на тебя похожа.
— Она моя племянница.
— Я мало понимаю в детях, — после паузы заметил Ричард, — но и возраст ее очень подходящий, не так ли?
— Послушай, Ричард, если ты стараешься убедить меня в том, что любой совершил бы такую ошибку…
— Не любой, — тихо поправил он. — Но... будний день, а ты не работаешь…
— Вот именно. В школе каникулы после экзаменов, поэтому я и предложила Еве посидеть с ребенком вместо няни.
— Прости. Я... я планировал по-другому встретиться с тобой в этот... особенный день.
— Ты меня удивляешь.
— Можно я начну сначала?
Луиза вздохнула.
— Ради чего? Ты…
— Послушай, я же извинился и попытался объяснить.
— Если ты явился сказать, что отказался от любимого образа жизни из чувства вины или... ну, я не знаю…
— Это не так.
— Не может быть! — Луиза наконец повернулась к нему, сердитая, недоверчивая. — Почему же еще, если в глубине души ты считаешь меня упрямой и высокомерной всезнайкой?
— Может, выслушаешь, что я сделал и почему? — (Она беспомощно развела руками.) — Я понял, что остаюсь верным делу, которое исчерпало себя.
— Не думаю, что слоны и носороги придерживаются того же мнения.
Ричард улыбнулся и продолжил серьезным тоном:
— Я говорил о своем личном крестовом походе. О влиянии отца и империи Муров. Я понял, что давно стряхнул оковы и династическая машина больше не в силах засосать меня и совсем не надо уезжать далеко, чтобы снимать фильмы.
— Ты сказал, что Африка в твоей крови, — прошептала Луиза. Ричард ухмыльнулся.
— Я так думал, но теперь я знаю точно: единственное, что в моей крови, — это ты. Если ты откажешься от меня, то никакая Африка не спасет.
— Если бы это было правдой... если…
— Я понимаю, что ты хочешь сказать, — прервал Ричард. — Что я слишком долго тянул? Между прочим, недовольство возникло еще до того, как я вернулся в Африку. Но было подписано два договора, требующих исполнения, и я не мог предложить тебе ничего конкретного.
— А если бы я за это время вышла замуж? Ричард заколебался, стоит ли говорить правду.
— Именно об этом Нейл поклялся мне сообщить.
— Поверить не могу!
— Дорогая, — довольно холодно сказал Ричард, — это ты заставила меня уехать.
— Я... я... все равно…
— Это ты распрощалась со мной без малейших признаков сожаления, — непреклонно продолжал Ричард. — И это ты отвела нашим отношениям место в сказочной стране, а не в реальной жизни.
— Я не… — Луиза осеклась, сглотнула комок в горле. — Что ты сказал тогда Нейлу?
— Что не знаю, тот ли я, кого ты ищешь, но хотел бы когда-нибудь еще раз попытать счастья.
— Он и словом не обмолвился, — дрожащим голосом произнесла Луиза. — А потом оказалось, что Ева забеременела.
— И тебе не пришлось придумывать, как заставить Нейла жениться?
— Да, но все равно я старалась держаться бодро, делала вид, что совсем забыла тебя.
— Делала вид?
Луиза отвернулась, чтобы избежать его проницательного взгляда, затем поднялась и стала отряхивать песок с платья.
— Луиза… — Он тоже встал и взял ее за руку. Луиза попыталась вырваться, не удалось, и она закрыла глаза.
— Да. Я тосковала по тебе, Ричард. Я просто умирала от тоски. Я поверить не могла... я хочу сказать, твой отъезд потряс меня... я сама устроила эту разлуку. И мучилась, потому что жизнь без тебя казалась такой не правильной.
— Луиза, дорогая, ты и не представляешь, как много значат для меня твои слова!
— Ричард, нет, пожалуйста… — Она отступила, когда он попытался обнять ее. — Ты во многом был прав насчет меня.
— А ты во многом оказалась права насчет меня. Я думал, что рожден одиночкой. Я не видел, как сгладить наши различия. Теперь я понимаю, что моя жизнь без тебя делается бесконечно пустой. — Он снова взял ее за руку. — Когда я увидел тебя с ребенком, то пришел в ярость. Наш ребенок, с горечью думал я. Ты решила растить его одна, когда я так тосковал по тебе.
— Если бы ты только знал…
— Говори…
Она потупилась, вздохнула и сказала еле слышно:
— ..сколько раз я желала, чтобы это был наш ребенок.
На этот раз, когда Ричард обнял ее, она не сопротивлялась.
— Нам надо побыстрее убраться отсюда, — с сожалением сказал Ричард через несколько минут.
— Что? — Луиза очнулась. Оказалось, что они стали объектом очень пристального внимания развеселившейся публики. Мальчишка-серфингист засвистел им, и Луиза смутилась окончательно. — Ой, Ева! Я должна была днем присмотреть за Милли!
Ричард улыбнулся.
— Ева просила не беспокоиться. Она забрала Милли домой.
— Но как она…
— ..угадала, как все обернется? Я ей сказал, что больше ни при каких обстоятельствах не отпущу тебя.
Луиза расслабленно прижалась к нему, но почти немедленно снова забеспокоилась:
— Ричард, я понимаю, насколько глупо было мое желание изменить тебя…
— Может, пойдем куда-нибудь, где я смогу успокоить тебя без свидетелей?
— Конечно. Домой?
