ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Он внимательно посмотрел на меня и осведомился, как будто его интересовало
мое здоровье.
- Как вы себя чувствуете?
- Ничего, - с трудом выдавил я из себя.
- Это было лишнее. Нам надо было просто поговорить с вами. Все могло
произойти в дружеской обстановке, - улыбнулся он. - Сейчас мы вас
развяжем.
Луи ткнул полотенцем в мою сторону.
- Черт возьми, чего вы так носитесь с ним? Надо заставить его
говорить! - Заткнись, - Эд даже не перестал улыбаться. - Вам повезло, что
я здесь. Луи очень горячий и вспыльчивый человек.
Я промочал.
- Очень неприятно, мистер Хаммер, что вы убили Тоди. Мы его очень
ценили.
- Вы все подонки, - выдавил я из себя.
Эд откинулся в кресле.
- Не надо объяснений, мы не в полиции. Если его убили вы, это ваше
дело, а мне необходимо кое-что другое. Где это?
Губы мои распухли так, что было больно разговаривать.
- Понятия не имею, что вам надо.
- Напомни ему, Луи.
И он поудобнее уселся в кресле, с удовольствием куря сигарету. На
этот раз Луи не стал молотить меня ногами, он просто обмотал мокрое
полотенце вокруг кулака и начал тщательно обрабатывать со всех сторон.
Последствия первого избиеня были еще так свежи, что я снова потерял
сознание.
- Теперь вы вспомнили? - металлическим голосом поинтересовался Тенн и
звук его голоса молотом отдался в моей голове.
Я мог лишь отрицательно качнуть головой, и сразу же меня ударили
кулаком. Удары сыпались один за другим, все заволокло болью, а в
промежутках с трудом смеялся и даже улыбался, сам того не осознавая. Даже
молодчикам с дубинками надоело это дело и они стрались глядеть в сторону.
Эд стукнул тростью по полу.
- Довольно! Он уже ничего не соображает и ничего не чувствует. Пусть
он посидит и подумает несколько минут.
Луи уже измотался от непосильной работы. Воздух со свистом вырывался
из его пасти, а подбородок был покрыт кровью. Он отошел в сторону и уселся
за стол, массируя натруженную руку. Но сеячас он был счастлив.
- Я не убивал Линка, - наконец, пробормотал я.
- Это неважно, убили вы его или нет. Мне необходимо то, что вы
забрали из его квартиры.
Луи закашлялся и сплюнул кровью на пол. Потом он скривился, засунул
пальцы в рот и вытащил пару обломков зубов. Подняв голову, он пробуравил
меня взглядом.
- Я убью этого сукиного сына!
- Вы будете сидеть и молчать, - заявил Тенн. - И сделаете то, что я
скажу.
Луи вскочил и рванулся руками к глотке Тенна, точно хотел разорвать
его на части. Но Эда не так-то просто было напугать: пистолет был уже в
его руке. Луи замер: его гнусная физиономия исказилась от бешенства.
- Будьте прокляты вы и вся ваша вонючая шайка!
- НЕ шепелявьте, Луи. Сидите!
Гриндл опустился на стул и вновь уставился на осколки зубов на
ладони. Ведь он так гордился своими красивыми, ослепительно белыми зубами.
Он кинул их на стол и не мог отвести от них глаз. Потом он стал ощупывать
десны языком, как будто еще не верил в случившееся - злоба его была
песпредельна. Сейчас он не спускал с меня пистолета и, ослепленный
бешенством, Луи мог натворить сейчас что угодно.
- Черов сукин сын, чтоб ты сдох! - проклинал он меня. Затем он
принялся в ярости бить кулаком по столу. - Черт возьми, этого не случилось
бы, если бы я действовал по-своему! Я прикончил когда-то Фаллона и его
шлюху, потом этого вонючего Линка и никогда со мной такого не случалось. Я
убью тебя, мразь!
Я поднял голову и обвел присутствующих взглядом.
- Вам вставят новые зубы, еще красивее, Луи, - вежливо и спокойно
проговорил Эд. Он всегда отличался вежливостью.
- Вы ужасный шалун, мистер Хаммер. Вы ударили по самому больному его
месту - по его тщеславию.
