ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Когда я навещала ее позавчера и упомянула твое имя…
— Джейн оказалась неистощимым источником информации?
— Да. И меня преследует одна мысль... ну, вы прекрасно подходите друг другу. Рослин была очаровательна.
— Она и сейчас очаровательна, — заметил Ричард после очень долгой паузы. — Она теперь жена моего брата.
Луиза вытаращила глаза.
— Но почему? То есть…
Больше она ничего не смогла произнести, и воцарилась неловкая тишина.
— Я думаю, он показался ей более выгодным вариантом. Гарет не страдает излишней скромностью. Он очень удачливый бизнесмен. У него дом в Сиднее, квартира в Лондоне, вилла на модном курорте побережья. Он меняет иностранные спортивные машины как перчатки, владеет скаковыми лошадьми... все это совершенно не интересует меня. Перед Рос — а она обожает всеобщее внимание и поклонение — открывается перспектива весьма бурной светской жизни. И потом, ничто не мешает ей продолжить карьеру на телевидении.
— Но... но как все это не стало достоянием общественности? — заикаясь, выдавила Луиза и вздрогнула от банальности своего вопроса.
— Чтобы заполучить Рос, Гарету пришлось сначала избавиться от первой жены — вот почему. — Ричард криво улыбнулся. — Мои родители, так редко находящие общий язык, в этой ситуации выступили единым фронтом. У них было достаточно аргументов: во-первых, мой роман с Рос, затем довольно грязный развод Гарета... у него трое детей в первом браке, и его жена чуть с ума не сошла. Она билась в истериках, изливала свои обиды всем знакомым… В итоге Гарет и Рос решили отсидеться за границей, пока все не утихнет.
Луиза сглотнула комок, подступивший к горлу.
— У его жены был нервный срыв?
— Если кто и пострадал, кроме детей, то, естественно, Джулия.
— Неужели Рослин Уайт такая... такая…
— Холодная и расчетливая? Да. Как видишь, внешность действительно бывает обманчива. Луиза ошеломленно обдумывала услышанное.
— Если я правильно поняла, Рослин сменила тебя на твоего брата ради шикарного образа жизни и попутно погубила его семью?
— Очень точная формулировка, — согласился Ричард. — Правда, и Гарета трудно назвать невинной овечкой. Вероятно, Джулия — единственная, кто не знал о его романах на стороне в течение всего их брака. В одном ему не повезло: Рос нацелилась на него после того, как я отказался сменить образ жизни.
— Она... это была месть? — в ужасе спросила Луиза.
— Так она мне сказала.
— Твой брат это знает?
— Едва ли.
— И что же будет... через несколько лет?
— Похоже, мы думаем одинаково. Очевидно, если ей не попадется более крупная рыба, она останется миссис Гарет Мур. Уверяю, это очень щедрая компенсация за то, что не удалось стать миссис Ричард Мур.
— Какой ужас! — выдохнула Луиза.
— Если полагаешь, что я страдаю, то ошибаешься. Я же сказал, что с ней покончено. Только мне никогда не избавиться от чувства вины перед Джулией и детьми.
— Я понимаю, что ты никогда не смог бы снова доверять Рослин, но… — Луиза беспомощно взглянула на него. — Нельзя же перестать доверять всем! И разве не мучительно... представлять ее с собственным братом?
— Я справился.
— Тогда почему ты до сих пор один?
— Луиза, я не смог измениться ради нее, и, как оказалось, поступил правильно, но, безусловно, вся история как-то повлияла на меня. — Ричард замолчал, словно вспоминая, затем добавил:
— Если быть до конца честным, то несправедливо требовать от кого бы то ни было приспосабливаться к моему образу жизни. На короткий срок это, вероятно, романтично, но в длительной перспективе — совсем другое дело.
Луиза облизнула вдруг пересохшие губы.
— Когда появятся дети, ты имеешь в виду? Да… — Взмахом руки она приказала ему замолчать. — И ты собираешься вечно слоняться по самым глухим уголкам света?
— Наверное. Я думаю, это у меня в крови.
— Значит, ты никогда не собираешься жениться?
— Было бы глупо говорить о непоколебимых решениях в этой области.
— Я… — Луиза закрыла рот, поскольку ее осенило: Ричард Мур использует свой образ жизни как удобный предлог. Но если так, то почему? Может, нежелание связывать свою жизнь с любой женщиной коренится гораздо глубже? Может, он даже перед самим собой не хочет признаться, что на него повлиял не только разрыв с Рослин Уайт? «Попался, — подумала она, — только с чем тогда остаюсь я?»