— Я имел в виду мой номер в «Шератоне». Я бросил там свои вещи и помчался к тебе. Я не думал, что ты дома, но надеялся застать Нейла.
— Хорошо, только… — Она смущенно замолчала.
— Я должен полностью объясниться, прежде чем надеяться на более близкие отношения? Луиза вздохнула.
— Я и в личной жизни похожа на учительницу. Не говори потом, что я не предупреждала тебя.
Ричард рассмеялся и чмокнул ее в губы.
— Пошли.
Его номер с видом на океан оказался просторным. Пол, вымощенный мраморными плитами, жалюзи на окнах, красивая обстановка. Два вещевых мешка стояли прямо посередине комнаты, даже не открытые.
— Не возражаешь, если я приму душ? А ты пока закажи нам ленч, — предложил Ричард, глядя на Луизу, побледневшую и растерянную.
— Что ты хочешь?
— Что угодно, выбор за тобой. — Он протянул ей меню и исчез в ванной комнате.
Как в тумане Луиза опустилась на край кровати и по телефону заказала ленч. Ей казалось, что все это происходит во сне, а не наяву.
Вскоре появился официант с изысканно сервированным ленчем на тележке: мясное ассорти, салаты и — дар администрации — бутылка вина в серебряном ведерке.
Тут же в номер вернулся Ричард, свежевыбритый, в шортах и футболке. Он отпустил официанта, и они остались одни.
— Садись. — Ричард выдвинул для нее стул. — Холодное мясо и салат. Как в наш первый день. — Он вложил в ее онемевшие пальцы бокал с вином и улыбнулся, отчего ее бедное измученное сердце забилось быстрее. — Выпей.
Луиза выпила и почувствовала себя немного увереннее. Ричард сел напротив, наполнил едой тарелки.
— С того момента, как мы расстались, я не мог найти себе места. Все время думал о тебе. Ты изменила меня, Луиза, но я ничуть не сожалею об этом.
— Сейчас легко говорить, а лет через десять…
— Нет, — возразил он. — Через десять лет мне самому пришлось бы выбрать иное поприще. Я не говорю, что потерял интерес к диким животным и экологии... мне всегда это будет интересно, но необходимо расширять горизонты. Можешь считать, что я завершил обучение. Мне нравится думать, что я в меру своих сил послужил этой планете, однако пора двигаться дальше.
Луиза завороженно следила за ним.
— Выбор профессии, история с Рос служили мне оправданием одиночества. Я вел себя как страус — прятал голову в песок. Легче всего было считать, что все женщины такие, как Рос: честолюбивые, алчные, беспринципные. Теперь я даже не помню ее лица. Она ушла в свой мир... прочь из моего сердца. Благодаря тебе я больше не чувствую ни сожаления, ни горечи предательства. — Ричард накрыл ладонью ее пальцы. — И если ты решишь, что я не твой Шах Джехан, я все равно пойду дальше.
— Ричард! — Ее глаза затуманились слезами, и она улыбнулась сквозь слезы. — Я люблю тебя…
— Третий раз — самый удачный. Ричард приподнял голову и глянул в ее довольное лицо.
— Ты действительно сказала то, что мне послышалось?
Луиза смущенно улыбнулась.
— Просто выскочило само собой.
— Я согласен насчет удачи, но, если быть точным, мы занимались любовью в четвертый раз.
Действительно четвертый, явно затмивший третий, когда они жадно набросились друг на друга, как моряки, завидевшие далекий берег в неизведанных водах.
— Ну... да, да, ты прав, конечно, но…
— Я точно знаю, что я прав, — поддразнил Ричард. — Я прекрасно помню каждое мгновение каждого раза.
— Неужели? Ну, я тоже, только…
— Очень рад, — серьезно сказал Ричард, — потому что эти воспоминания мучили меня последние двенадцать месяцев, мисс Браун.
— Вы не позволите мне закончить мысль, мистер Мур?
— Извольте.
— Я хотела сказать, что это наше третье свидание, и ты прекрасно все понял!
— Я просто уточнил детали, — с самым невинным видом заметил Ричард. — Я ведь знаю, как легко ты отвлекаешься. — (Луиза тихо засмеялась, но тут же посерьезнела снова.) — Не тревожься. — Он погладил ее по щеке и притянул к себе. — Все в прошлом — все страдания, все сомнения. Впереди только любовь и счастье. Когда ты выйдешь за меня замуж?
— Когда захочешь, — прошептала Луиза, обвивая руками его шею. — Расскажи мне побольше о своих планах.
Он рассказал ей о фильме, который его пригласили снимать в Австралии, потом они обсуждали планы своей свадьбы.
— Я подумывал о медовом месяце в Африке. Ее глаза распахнулись.
— Но…
— Понимаю. Не волнуйся. Я не поддамся соблазну. Просто я хочу поделиться с тобой той частью моей жизни. Мы вместе увидим водопад Виктория в Южной Родезии, Национальный парк Серенгети и степь Масаи в Танзании, Нгоронгоро и Килиманджаро, Лунные горы.
Ее глаза сияли, и Ричард удовлетворенно улыбнулся.
— Нас, как магнитом, потянуло друг к другу, сразу и навсегда. Как ты к этому относишься?
— Как к чуду — моя заоблачная мечта сбылась.
— Страсть явилась внезапно, как гром среди ясного неба, как буря, внезапно налетевшая в ту нашу первую ночь на яхте. С такой любовью не спорят. Ты согласна?
И она прошептала:
— Да.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

загрузка...