ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Сразу все замечательно продумал. Он, Роман, поедет к ним на машине, Гастон пересядет к нему в машину, а по дороге он все расскажет графу, предупредит о том, что делается сейчас в моем доме. Я же ни Арману, ни Монике пока ничего о Гастоне не скажу. Сюрприз — так сюрприз! Слишком уж этот Арман самоуверенный, не мешает немного сбить с него спесь.
Возвращаясь в столовую, постаралась немного притушить блеск, который прямо-таки излучала — в зеркале увидела, да видно не совсем, ибо Моника, отвлекшись на минутку от Армана, мимоходом заметила, что, должно быть, я получила хорошее известие — вон как сияю. Арман снисходительно-издевательски опять пробурчал что-то о моих многочисленных любовниках, наверняка угадав Гастона, но считал — тот звонил из Парижа. Я не поддержала разговора в таком тоне, но Арману было на это наплевать, он продолжил парижскую тему, тем более что Моника была знакома с Эвой и Шарлем Борковскими и знала, что у меня дворец в Монтийи, так что было о чем поговорить. Арман завёл разговор о графе де Монпесаке и сообщил Монике с явным расчётом на меня, будто граф на уикенд собирается куда-то смотаться, наверняка в приятном дамском обществе. Услышав глупые инсинуации, я чуть было не расхохоталась, но сдержала себя, мстительно представив, какое глубокое разочарование ждёт его.
При одной мысли, что Гастон вот-вот будет здесь, я пришла в шампанское настроение и вспомнила о шампанском, наверняка же оно имелось в доме. Опять извинившись, оставила ненадолго гостей и сбежала в кухню, где ужинали Сивинские. Они уже знали о новом госте, Роман успел сообщить, поэтому не удивились, когда я велела сунуть в морозильник бутылку шампанского, после чего вернулась к гостям.
Моника сразу почувствовала — атмосфера изменилась и с готовностью окунулась в неё. Арман тоже оживился. А я прямо-таки читала его мысли: решил, сплетня о Гастоне изменила моё отношение к графу, поэтому я приму его, Армана, ухаживания и уже начала — вон какая оживлённая, улыбающаяся, и в кухне явно заказала вкусный ужин с вином. И видимо, я решила таким образом отомстить неверному Гастону, избрав орудием мести его, Армана. Паршивец весь расцвёл, и надо ему отдать справедливость — талантлив, подлец: одновременно принялся охмурять и Монику, и меня, делая это артистически. Каждая имела все основания думать — только она интересует красавца.
Передо мной на стене висели часы, я незаметно поглядывала на них. Роман уехал тайком, мы не видели и не слышали его машины, поэтому когда через полчаса ворота осветили яркие автомобильные фары, все были очень удивлены.
— Опять гости? — весело вскричала Моника, явно пребывающая в восторге от столь приятного вечера, хотя и многого не понимавшая.
— О, всего один человек! — смеясь ответила я, уже не сдерживая радости, и кинулась встречать этого человека.
Уж не знаю, понял ли Роман моё желание устроить сюрприз гостям или просто по собственному почину, но он постарался проехать так незаметно, чтобы из окна столовой мы больше не видели машину. На нижней террасе я бросилась в объятия Гастона, наплевав на приличия. Тот, страстно обнимая и целуя меня, только приговаривал:
— Должно быть, не обошлось без вмешательства сил небесных, я как-то сразу сорвался и к тебе кинулся, и вот…
И отпустив меня, он вытащил из кармана брюк маленькую коробочку и раскрыл её передо мной.
Вряд ли когда в жизни испытала я большее счастье, чем в тот момент, когда он надел мне на палец кольцо с брильянтом в окружении рубинов.
Под руку с Гастоном я появилась в дверях столовой.
— Моника, познакомься, Гастон де Монпесак, мой жених. Мужчины, кажется, знакомы?
Моника пришла в восторг, вот уж поистине вечер сенсаций! Арман прекрасно владел собой, лишь на мгновение сжались челюсти, но он тут же принял прежний беззаботный вид. Нет, я должна все-таки отомстить ему!
— Вы правы, Гастон действительно оказался в приятном дамском обществе, — с милой улыбкой заметила я.