— Ты хотела сказать, что…
— Я не знаю. Полагаю, я еще не оправилась от шока, — слегка покривила душой Луиза.
Ричард улыбнулся, но улыбка тут же соскользнула с его лица.
— Может, теперь ты понимаешь, почему я не хотел обсуждать это?
— Понимаю, — рассеянно отозвалась она, погруженная в свои мысли, затем усилием воли сосредоточилась на его вопросе. — Можешь не волноваться, я никому не расскажу твою историю.
— Я и не сомневался. Но думаю, слушать было не очень приятно.
— И не очень-то помогло мне... нам.
— И не поняла, что могла бы стать единственной женщиной в моей жизни?
Ричард сидел рядом с ней, чуть подавшись вперед, зажав коленями ладони. Широкие плечи под голубой футболкой, мускулистые руки, непреклонная спина, красивый властный профиль…
— Я подумаю.
— Ты не веришь мне? — спросил Ричард, не поворачивая головы.
— Я верю тебе, однако мне этого мало. Он откинулся назад и взглянул на нее с любопытством и печалью.
Луиза судорожно вздохнула.
— Я не хочу, чтобы из-за меня ты менял себя или свои привычки, но ты не веришь в то, что я смогла бы вписаться в твою жизнь, не веришь, что мы сумели бы справиться со всеми трудностями. И еще… — Она заколебалась. — Похоже, я вольно или невольно ввела тебя в заблуждение.
— В чем?
— Видимо, у тебя создалось впечатление, будто я разочарована… Ну, так было, это правда, однако неудачная любовь скорее подтвердила другую мою теорию.
«Господи, — подумала она, — кажется, я опять сваляла дурака».
— Продолжай.
Луиза решилась, словно бросилась в пропасть с высокого утеса.
— Я верю в то, что любовь побеждает все. Когда, конечно, ты находишь настоящую любовь. Я понимаю, это нечасто случается, но… — Она пожала плечами. — Я иногда думаю о Шахе Джехане и принцессе Мумтаз-Махал и обо всех других известных любовных историях. Я... я хотела бы столько же значить для мужчины.
Она поежилась под его пристальным изучающим взглядом и сказала для того, чтобы не выдать своих истинных чувств:
Надеюсь, это звучит не слишком романтично?
— Не слишком.
— Ты не ожидал подобного от девицы, увлеченной благотворительностью?
— Луиза…
— Ричард, спасибо за твой рассказ, — прервала Луиза, резко поднявшись. — Не знаю почему, но мне стало гораздо легче. Сначала я была, ну... несколько озадачена, а потом... потом я подумала, что было бы малодушием отказываться от шанса построить нечто серьезное из того, что мы явно чувствуем друг к другу. А теперь я знаю, что ты хочешь жить привычной жизнью, своими надеждами и мечтами, и я прекрасно могу делать то же самое.
— Что это значит? — нахмурился Ричард.
— Только то, что я разобралась во всем и готова вернуться к Нейлу, убедить его не переживать из-за наших с тобой отношений.
— Черта с два! — Ричард вскочил, пытаясь раздражением замаскировать свою растерянность.
Луиза отступила, споткнулась и упала бы, если бы он не подхватил ее.
— Все в п-порядке, — прошептала она, но Ричард не отпустил ее. — Почему ты так на меня смотришь?
— Потому что твои рассуждения кажутся мне непоследовательными и мне не нравится твоя решимость покончить со мной. Я считал тебя более здравомыслящей. Понимаешь ли ты, как редко встречается та великая любовь, о которой ты говоришь?
— Не понимаю и понимать не хочу! Множество мужчин любят безоглядно и не пасуют ни перед какими препятствиями. Мой отец, например, не женился во второй раз, так как не мог забыть мою мать! Это случается, Ричард!
— Черт побери! — Он обхватил ее за талию, притянул к себе, стараясь не задеть ее больную руку, и начал жадно целовать.
— Не надо… Ричард…
— Заткнись… Сравнишь это с Тадж-Махалом, а потом расскажешь мне.
— Негодяй, — прошипела Луиза. — Ты прекрасно меня понял.