- А вам что до этого, Эд?
- Люди должны сочувствовать друг другу.
- Конечно, - усмехнулся я, хотя это движение и причинило мне боль. -
Я вам тоже сочувствую и буду сочувствовать, когда вас постригут для
электрического стула.
- Я думаю, - пробормотал он, когда Луи вернется, пусть он займется
вами по-своему.
- Как в добрые старые времена... когда Фаллон пытал горящими
сигаретами и раскаленными щипцами.
Эд нахмурился.
- Хватит болтать и говорите сразу, где "это"?
- Что "это"?
Луи все еще полоскал полость рта, и не повернув головы, Эд обратился
к здоровяку:
- Покажи ему, Джонни.
Мастодонт быстро подошел ко мне. Под его рубашкой были заметны
выпирающие мускулы. Быстрое движение кулака и я вновь отключился. Холодная
вода привела меня в себя. Промежутки между раундами стали увеличиваться.
Джонни прохрипел:
- Он готов, Эд. Я думаю, он не знает, о чем вы его спрашиваете.
- Должен знать! - Эд сердито стукнул тростью об пол. - Добавьте еще.
И опять повторились водные процедуры. Вода смыла кровь с моих глаз и
я снова стал зрячим, и это достаточно прояснило мою голову.
Эд заметил, что я очнулся. Он держал в руке зажженную сигарету и
задумчиво разглядывал горящий кончик.
- Вы меня слышите?
Я лишь кивнул в ответ.
- Советую вам понять, так как я спрашиваю вас в последний раз. Лучше
вспомните... Ведь если вы сдохнете, то уже ничего не сможете сделать.
- Скажите... какого черта... вы хотите?
- Вы отлично знаете, что я имею в виду. Вы с самого начала ввязались
в это дело и у вас уже возникли неприятности с полицией, мистер Хаммер.
Хотя вы и частный дедектив, но вы уже прикончили немало людей, и по-своему
тоже жестоки и безжалостны, как и я... ну, может, не так умны. Поэтому я
сижу тут, а вы там. Ну что ж, можете хранить это для могилы. Я не
сомневаюсь, что вы спрятали его где-нибудь в укромном месте, но после
вашей смерти никто не сможет этого найти. Ну, мне пора, Джонни. Посмотри,
где там Луи?
Парень вышел за дверь и через минуту вернулся.
- Он в постели, и его тошнит.
- Тогда оставьте его в покое. Развяжи этого типа.
Веревки спали с моих рук и ног, но я не мог шевельнуться. Они
подождали, пока у меня восстановится кровообращение. Когда я зашевелился,
Джонно рывком поднял меня на ноги.
- Что с ним делать, Эд?
- Что угодно! Мартин, отвезите меня в город, мне все уже надоело.
Коротышка отсолютовал двумя пальцами и подождал, пока Эд возьмет в
руки шляпу и трость. Из него вышел бы отличный слуга. Он открыл перед Эдом
дверь и даже придержал его за локоть на ступеньках. Через минуту заработал
мотор и машина уехала.
Джонни схватил меня за воротник и приставил пистолет к спине.
- Вы слышали, что вам было сказано? - заворчал он и принялся толкать
меня к двери.
Я был еще очень слаб, но управлять машиной еще мог. Джонни уселся
рядом, прижавшись к дверце и держа пистолет в руке. Я попросил закурить и
он угостил меня сигаретой. Вновь я использовал прикуриватель на щитке
машины. Когда я докурил, Джонни дал мне еще одну и засмеялся, когда
заметил, как трясутся у меня руки, когда я сначала опустил стекло машины,
а потом поднял его, чтобы выкинуть окурок. Он все еще продолжал смеяться,
когда я резко свернул в сторону по его приказу.
Наконец, Джонни приказал мне остановиться и мои руки бессильно
повисли по бокам. На мгновение он отвел от меня взгляд, чтобы взяться за
ручку двери, и больше ему уже не пришлось смеяться. Раз пять я разрядил
ему в голову свой 32-й, вытащенный из ботинка и, распахнув джверь
автомобиля, я выпихнул его на дорогу, успев, правда, выхватить из его рук
свой пистолет. Когда я разворачивался, лучи фар осветили его тело, которое
все еще трепетало в агонии. Наверняка его уже поджидали черти в
преисподней.