Ах, как же легко стало на душе, как я была счастлива! И уже не думала об опасностях, пусть все катится куда подальше, для меня главное — Гастон рядом! Арман не стал настаивать на том, чтобы непременно устроиться у меня в доме, хотя я заранее решила — если останется, невзирая ни на какие приличия запрусь в спальне с Гастоном! Я напрасно беспокоилась: Моника сделала своё дело. Бедная пани Танская прошлого века! Да располагай она такими возможностями и такой свободой, как Танская конца двадцатого века, она произвела бы фурор, какой и не снился её современницам.
Ну как она могла вести машину после такой прорвы выпитого шампанского? Поскольку Арман тоже себя не ограничивал, пришлось Роману посадить обоих в свою машину, переложив в её багажник чемоданы Армана, и отвезти их к дому Моники.
И наконец после всех треволнений я осталась наедине со своим Гастоном.
* * *
— Звоню, чтобы поблагодарить, — сказала наутро Моника. — Парень — слов нет! Просто удивительно, как ты могла отказаться от него. Хотя твой тоже весьма, весьма… Так вы женитесь?
— Да, в октябре свадьба.
— И такой перстень обручальный! Он у тебя что, миллионер?
— Не знаю, мне все равно. Но уж во всяком случае не бедняк.
— Дай вам бог счастья! А ещё хочу сказать спасибо за вчерашний вечер, знаешь, ничего более потрясающего мне ещё не доводилось видеть, прямо спектакль! С эффектами и неожиданностями. И носом чую — здесь что-то кроется. Второе дно, я права?
Я прекрасно её понимала и пообещала рассказать обо всем, как только представится случай. Она высказала пожелание, чтобы случай представился сегодня во второй половине дня, когда они оба с Арманом приедут ко мне, ведь у меня остались их машины. Я не возражала, сейчас мне ничто не могло испортить настроения.
С Гастоном мы порешили: в брак вступаем здесь, то есть в Польше. Так, кажется, у нас положено, по месту проживания молодой, Роман ещё проверит в понедельник в местном загсе. Я настаивала и на венчании в костёле, как вдова имела право. Гастон тоже, он хотя и разведённый, но в первом браке не венчался, так что никаких препятствий.
За завтраком, надо признаться — довольно поздним, Гастон рассказывал мне:
— Теперь не буду скрывать, работал я днями и ночами, без перерыва, чтобы на пару деньков вырваться к тебе. В заказах у нас теперь нет недостатка, такое впечатление — набросились со всего света. Мой партнёр, ну ты знаешь, Жан-Поль, себя не помнит от радости, ему очень нужны деньги на операцию жены, а он живёт только на зарплату, не то что я. Так что хоть на денёк оставить бизнес — проблема. Я и не мог, но тут… ладно уж, не буду скрывать… просто не понимаю, что со мной сделалось, до того захотелось тебя увидеть немедленно — сил нет! И такое ощущение, если немедленно к тебе не кинусь — навеки тебя потеряю, представляешь? Прямо себя не помню, а тут ещё пани Ленская мне про Гийома рассказала, ну я подхватился и больше не боролся с собой. Конечно, и бизнес оставить рискованно, Жан-Поля одного, но как подумаю о тебе — все остальное не в счёт.
В упоении слушала я исповедь любимого и не заметила, как от признаний он перешёл к конкретным проблемам. Ну, скажем, где мы будем жить, когда поженимся. У меня здесь родина и дом, у него во Франции работа и мастерская, соглашусь ли я жить в Париже? Он уже, правда, подумывал над тем, чтобы открыть в Варшаве филиал своей фирмы, будет проводить здесь много времени, но тогда придётся жить на два дома.
Упоение не помешало мне проявить немного ума и не признаться, что с ним я бы согласилась жить хоть на Северном полюсе, в лесном шалаше и даже на Луне, а два дома меня не пугают, могу и двадцать содержать. Вот бы налеталась самолётом! Ведь уже давно мечтаю, а все не получается. Но и про самолёты догадалась умолчать, хотя они очень облегчают жизнь, вон Гастону на все про все понадобилось немногим более трех часов для того, чтобы добраться от Парижа до моего польского захолустья.
Тут приехали Моника с Арманом, посидели недолго, забрали свои машины и умчались. Моника напомнила о завтрашнем гарден-парти — приёме, который устраивала в садике. Поеду с Гастоном, не заметил бы, что собравшиеся мои друзья и знакомые совсем мне незнакомы. Ну да как-нибудь обойдётся.