— Ну да. Я понял, что ты витаешь в облаках. Луиза боролась несколько секунд, но все ее усилия оказались тщетными. Хватая ртом воздух после очередного поцелуя, она чуть не разрыдалась от отчаяния: несмотря на ярость, она не просто терпела его поцелуи — она сама пылко целовала его.
Пойманные в сети страсти, они забыли об окружающем мире. С каждым вдохом они поглощали головокружительный аромат друг друга, с каждым прикосновением тел — мощного мужского и податливого женского — желание все сильнее вспыхивало в них. Желание... в обоих кипело отчаянное желание абсолютной близости, желание довести эту схватку до победного конца…
— Луиза, если бы рядом была кровать, ты знаешь, что случилось бы сейчас, не так ли? — Ричард с трудом перевел взгляд с ее глаз на вздымающиеся под тонкой футболкой груди.
Прижав ее к себе, он почувствовал ответную дрожь ее тела, увидел пульсирующую голубую жилку на шее. — Мы бы не стали рассуждать, не стали бы сдерживаться, — продолжал он с сарказмом, как ей показалось. — Я бы раздел тебя, и ты бы сама предложила мне свое изумительное тело, раскрыла бы все его секреты, как уже случилось однажды. Разве все это мало значит?
— Все это значит только то, что ты хочешь затащить меня в постель, — хрипло прошептала Луиза.
— Как и ты — меня, — насмешливо возразил он. — Ты уже не помнишь, как это было?
— К сожалению, слишком хорошо помню. — Теперь она смотрела на него как на злейшего врага. — Все, с меня хватит. Ты — циник и видишь во мне лишь любовницу.
— Это ты притворялась, что ничего не случилось, — поддразнил Ричард, — и, между прочим, я не упоминал слова «любовница», потому что…
— Потому что ты даже не признаешь, насколько сильно от тебя веет одиночеством! Ни одна женщина в здравом уме не стала бы связываться с тобой…
— Простите нас, — раздался мужской голос, и, отпрянув друг от друга, они оглянулись: к ним приближалась парочка с завязанными глазами. — Мы не хотели мешать вам, но…
— Извините, — сказал Ричард. — Э... мы освободили дорогу, проходите, пожалуйста.
— Чудесный день! — с энтузиазмом, правда несколько наигранным, воскликнула женщина, на ощупь пробираясь мимо них.
— Чудесный, — хором согласились Ричард и Луиза, глядя вслед парочке, пока та не скрылась из виду.
— Интересно, как долго они ждали, прежде чем подать голос, — сухо заметил Ричард.
Луиза вспомнила все, что говорила, и покраснела. Ричард легонько коснулся ее пылающей щеки.
— Не волнуйся, они нас не видели.
— Они могут узнать наши голоса, — сдавленно прошептала Луиза.
— Мы их запомнили и постараемся держаться от них подальше.
— Ты забыл, что сегодня читаешь лекцию! Ричард тихо выругался, затем вдруг рассмеялся.
— Придется изобразить акцент.
— Не вижу ничего смешного!
— Я уже заметил, что временами ты теряешь чувство юмора.
— Потому, что именно я всегда оказываюсь в дурацком положении, — с горечью произнесла Луиза. — Правда, я не описывала твое тело в… в…
— Во всем его великолепии? Но я не врал, когда говорил о твоем теле.
— Перестань!
— Что ты предлагаешь?
— Вернуться.
— И обдумать, чего же ты хочешь на самом деле? Бороться со мной, спать со мной или со всех ног бежать домой к Нейлу? — спокойно спросил Ричард. — Мне кажется, ты еще ни в чем не разобралась.
Луиза с трудом подавила порыв ударить его.
— Видишь ли, это подает голос твое мужское самомнение.
— Не спорю, — спокойно согласился он. — И между прочим, если ты мечтаешь стать для кого-то любовью на всю жизнь…
— О, я больше никогда тебе не доверюсь, — процедила она сквозь зубы.
— Жаль. Я по-новому увидел тебя.
— И похоже, находишь меня смешной, — уныло прошептала она.
Ричард взял ее за руку и не отпустил, когда Луиза попыталась высвободиться.
— Не бойся, мое либидо под контролем. Она промолчала.
— И я вовсе не считаю тебя смешной…
— Ты язвил, ты сказал, что я витаю в облаках.
Ричард взглянул на нее, но она не заметила, так как шла, уткнувшись взглядом в землю.
— Луиза, великая любовь — редкость.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

загрузка...