Уже начало светать, когда я подкатил к уже знакомому дому. Та же
дорога, поросшая травой, и машина у входа. Выключив двигатель, я вылез из
машины. Около дома стоял уже не пикап, а та машина, которая привезла моих
конвоиров, когда они взяли меня в моем доме. Я понял, кто сейчас находится
в доме. Коротышка, которого Эд Тенн назвал Мартином, вернулся за Луи
Гриндлом. Я обошел вокруг дома и остановился под окном спальни. Было
слышно. как Луи ругается с парнем, крича, чтобы тот перестал трясти его.
Я заглянул в окно, но там не было света, а шторы не позволяли видеть
внутреннее убранство и людей. Снова послышался плеск воды и какие-то
неразборчивые слова. Луи удалился вглубь дома, и я попытался
воспользоваться этим шансом. Скользнув вдоль стены, я приблизился к
входной двери. Почва была мягкой, но я все равно старался двигаться как
можно безшумнее. Пригнувшись, я одной рукой взялся за ручку, держа
пистолет в свободной руке.
Ручка повернулась совершенно безшумно: какой-то благодетель совсем
недавно смазал ее, и я приоткрыл дверь. Она также безшумно открылась.
Затаив дыхание, я скользнул внутрь и прикрыл за собой дверь. Переведя дух,
я двинулся дальше. Сердце стучало так громко, отдаваясь в ушах, что я
опасался, что меня услышат. Мои ноги были еще слабы, а пистолет слишком
тяжел, чтобы я чувствовал уверенность в своих силах. Наконец, я с трудом
проедолел слабость, охватившую мое тело. Сейчас нельзя расслабляться!
Необходимо получить ответ из разбитого рта Луи. Я зашатался и, стараясь
удержаться рукой за стену, двинулся, но рука соскользнула и упершись в
дверь чулана, захлопнула ее.
Тихо... очень тихо... совсем тихо...
Совсем рядом слышалось чье-то дыхание. Человек находился рядом,
вероятно по другую сторону кресла. Навеное, он тоже слышал меня, но не
затаился. В другом конце комнаты раздался легкий шум и голос рядом со мной
прошептал: "Он здесь".
Выстрел ослепил и оглушил меня, и сразу же раздался крик и чьи-то
проклятия. В ответ раздалось два выстрела и тяжелый звук падающего тела.
В темноте раздался голос Луи:
- Я прикончил этого сукиного сына, - он все еще шепелявил. Затем он
вышел из-за кресла и я увидел его силуэт на фоне окна.
- Вы пристрелили своего человека, Луи, - мягко сообщил я ему.
Луи судоржно задергался. Он одновременно хотел упасть на пол,
выстрелить в меня и обругать. Но он ничего не успел сделать, так как я
застрелил его, заставив замолчать на веки вечные, но я так ничего и не
узнал, обругав себя за это последними словами.
Снаружи уже рассвело и было раннее утро. Я с трудом доплелся до
машины и с еще большим трудом выехал на шоссе. Тут судьба улыбнулась мне.
На шоссе мне попался мужчина, который голосовал, чтобы его подвезли. Я
решил доверить ему руль. Увидев, в каком я состоянии, он сразу же
согласился.
Мне он не завидовал. И я тоже себе не завидовал, можете мне в этом
поверить.

9
Кто-то тронул меня за руку, и я открыл глаза. Мы уже были на боковой
улочке рядос с восьмой авеню. Парень, сидевший за рулем, дергал меня за
рукав. Мой единственный глаз удивленно смотрел на него.
- Эй, приятель, вы что решили помереть? Я уже полчаса расталкиваю
вас.
- Сколько времени?
- Половина девятого. Как вы себя чувтвуете?
- Скверно.
- Может, мне позвонить кому-нибудь?
- Не надо.
- Ну ладно, мне еще надо успеть на автобус. Вы уже пришли в себя?
Если вам очень плохо, то я могу отвезьти вас куда нужно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...