И только к ночи мной овладело беспокойство. Дошло — уж слишком спокойным и довольным выглядел Арман, с чего бы это? Ведь от меня ему пришлось отказаться, поставил, так сказать, на мне крест. Неужели и на своих надеждах тоже? Ведь Моника Танская совсем не богата, не мог он столь легко отказаться от моих богатств. Тогда… тогда поставил крест на Гастоне?! Решил его убрать?
Такое ужасное подозрение я просто физически не могла вынести одна и поделилась им с Гастоном. Тот не очень обеспокоился, даже и меня пытался успокоить, доказывая, что новое убийство было бы для Армана последней каплей… последним гвоздём в крышку его гроба, слишком много у полиции на него материала. И Арман не кретин, понимает, небось, что таким путём не заставит меня выйти за него, да и вообще никакой пользы ему от нового убийства не будет, ведь моё завещание лишает его всех надежд на наследство. Вроде бы все логично, но не могла я отделаться от тревоги. И потребовала от Гастона проявлять осторожность. Сознаю, глупо, ну как он мог её проявлять? Не ездить на машинах? Не ходить по улицам — кирпич на голову свалится? Не есть и не пить?
Пусть глупо, но я боялась Армана и ничего не могла с этим поделать!
А тут ещё этот приём у Моники.
На этот приём Гастон отправился охотно, заявив, что жаждет узнать моё польское окружение. Я и сама жаждала, ведь среди них были какие-то мои дальние родственники. Гастон утверждал — и его тоже, даже упоминал какую-то тётку, проживающую в Колобжеге. Старушка уверяла — морской климат ей полезен, ни за что не хотела переселяться в Варшаву. Я тут же заверила Гастона: как поженимся, обязательно навестим старушку.
Сердце замирало, когда я входила в садик Моники. Небольшой, намного меньше моего, но очень миленький и благоустроенный. Ко мне сразу бросилась какая-то молодая особа — очень знакомое лицо, но никак не могу припомнить… Выяснилось, что это — Иола Бужицкая, её предками по женской линии были Порайские. И эта Иола принялась меня горячо благодарить за умные советы, которые я ей, оказывается, давала, когда она разводилась с Янушеком. А Доминик Вонсович оказался так похож на моего давнего поклонника барона Вонсовича, что если бы не очки, я бы не сомневалась — он, барон Вонсович! Стараясь меньше говорить и больше слушать, я постепенно выявила и остальных знакомых.
Роль хозяина домика играл Арман, чему я обрадовалась чрезвычайно. Значит, у Моники в данный момент не было постоянного партнёра, тем прочнее будет их связь. Ну прямо как сто пятнадцать лет назад. Впрочем, ну их, эти сто пятнадцать лет! Да здравствует современность!
В общем и целом вечер прошёл очень приятно, мы с Гастоном беззаботно развлекались, все были в чудесном настроении.
На следующий день Гастон уехал не с самого утра, а, по настоянию Романа, лишь после того, как мы с ним, Гастоном, подали документы на оформление брака в наш районный загс. Тут следует упомянуть о том, как я напереживалась, вспомнив, что на моей метрике и на свидетельстве о смерти мужа проставлены даты, относящиеся к прошлому веку. Доставая документы из папки, Роман успокоил меня взглядом. Все документы оказались в полном порядке, уж и не знаю каким чудом.
Удалось договориться и с ксёндзом в ближайшем костёле. Теперь я знала: оформление гражданского брака состоится семнадцатого, а венчание в костёле восемнадцатого октября.
Оформив все, что надо, Гастон улетел в Париж. Мы с Романом провожали его на Окенче. Впервые увидела я вблизи самолёты, и стоящие на бетонных плитах аэродрома, и садящиеся на них. И все время судорожно цеплялась за рукав Романа. Без него вряд ли вообще смогла смотреть на такую страсть!
Гастон улетел, Арман же остался, но я больше его не боялась. Защитой мне служила копия завещания в ящике моего письменного стола, а Гастону он и вовсе не мог угрожать на расстоянии. Все говорило о том, что Моника Танская крепко держит его в руках, да пошлёт ей Господь силы и здоровья.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...